Лович И.А. [Заметки] / Сообщ. П.П. Исаевич // Русская старина, 1889. – Т. 62. - № 3. – С. 707-716. – Под загл.: Княгиня Иоанна (Жанета) Антоновна Лович, супруга цесаревича Константина Павловича, род 17-го мая 1795 г. в Позене, † 17-го ноября 1831 г. в Царском Селе.

 

Оцифровка и редакция текста – Ирина Ремизова

 

 

                       КНЯГИНЯ ИОАННА (ЖАНЕТА) АНТОНОВНА ЛОВИЧ,

 

                                                               супруга цесаревича Константина Павловича,

                                                   род. 17-го мая 1795 г. в Позене, † 17-го ноября 1831 г. в Царском Селе.

 

     Княгиня Лович, супруга цесаревича Константина Павловича, старшая дочь польскаго помещика, прусскаго подданнаго графа Антона Грудзинскаго, получила отличное воспитание в одном из лучших, в начале XIX века, пансионов в Варшаве; то был пансион французской эмигрантки девицы Vаuсhеr. Пансион этот отличался, как разсказывает, со слов своего отца К. П. Колзаков, превосходно нравственным направлением; главным руководителем этого учебнаго заведения был умный и ученый французский аббат Маlhеrbеs.

     Этому аббату обязана была княгиня Лович теми твердыми зачатками религиозных убеждений, без примеси ханжества и фанатизма, на прочном основании котораго создалось впоследствии все ея нравственное развитие и образование ¹); воспитание свое довершила она в Париже, под руководством умной и талантливой гувернантки мисс Коллинс.

     Превосходно образованная и блестящая красавица Жанета Грудзинская вернулась из Парижа в Варшаву в конце 1815 года и в течении пяти лет пребывала предметом поклонения многих и во главе их цесаревича Константина Павловича, но держала себя с таким тактом и достоинством, что пред нею смолкало всякое злословие и она пользовалась самою высокою репутациею. Ум и красота ея совершенно полонили строптиваго, своенравнаго Константина Павловича, — он не только отдал ей свою руку и сердце,

     ¹) См. «Русскую Старину», изд. 1873 г., т. VIII, стр. 398 — 400: «Княгиня Лович», очерк К. П. Колзакова.

 

 

     708

сочетавшись с ней, 12-го мая 1820 г., браком, но и отрекся  от  престола Российской Империи ¹).

     Дальнейшее поведение княгини Жанеты Лович (этот титул был ей после брака с цесаревичем) отличалось тем же достоинством и тактом; во время революции 1830 года молодая женщина проявила мужество и самоотверженную преданность супругу; но глубоко потрясенная кровавыми событиями польской смуты и затем внезапною кончиною мужа, Жанета Антоновна скончалась почти вслед за ним, в Царском Селе, 17-го ноября 1831 года.

     Портрет Жанеты Антоновны Лович, в превосходной гравюре академика Л. А. Серякова, исполненный с живописнаго ея портрета, — приложен при «Русской Старине», изд. 1877 г., том XX, октябрь, стр. 252, и кроме того в двух нами изданных сборниках гравюр резца помянутаго художника.

     О княгине Лович сохранилось в русской печати мало сведений, но все, что известно и изложено, между прочим, в обширном историко-биографическом очерке о цесаревиче Константине Павловиче, составленном покойным Е. П. Карновичем («Русская Старина» изд. 1877 и 1878 гг., томы XIX, XX и XXI), все говорит в пользу ума, характера и вообще нравственных качеств княгини Лович ²).

     Судьба соединила ее с человеком весьма строптиваго, безпредельно вспыльчиваго характера; в. к. Константин Павлович, что всем известно, в моменты гнева был весьма суров, он впадал иногда в совершенное раздражение и в эти часы причинял не мало огорчения его окружающим или подчиненным (см. «Русскую Старину» изд. 1877 и 1878 гг.). Между тем, его супруга была женщина глубоко-религиозная, нежно любила его и действовала на него возможно умиротворяющим образом... Влиянию княгини Лович приписывается та настойчивость, с которою цесаревич Константин Павлович подтвердил отречение от престола в ноябре и декабре 1825 года.

     Как бы то ни было, но при незначительности сведений о личности кня­гини Лович, при крайне малом знакомстве с нею, читателями нашим, конечно, не безъинтересно будет прочитать ея собственноручныя заметки о различных религиозно-нравственных правилах. Оне сохранились на шести весьма маленьких  лоскутках, исписанных ею на французском   языке, крайне мелким, с трудом разбираемым, почерком. Сообщены они в ред. «Русской Старины» весьма обязательно П. П. Исаевичем; разобраны, пере-

     ¹) Манифест Александра I о бракосочетании цесаревича Константина Павловича с княгинею Лович был обнародован в Царстве Польском 8-го июля 1820 года.

     ²) См. «Русскую Старину», изд. 1878 г., т. XX, стр. 375—382, т. XXI, стр. 28, 242, 374—377.

 

 

     709

писаны и переведены нашею сотрудницею В. В. Тимощук. Заметки относятся к 1830 году; в ноябре этого года вспыхнула в Варшаве революция, удалив­шая цесаревича Константина Павловича и его супругу из Варшавы.       Ред.

 

 

 

                                                                                              I.

                                                                                                                                                                                                     l-er de l'an 1830.

                                                                               De la douceur, de la tempérance et de la résignation.

 

     Notre accord avec les objets hors de nous, c'est à dire la manière de traiter avec les objets extérieurs, peut se reduire à ces trois points: 1'art d'en jouir, 1'art de s'en passer, 1'art de les supporter.

     Trois qualités à cet effet, ma paraissent, indispeusables: être doux avec ses semblables, fort contre les plaisirs, soumis aux maux nécessaires.

     Il faut prendre garde, qu'aucune de ces qualités ne se détourne de son objet, car si au lieu d'être fort contre les plaisirs, on est fort contre ses semblables, on les repousse, on en est haï. Si la douceur descend jusqu'a la soumission, elle perd de son caractère, elle devient de la faiblesse. Si on est fort centre les maux nécessaires, c'est à  dire, si on veut les combattre, on augmente leur action: on devieut impatient et colère. Si on est doux et soumis avec les plaisirs, on devient mou et afféminé. La douceur n'est pas précisement de la bonté. La rudesse est l'opposé de la douceur. La douceur n'est pas non plus l'aménité qui appartient spécialement aux manières. Un homme du monde peut avoir de I'aménité sans être doux. La douceur est une disposition générale produite par la bonté — c'est la condescendance et la fléxibilité de notre ton au ton des autres. Mais cette fléxibilité doit être volontaire, elle doit être  produite avec ressort. Sans ressort, l'homme n'est plus doux, il est faible. Il n'y a pas d'abandon de sa part, il n'y a point de sacrifice, il y a soumission, servitude. La raideur est la trempe dure d'un égoiste; elle est différente de la rudesse. Elle est une arme de l'homme faible pour ne pas se laisser atteindre. Sa violence est la déffence de l'homme faible quand il est atteint. La douceur, mansuétude et gentleness. C'est par l'humilité qu'on aborde les hommes, c'est par 1'esprit qu'on les pénètre; c'est par la bonté qu'on les gagne et qu'on les conserve. La tempérance nous conduira elle même à dominer le sentiment vif de peines. Résignation — l'orgueil de déployer de la resistance où il ne faudrait que de la soumission.

 

 

     710

                                                                                                                                                                                               1-е число 1830 г.

                                                                                О кротости, воздержании и покорности.

 

     (Перевод). Наши отношения к предметам внешняго мира, т. е. способ вступать с этими предметами в соотношение, сводится к следующим трем пунктам: уменью пользоваться ими, уменью обходиться без них и уменью переносить их.

     Для этого необходимо, мне кажется, иметь три качества: быть кротким с людьми, не увлекаться удовольствиями и переносить неизбежныя  страдания с покорностью.

     Следует остерегаться, чтобы эти качества не были обращены на несоответствующие предметы, ибо если человек, вместо того, чтобы быть стойким против удовольствий, будет тверд со своими ближними, то он этим оттолкнет их и возбудит ненависть к себе. Если кротость будет дохо­дить до подчинения, то она утратит свой характер и перейдет в слабость. Если человек будет стоек против неизбежных страданий, т. е. если он вздумает побороть их, то этим только усилит их и сам станет нетерпелив и раздражителен. Если будет снисходителен и податлив к удовольствиям, то сделается вялым и изнеженным. Кротость не есть синоним доброты. Суровость есть противоположность кротости. Кротость не есть приветливость, которая относится главным образом к манерам. Человек светский может быть любезен, не будучи кроток. Кротость есть общее настроение, вызываемое добротою. Это — уступчивость и снисходительность с нашей стороны к мнению других. Но уступчивость эта должна быть добро­вольная, должна быть плодом собственнаго побуждения. Иначе человек ста­новится уже не кротким, а слабым. В таком случае с его стороны не будет уступки или жертвы, а явится подчинение, рабство.

     Непреклонность составляет отличительную черту характера эгоиста; она отличается от грубости. Она есть орудие человека слабаго, когда он не хочет подчиниться другому. Доведенная до крайности, она является защитою человека слабаго, когда ему угрожает опасность подчинения. Кротость, тихий нрав и мягкость. Как кротостью можно расположить людей в свою пользу, умом можно покорить их; добротою можно привлечь их и сохранить их расположение. Умеренность даст нам возможность преодолеть живое чувство страданий. Покорность судьбе.

     Гордость побуждает нас прибегать к противодействию в тех случаях, когда следовало бы проявить лишь покорность.

 

 

                                                                                             ІІ.

                                                                                                                                                                       1830.

     Comment pouvoir combattre une passion dominante, qui s'est rendue la maîtresse du coeur?

     Comment se mortifier et se résoudre à mourir à tout, quand on est sensuel?

     Comment pratiquer cette vie intérieure, quand on a toujours aimé la dissipation?

 

 

     711

     Comment vivre dans un perpétuel renoncement à soi même quand on a toujours aimé le plaisir?

     Enfin comment se déterminer à entrer dans une carrière pénible de la pénitence et la soutenir jusqu'a la mort, quand on est accoutumé à la molesse?

     N'est ce pas la votre language? Sans faire attention, que rien n'est impossible à l'homme chrétien avec la grâce.

                                   

                                                                                                                   ***                         

     Sensuel. Voluptueux attaché au plaisir des sens. L'homme sensuel attend toute sa félicité d'une frêle machine, qui produit plus souvent la douleur, que la volupté. Sensualisme, système de ceux qui dédaignent la métaphysique, la pensée, ne reconnaissent que les sens et leur empire.

                                                                  

                                                                                                                   ***

     Dissipation. Action de se dissiper partout des regrets. Dissiper, consumer, détruire, déffaire, disperser une armée; le vent dissipe les nuages, la fumée, action de se dissiper, de se délasser de l'étude, ce qui l'opère, lui aide (la lecture, la conversation, le jeu, la promenade etc.) sont des dissipations, évaporations, consumations, consomptions, déperditions. Une vie passée dans la dissipation s'achève dans la langueur et dans la tristesse.

 

                                                                                                                   ***

     Toutes les créatures que l'homme veut faire servir à ses plaisirs deviennent les instruments de ses peines.

 

 

                                                                                                                                                                                                              1830.

     (Перевод). Каким образом победить преобладающую страсть, овладевшую сердцем?

     Каким образом умертвить себя и решиться умереть для всего, когда ты от природы человек чувственный?

     Каким образом поступать по правилам этой внутренней жизни, когда человек всегда любил разсеянную жизнь?

     Каким образом жить в постоянном самоотречении, когда человек всегда любил удовольствия?

     Наконец, каким образом решиться вступить на трудный путь покаяния и пребывать в нем до смерти, когда человек привык к изнежен­ной жизни?

     Не так ли вы говорите? Не обращая внимания на то, что для христиа­нина нет ничего невозможнаго, если его поддерживает благодать Божия.

 

                                                                                                                   ***

     Чувственный. Чувственность есть сладострастие по отношению к чувственным удовольствиям. Человек чувственный ждет высшаго блаженства от слабой машины, причиняющей чаще страдание, нежели ощущение сладост-

 

 

     712

наго чувства. Чувственность присуща людям, пренебрегающим метафизикой, мыслию и признающим лишь одни чувства, подчиняясь их власти.

 

                                                                                                                   ***

     Разсеяние. Есть способ искать развлечение от угрызений совести. Разсеять, истратить, уничтожить, переделать, разсеять войско; ветер разсеевает тучи, дым, развлекаться от занятий; то, что доставляет развлечение, что помогает ему (чтение, разговор, игра, прогулка и т. д.), называется развлечением, легкомыслием. Жизнь, проведенная в суетных развлечениях, окан­чивается в истощении и скуке.

 

                                                                                                                   ***

     Все существа, коих человек хочет сделать орудием своих удовольствий, становятся источником его страданий.

 

 

                                                                                             III.

     La charité et le monde.

     La justice et le monde.

 

                                                                                                              Conscience.

 

     Tôt ou tard, quand les passions sont calmées, la conscience se soulève et imprime à notre conduite le sceau de la forfaiture.

 

 

     1830.

     (Перевод). Благотворительность и мир.

     Справедливость и мир.

 

                                                                                                               Совесть.

 

     Рано пли поздно, когда страсти улягутся, поднимается совесть и придает нашим поступкам характер вероломства.

 

 

                                                                                              ІV.

                                                                                                                                                                                                  1830.

     Les moines passaient le jour a trayailler faisant des nates, des paniers et d'autres ouvrages faciles, en méditant l'Ecriture Sainte. Ils jeunaient tous les jours, ne prenant leur nourriture que vers le soir, et ne vivant la plupart que de pain et d'eau. Ils s'assemblaient pour prier le soir et la nuit. Ils dormaient peu; gardaien un grand silence et s'exerçaient continuellement a toutes sortes de vertus. Leur travail suffisait non seulement pour les nourrir, mais encore pour fournir à des grandes aumônes.

 

 

     713

                                                                                                                                                                                                      1830.

     (Перевод). Монахи проводили весь день в работе, делая цыновки, кор­зины и другия легкия работы и обдумывая текст Священнаго Писания. Они пости­лись ежедневно, вкушая пищу лишь под вечер и питаясь, по большей части, лишь хлебом и водою. По вечерам и по ночам они сходились вместе на мо­литву; спали мало; проводили большую часть времени в безмолвии и изощрялись постоянно во всевозможных добродетелях. Их заработка хватало не только на прокормление их, но на раздачу весьма значительной милостыни.

 

           

                                                                                              V.

 

                                                                                           Spiritualité de l'âme. — L'abbé James.

 

     L'abbé James etablit la spiritualité des l'âmes par de preuves morales et par des preuves métaphysiques.

     Dans le premier point (preaves morales) par les passions et par la parole.

     Dans le second (preuyes métaphysiques) par la facultée que nous avons de penser, de nous mouvoir et de nous déterminer librement.

     La matière ne peut se mouvoire d'elle même, ce qui renverse tout le matérialisme.

 

                                                                                                                    ***

                                                                                                        Immortalité de l'âme.

 

     M-r le curé de St. Etiénne (en France) prouve dans un traité l'immortalité de l'âme par les attributs divers de sagesse, de bonté, de justice. Par le sentiment unanime de tous les peuples et par le désir que nous avons d'un bonheur sans fin.

                                                              

                                                                                                                    ***

     Eau vive et surnaturelle, qui fait qu'on ne sent plus l'altération qui inquiète.

 

                                                                                                                   ***

     Donnez moi cette eau vive de la grâce qui me désaltère pour toujours des plaisirs sensuels.

 

                                                                                                                   ***

     La samaritaine, elle était schismatique et idolâtre, voilà la corruption de l'Esprit.

 

 

     714

     L'amour charnel était sa passion et elle était pécheresse publique. Volià la corruption de son coeur et de toute sa personne.

 

                                                                                                                    ***

     Ecoutez, rendez vous et travaillez avec la grâce et vous emporterez tout, ce que vous voudrez sur votre esprit et sur votre coeur.

 

 

     Il faut travailler et ne pas s'effrayer de la rudesse du travail, que la grâce exige quelque affreux qu'il paraisse à la molesse, la grâce saura bien l'adoucir!

     Elle va expéer ses desordres par une confession publique.

     L'eau morte de ces puits est la figure des voluptés criminelles, ou les âmes charnelles, qui en sont altérées puisent ces eaux corrompues et empoisonnées qui leur donnent la mort.

     Elle les quitte et J. C. ¹) lui donne en leur place 1'eau pure et vivifiante de la grâce et elle lui rend par sa pénitence 1'eau précieuse par ses larmes.

 

                                                                                                                   ***

Craignez et redoutez la corruption:

                                 de l'esprit, la pensée;

                                 du coeur, le désir, la volonté;

                                 et de toute la personne, action;

Mon Dieu!

 

                                                                                                                   ***

     Jesus dans sa passion souffre pour nous, dans son esprit, dans son coeur, dans son corps.

 

 

 

                                                                                                                                                                                                                 1830.

     (Перевод).                                          Духовность нашей души. — Аббат Джемс.

 

     Аббат Джемс доказывает духовность нашей души нравственными метафизическими доводами.

     В первом случае (доказательства нравственныя) нашими страстями и даром слова.

     Во втором (доказательства метафизическия) нашей способностью свободно мыслить, двигаться и принимать самостоятельныя решения.

     Материя не может двигаться самостоятельно, это опровергает всю теорию материализма.

     ¹) Jésus Christ.

 

 

     715

                                                                                                     Безсмертие души.

 

     Священник церкви св. Стефана (во Франции) доказывает в своем трактате безсмертие души присущим человеку умом, добротою и чувством справедливости, а также некоторыми другими чувствами, общими всем народам и присущим всем нам стремлением к вечному блаженству.

 

                                                                                                                   ***

     Живая, чудесная вода, утоляющая мучительную жажду.

 

                                                                                                                    ***

     Дайте мне этой живой воды, которая отвратила бы меня навсегда от чувственных удовольствий.

 

                                                                                                                   ***

     Самаритянка была раскольница и идолопоклонница — в этом состояло извращение Духа.

     Плотская любовь была ея страстью — она была публичной женщиной. В этом заключилось извращение ея сердца и всего ея существа.

 

                                                                                                                   ***                      

     Внимайте, предайтесь и действуйте с благодатью Божией и вы одержите какую угодно победу над вашей душою и сердцем.

     Надобно трудиться, не боясь суровости труда, коего требует благодать Божия, как бы ужасен он ни казался нашей лени; благодать Божия смяг­чит его.

     Она искупит свои грехи всенародным покаянием.

     Мертвая вода этого колодца есть прообраз греховных страстей, в коих чувственныя души почерпают ту гнилую и зараженную воду, кото­рая причиняет им смерть.

     Она отрекается от них и И. X. дает ей взамен чистую и живительную воду милосердия. Она же своим покаянием и своими слезами делает эту воду для него драгоценною.

 

                                                                                                                   ***

  Бойтесь и опасайтесь извращения:

                                        души, мысли;

                                        сердца, желаний, воли;

                                        и всего существа, поступков.

Боже мой!

 

     Христос в своих страстях страдал за нас духом, сердцем и плотию.

 

 

     716

                                                                                            VI.

                                                                                                              

                                                                                                                 Devoirs.

                                                                                                                                                                                                           1830.

     Si l'homme ne remplit pas ses devoirs envers Dieu, comment les remplira-t'il envers ses semblables? Que deviendront alors le respect et la soumission que les enfants doivent à leurs  parents.   La  probité des serviteurs envers leurs maîtres. Les engagements sacred des époux? On règneront l'équité, la tempérance, la justice, la clémence? La connaissance de Dieu et de sa loi venant à disparaître sera bien-tôt remplacée par les malédictions, les passions, l'hommicide, le larcin, 1'adultère et le carnage. Car tel est selon un prophète le résultat de l'oubli de Dieu et de sa réligion. Revenons à Dieu et servons le avec fidélité.

 

 

                                                                                                            Обязанности.

                                                                                                                                                                                                           1830 г.

     (Перевод). Если человек не исполняет своих обязанностей по отношению к Богу, то в состоянии ли он исполнить их по отношению к своим ближним? Во что обратятся тогда уважение и покорность, которыя дети обязаны питать к своим родителям? Честность слуг по отношению к господам? Священныя обязательства, существующия между супругами? Где будет царствовать тогда справедливость, воздержание, правосудие и милосердие? Истин­ное богопочитание и повиновение его закону исчезнет с лица земли, уступив место страстям, проклятию, смертоубийству, воровству, прелюбодеянию и разбою. Ибо таковы, по словам одного пророка, бывают последствия забвения Бога и его веры. Обратимся же к Богу и будем служить ему верою и правдою.

                                                                                 

                                                                                                                                                                         Сообщ. П. П. Исаевич.

На brand-mix.ru перчатки UGG.
Hosted by uCoz
$DCODE_1$