Анекдот о графе Аракчееве /Сообщ. Вологдин // Исторический вестник, 1880. – Т. 3. – № 10. – С. 429-430.

 

Анекдот о графе Аракчееве.

 

В „Пермских Губернских Ведомостях" г.  Вологдин  разсказывает следующий анекдот о графе Аракчееве:

 

В первые годы царствования императора Павла, в Петербурге проживала одна бедная вдова—чиновница, обладавшая уменьем гадать над чашкою кофе. Раз она приглашена была показать свои фокусы в небогатом дворянском доме, где пришлось быть двум-трем офицерам. Когда дамы, охотницы до гаданья, удовлетворили свое любопытство, присутствовавший тут артиллерий поручик выразил желание узнать от ворожеи, что ожидает его в будущем? Ворожея налила в чашку кофе, долго глядела на нее, наконец отворотилась, видимо изумленная чем-то необыкновенным.

— Ну, что? спрашивает поручик.

Женщина снова посмотрела в кофе и снова отворотилась молча, с явным испугом на лице.

 

 

430

Поручик, повторив свой вопрос, прибавил:

  Вы, сударыня, не отлагайте сказать правды, какова бы она ни была,—

я не струшу.

  Не смею выговорить, робко отвечает Сивилла.

Офицер настаивает. Наконец получает ответ, чуть не  с испугом:

  Вы будете... вы будете... хоть и не царь, а что-то в роде того... Компания   гостей  апплодировала  поручику,  совершенно  растерявшемуся

при столь оригинальном предсказании. Скрепя сердце, он тоже засмеялся, но продолжал мучить словами любопытства бедную колдунью.

Прошло много лет после этой сцены. Чиновница состарилась в нищете и думала уже о другой жизни. В одно утро является в ея квартиру ливрейный лакей и просит пожаловать вместе с ним к военному министру Алексею Андреевичу Аракчееву. Старушка растерялась. Лакей вежливо повторил приглашение и как мог старался успокоить бедняжку. Делать было нечего, старуха собралась и поехала в присланном от графа экипаже.

Войдя в приемную министра, она решительно не знала о чем ей предстоит объясняться с знаменитым вельможей. Вскоре повели ее в кабинет его сиятельства. Только лишь переступила она порог, сидевший у письменнаго стола граф сам милостиво заговорил:

  Здравствуй, старая знакомая!

Старуха сделала глубокий поклон в ожидании дальнейших слов.

  А помните ли, как вы ворожили в доме у таких-то?

  Извините, ваше сиятельство,  не могу привести  себе на память этого случая.

  Ну, да дело не в том; скажите-ка,  имеете ли вы какое нибудь  состояние?

Ободренная ласкою, чиновница созналась в своей крайней бедности, но от просьбы о помощи удержалась.

  Вот что я вам предложу, говорит   Аракчеев:—переходите  ко мне в дом, получите здесь комнату, стол,—и живите себе покойно.

Старуха залилась слезами и готова была упасть в ноги благодетелю.

  Не плачьте, не плачьте; еще спрошу вас имеете вы родных?

  Имею, ваше сиятельство, одного только внука,  молодого человека, который обучался в горном корпусе,  а ныне  служит  по  горной  части  в Перми.

  Какую он занимает должность?

  Находится, пишет  мне,   в   канцелярии  берг...  берг-инспектора,— извините, не умею назвать.

  Хорошо, я позабочусь и о нем.

Старуха снова начала плакать и благодарить за милости.

Чрез несколько дней старуха переселилась к благодетелю и поступила под покровительство сожительницы графа, пресловутой Настасьи.

В 1822 году пермский берг-инспектор Андрей Терентьевич Булгаков получает из Петербурга письмо такого содержания: „В канцелярии вашей, милостивый государь, состоит на службе практикант горнаго корпуса Сальмирский. Примите участие в судьбе этого молодаго человека, я прошу вас, и дайте ему классную должность, какую он по способностям и поведению заслуживает". Подписано: „Граф Аракчеев". Булгаков не опомнился при виде последних словъ подписи. Сальмирский немедленно потребован на-лицо и спрошен: каким образом он известен военному министру? Практикант отвечал, что не знает и что никогда и ни через кого не мог быть известен графу Аракчееву!

 

 

Hosted by uCoz
$DCODE_1$