Кеммерер Е.А. Вооружение, приписываемое Лжедмитрию I, хранящееся в царскосельском его величества арсенале // Русская старина, 1872. – Т. 5. - № 2. – С. 330-334.

 

ВООРУЖЕНИЕ, ПРИПИСЫВАЕМОЕ ЛЖЕДИМИТРИЮ I,

ХРАНЯЩЕЕСЯ В ЦАРСКОСЕЛЬСКОМ ЕГО ВЕЛИЧЕСТВА АРСЕНАЛЕ*)

 

Царскосельский арсенал, в коем помещается собрание оружия Государя Императора Александра Николаевича, принадлежит к числу богатейших, если не к самому богатому в таком роде собраний. Не говоря о средневековом оружии, я только упомяну поверхностно о богатстве и отчетливой отделке, в художественном отношении, оружия и вооружений, принадлежащих к лучшей эпохи времен возрождения, где имеются на лицо представители почти всех замечательнейших оружейников Германии, Италии и Испании того времени, как-то: Клеменс Горн, Иоган Вундес, Каспар Нейрейтер, братья Кухенрейтер, Андреа Феррара, Франциск Мазароли, Джиовани Батиста Франчини, Лазаро Лазарино, Лазарино Коминаццо, Иоанн

*) Статья эта читана была в вечернем заседании 2-го археологическаго съезда в С.-Петербурге, 17 декабря 1871 года, Заведывающим Собственными Его Величества библиотеками и арсеналами д. с. сов. Е. А. Кеммерером.

Ред.

 

 

331

Пичини, Себастиан Хернанез,  Томас Деаяла,  Хуан   Мартиниз, Базилио Эскаланте и многие другие.

Но в чем особенно замечательно вышеупомянутое собрание - это есть число, необыкновенное разнообразие и роскошная отделка восточнаго оружия, которое едва ли возможно где-либо встретить в таком блистательном и полном составе, как в царскосельском древле-хранилище. Восточный отдел, помещающийся ныне в четырех залах арсенала: албанской, турецкой, индо-персидской и индо-мусульманской, и численность оружия коего простирается почти до 3,000 экземпляров, особенно обогатился и пополнился чрез приобретение по Высочайшему повелению, в 1861 году, в Париже собрания восточнаго оружия, принадлежавшаго князю Петру Салтыкову, заключавшее между прочим самый редкий выбор богатейшаго оружия персидскаго, индусскаго, бирманскаго, с островов: Цейлона, Суматры, Борнео, Целебеса и Явы, из Китая и Японии. В этих превосходных экземплярах видно все неподражаемое искусство восточных мастеров, как в отношении оригинальности сюжетов, изящности форм и богатства украшений, так и по чудному совершенству работы до самых мельчайших подробностей.

Отдел древне-русскаго оружия хотя относительно говоря не столь богат, как предыдущее отделы, однако в нем находится различное оружие и вооружения русскаго производства, имеющее высокий исторический интерес, и мы, для примера, укажем лишь на некоторые из этих экземпляров, а именно: юшман князя Владимира Андреевича Старицкаго, поясные ножи: бояр Никиты Ивановича Романова и Дмитрия Ивановича Годунова, охотничий нож императора Петра Великаго, сабли: боярина и конюшего Д. И. Годунова и малороссийскаго гетмана И. С. Мазепы, сабельныя полосы, принадлежавшия императору Петру Великому и князю Дмитрию Михайловичу Пожарскому, и проч. и проч. Большая часть этих превосходных образчиков отечественнаго оружейнаго мастерства описаны и изданы в свет в иллюстрированном издании о царскосельском арсенале, предпринятом с высочайшаго разрешения в 1868 году, и коего два последние выпуска отпечатаны в мае текущаго года.

К сожалению, план этого издания был окончен и рисунки к оному были уже изготовлены, когда русский отдел обогатился поднесенными Его Величеству в 1870 г., во время Высочайшаго пребывания в Эмсе, камер-юнкером А. И. Базилевским, некоторыми отдельными частями параднаго рыцарскаго вооружения, которое по всей вероятности заказано было в Германии для Лжедимитрия. Имея в виду не только художественную отделку этих частей вооружения

 

 

332

но и несомненный исторический интерес оных, мне весьма приятно поделиться с вами, м. г., о моих по сему предмету предположениях. Находящияся на оных геральдическия эмблемы ясно доказывают, что броня эта долженствовала быть изготовлена в самых последних годах XVI-ro или в начале XVII-гo столетия для одного из русских царей той эпохи.

Вышеупомянутыя отдельныя части этого параднаго вооружения состоят из двухъ наручей (brassards) и двух длинных набедренников (cuissards), состоящих из 14 пластинок. Оне выделаны из вороненаго железа и украшены травленными крепкою водкою и вызолоченными полосками, коих богатый рисунок представляет различные разводы, воинския арматуры и овальные медальоны, вмещающие в себе царскаго двуглаваго орла, увенчаннаго одною открытою короною о пяти концах с возвышающимся над оною крестом, и обремененнаго на персях щитком с московским всадником. Прикрытие коленнаго сгиба (genoullieres) и налокотники (cubitieres) украшены теми же царскими орлами, имеющими на персях в щитке московскаго всадника.

Большия оплечья в виде опахала (epaulieres en eventail) с продолжением на спинном прикрытии, украшены с обеих сторон большими кружками с царским двуглавым орлом того же типа как предыдущее, окруженные 13-ю маленькими кружками, из коих первый, т.-е. верхний кружок, вмещает в себе длинный греческий крест, по сторонам коего видны орудия страданий Господа нашего Иисуса Христа, а другие 12 кружков—гербы царств и государств, упоминаемых в царском титуле, а именно: 1) Новгородский, 2) Каыанский, 3) Астраханский, 4) Псковской, 5) Смоленский, 6) Тверской, 7) Югорский, 8) Пермский, 9) Вятский, 10) Болгарский, 11) Нижегородский и 12) Черниговский.

Судя по всему складу и по стилю вооружения с симметрическими оплечьями, а также по способу выделки онаго, оно должно непременно принадлежать к последним годам XVI-гo или к началу XVII-ro столетия; тип же рисунка полосок и вся орнаментация, вытравленные посредством крепкой водки, т.-е. род работы, которою отличались преимущественно немецкие граверы и оружейники, дают повод к предположению, что вооружение это изготовлено в Германии.

Но то, что в особенности придает этому замечательному вооружению исторический интерес, это царские орлы и гербы, которыми оное украшено, потому что те же самыя геральдическия эмблемы видны на лицевой стороне большой царской печати царя и великаго князя

 

 

333

Иоанна Васильевича Грознаго (1533 f 1584) и которая приложена к двум договорным граматам 1583 и 1584 годов, хранящимся по настоящее время в королевском архиве в Стокгольме. Об этой печати барон Кене упоминает в своем сочинении: „Notices sur les sceaux et les armoiries de la Russie". l part. Berlin 1861. pag. 11—14, а г. Лакиер в своем замечательном труде: „Русская Геральдика" С.-Петербург 1853 г. часть II, таб. XV,—обнародовал верный с оной рисунок.

Царь Феодор Иоаннович (f 1598), Борис Годунов (f 1605), Феодор Борисович Годунов (f 1605) и Лжедимитрий (20 июня 1605 f l7 мая 1606 г.), употребляли для оффициальных сношений лицевую сторону большой царской печати Иоанна Грознаго, так что ежели сопоставить непродолжительное время царствования Лжедимитрия, работу и весь склад описываемаго вооружения, которое относится уже, судя по стилю, к эпохе упадка красивых рыцарских доспехов и знаменнтаго искусства панцырнаго дела а также основываясь на типе геральдических рисунков, коими оне украшены, то возможно бы было сделать почти достоверное предположение, что вышеупомянутые наручи и набедренники составляли часть параднаго рыцарскаго вооружения, заказаннаго в Германии для Лжедимитрия, но по случаю скорой его смерти (он погиб в Москве, как известно, 17 мая 1606 года), это вооружение вероятно не было вполне даже окончено, а отдельныя части онаго остались в руках мастера, которому сделан был заказ, и сохранились за границею по настоящее время.

Для большей ясности и в доказательство моего предположения неизлишним считаю упомянуть еще о следующем: 1) что если уже на царя Бориса Годунова сильно жаловались, что он начал подражать чужестранным обычаям и вообще любил иностранцев, то гораздо более поводов к таким нареканиям подавал Лжедимитрий, который, проведя часть жизни своей за границею, пристрастился к тамошним обычаям и старался ввести оные в русский быт; 2) что несколько маленьких печатей, которыми печатал Лжедимитрий (см. Собр. Госуд. Грам. и Догов, т. II. таб. 229, 257 и 280; Лакиер ,,Русск. Геральд." т. II таб. XVI) несомненно гравированы были за границею, а также серебряныя медали, которыя, судя по работе и по геральдическому типу двуглаваго орла, были выбиты в Германии, и 3) что, судя по рисунку царскаго орла, который увенчан лишь одною короною и не держит еще в лапах ни скипетра, ни державы, вышеописанное вооружение долженствовало быть изготовлено ранее 1613 года, потому что с избранием на вcepoccийский престол державнейшаго и ныне благополучно царствующаго дома Ро-

 

 

334

мановых, царский двуглавый орел иногда изображается увенчанным уже тремя коронами, и держащим всегда в лапах скипетр и державу, как это ясно видно на. броне, принадлежавшем царю Михаилу Федоровичу, хранящемся в московской оружейной палате, и имеющее наведенную золотом надпись, из коей явствует, что эта броня изготовлена в царской мастерской палате по приказу крайчаго Михаила Михаиловича Салтыкова, мастером Дмитрием Коноваловым в 29 день июля 7124/1616 года.

Вопрос о происхождении Димитрия Самозванца по cиe время еще окончательно не решен нашими историками; много есть свидетельств в пользу его прав на наследство русскаго престола, но еще больше доказательств против его. Мы не станем на стороне первых, которые, как иностранцы (Маржерет, Гревенбух, Перле и большая часть польской шляхты, бывшей под знаменами Лжедимитрия), верили в царское происхождение Самозванца, но вместе с тем, и не станем на стороне тех поляков (Замойскаго, Жолкевскаго и др.), которые безусловно утверждали, что Димитрий был обманщик, и с которыми соглашаются историки: Лакомб, Пуффендорф, Петреиус и другие.

Между этими двумя лагерями есть еще одна партия, которая выставляет Лжедимитрия орудием иезуитской пропаганды и едва ли митрополит Платон в своей „истории церквей", ни приближается более всего к истине, примкнув к этой партии.

Мы нисколько не думаем брать на себя разрешения этого спорнаго вопроса, но пользуемся случаем указать на один археологический памятник, который хотя и не служит к разъяснению задачи о происхождении Димитрия Самозванца, но важен и любопытен уже потому, что относится ко времени столь непродолжительнаго царствования Лжедимитрия.

На этот памятник нельзя не обратить внимание археологов уже потому, что открытие его случайным образом в Париже сделано мною недалее трех лет тому назад. Эта парадная рыцарская броня, как уже выше сказано, поднесена была Его Величеству Государю Императору г. камер-юнкером А. И. Базилевским, и передана, по Высочайшему повелению, для хранения в царскосельский Его Величества арсенал.

С.-Петербург, 17-го декабря 1871 г.

 

Е. А. Кеммерер.

Совсем недорого прокат автомобилей с водителем для всех клиентов.
Hosted by uCoz
$DCODE_1$