Архимандрит Варлаам // Русский архив, 1874, кн. 1, № 2, стб.568-588

 

Сканирование – Михаил Вознесенский

Обработка текста – Юрий Шуваев

 

Правая и левая нумерация указывает положение столбцов на странице оригинального издания.

 

 

 

 

 

 

АРХИМАНДРИТ ВАРЛААМ.

 

 

 

 

568

В 1669 г., в причте Рождественскаго собора, что вверху на сенях Московскаго Кремлевскаго дворца, значился первым по протопопе священник Василий Антипиев Высоцкий, в последствии архимандрит Троицкой Cepгиeвой Лавры Варлаам. Еще в сане священника того же собора, он был духовником царевны Наталии Алексеевны († 1716 г.), родной (по отцу и по матери) и любимой сестры Петра I, а вероятно и старших ея сестер: Екатерины Алексеевны, жившей безвыездно в Москве († 1718 г.), Марфы Алексеевны, которая была пострижена в 1698 г. в монахини в девичьем Успенском что в Александровской Слободе монастыре, под именем Маргариты, Феодосии Алексеевны († 1713 г. и погребена в том же Успенском монастыре рядом с сестрою) и Марьи Алексеевны, замешанной в деле царевича Алексея Петровича, в 1718 г. отвезенной в Шлиссельбург и там скончавшейся в 1723 году.

Царевна Екатерина Алексеевна родилась в 1658 г.; память ея рождения, по преданию предвозвещенная царю Алексею Михайловичу в сонном видении великомученицею Екатериною, ознаменована заложением, яко бы на самом месте видения (в 25 верст, от Москвы за дворцовым селом Царицыным) нынешней Екатерининской мужской пустыни в 1659 г. Царевна Екатерина участвовала в замыслах сестер своих царевен Марфы и Софии против брата их Петра, а потому в 1698 г. заключена им в Московский Новодевичий монастырь, но без пострижения. Получив свободу, она воспринимала вместе с племянником царевичем Алексеем Петровичем присоединенную к православию Марту Василевскую, в последствии Екатерину Алексеевну, императрицу Всероссийскую;

 

 


569

умерла там же 1 Мая 1718 г. Тело ея погребено в соборной церкви Новодевичьяго монастыря. Царевна эта, живя безвыездно в Москве в своем Московском доме на Девичьем поле, не благоволила к Петербургу и не хотела никогда приехать взглянуть на него.

Через этих-то царевен, конечно, священник Василий Антипиев стал знаем и знаменитой Мариенбургской пленнице Марте, когда она в конце 1703 или в начале 1704 г., будучи, по приказанию царя Петра, привезена в Москву, проживала в ней таинственно, в нанятом для нея частном доме, где и родились две ея дочери: Анна и Елисавета. В Москве же Марта была присоединена к Православию и с тех пор стала именоваться Екатериною 1) Алексеевною Михайловою: Екатериною по своей восприемной матери царевне Екатерине Алексеевне, Алексеевною, по своему восприемнику, которым был царевич Алексей Петрович, и Михайловою, потому, что эту фамилию, как известно, носил сам царь, в честь своего державнаго деда 2).

Зная, что протоиерей Василий Антипиев был духовником „Екатерины Алексеевны" еще до объявления ея супругою Петра и пользовался ея особым благоволением, мы вправе предполагать, что он-то и присоединял её к Православию. Это присоединение происходило втайне (то есть, было желание не придавать ему огласки); но утаить его совершенно было не возможно, и

 

1) Имя Екатерины, данное Марте, по присоединении ея к Православной церкви, встречаем впервыя в ея подписи под общим письмом женщин, составлявших двор любимой сестры Петра I царевны Натальи Алексеевны 6-го Октября 1705 г. «Катерина саматретья» (Ист. Рос. Соловьева т. XVI, стр. 70).

2) Фамильныя имена в то время и долго после, (а в простонародьи, также у Сербов и Болгар еще позднее) колебались в своем значении. Романовы значило просто происшедшее от Романа, и Петр не делал новизны, прозываясь Михайловым. П. Б.

 

570

мы полагаем, что это самое событие, отчасти покрытое завесою тайны, и послужило поводом болтливым иностранцам, в роде Бассевича и Вильбоа, мало или вовсе незнакомым с чиноположениями Православной церкви, ославить присоединение Марты к Православию тайным ея браком с Петром, а потом и письменно утверждать, будто первый брак был тайный в 1707 г., а второй явный и торжественный 19 Февраля 1712 г. Но для нас важно определенное указание этих чужеземцев (а с их слов и доверчиваго Голикова), что событие, ими неправильно обозванное тайным браком, относится к 1707 г. Из этого можно заключать, что до 1705 г., наверное (а может быть и до 1707 г.) священник или протоиерей Василий Антипиев еще находился в Москве при придворном Рождественском соборе в звании духовника царевен, так как эта церковь принадлежала к их терему.

Далее известно о Василие Антипиеве, что он постригся в монахи в Переяславском (Переяславля Залесскаго) Борисоглебском монастыре3), с наречением Варлаамом, а в 1709 г., был уже назначен настоятелем Переяславскаго же Троицкаго Данилова монастыря с возведением в сан архимандрита. Есть основание предполагать, что прежде этаго назначения он, в сане игумена, был настоятелем Переяславскаго же Никольскаго на Болоте монастыря, находящагося на берегу Переяславскаго озера. (Монастырь этот основан преподобным Димитрием Прилуцким, разорен при самозванцах и возобновлен  в том

 

3) Борисоглебский, Песоцкий или на желтых песках муж. монастырь в Переславле-Залесском. Кем был основан, неизвестно. По упразднении сего монастыря в 1764 г., иноки его переведены в Борисоглебский же монастырь что на Горе, а прежняя их церковь обращена в приходскую; в ней почивают под спудом мощи блаженнаго Корнилия-3атворника, о житии котораго нет никаких сведений.

 

 


571

же XVII столетии схимонахом Дионисием † 1645 г.). По крайней мере известно, что здания этой обители, пришедшия в совершенный упадок к началу XVIII столетия, были приведены в наилучшее состояние игуменом Варлаамом (Описание мон. Ратшина, стр. 48).

Когда и почему Василий Антипиев оставил Москву? Это могло произойти не ранее 1705 г. и не позже 1707 г., тем более, что в Апреле месяце 1708 г., царевны, по воле царя, уже переселились в новопостроенный Петербург. Варлаам оставил Москву вероятно с одной стороны потому, что был в то время вдовцем и желал последовать общему обычаю того времени постричься в монашество; а с другой потому, что и значение его, как дворцоваго священника, с переселением двора из Москвы в Петербург, оканчивалось, тогда как, при вступлении в монашество, открывались для него виды на продолжение и укрепление той силы, которая была приобретена им в звании „духовника царевен".

Происхождением или, как тогда выражались, породою Варлаам был из Великороссиян: это значится при его имени в списке настоятелей Троицко-Сергиевой Лавры. Он родился в селе Домодедове (Московской губернии, Подольскаго уезда на реке Пахре), где его усердием построена церковь из белаго камня, украшающая это село и поныне. Есть и священник (того же уезда), носящий фамилию Высоцкаго и родственник Варлааму (сие сведение сообщено нам Н. П. Розановым).

В Даниловом Переяславском монастыре Варлаам настоятельствовал с 1709 по 1726 год. Отсюда-то он и вел переписку с своей бывшей духовной дочерью Екатериною Алексеевною Михайловою. Первое известное нам письмо его (в котором однако упоминается и о предшествовавших) отно-

 

572

сится к 1710 г. а следовательно к тому времени, когда Екатерина, еще не будучи объявлена супругою Петра (что последовало лишь 6 Марта 1711 г.), приехала с царем в Москву для следования в Турецкий поход. В этом письме Варлаам называет её еще просто „своею дочерью по духу Екатериною Алексеевною"; он употребляет ласкательныя народныя имена: "мой свет, моя дорогая," и благодарит за ея „прежния писания к его убожеству". Очевидно, что переписка эта по своему началу восходит к 1708 г., то есть, к переезду двора из Москвы в Петербург и к перемещению Варлаама из Москвы в Переяславль. Следующее за тем письмо относится к 1719 г. и стало быть писано уже после того, как Екатерина Алексеевна была торжественно обвенчана с Петром (19 Февраля 1712 г.), а потому  и начинается оно уже таким обращением: „Радость наша и Всероссийская государыня, благоверная царица и великая княгиня Екатерина Алексеевна". Для объяснения некоторых мест этой переписки необходимо заметить, что архимандрит Варлаам, будучи в Переяславле, имел в своем заведывании женский Федоровский монастырь (в Переяславле же), в котором, равно как и в Успенском, что в Александровской Слободе 4), постригались тогда вдовы и дочери знатных Московских бояр. Упоминаемыя в письмах Варлаама старицы Наталия и Есфирь вероятно принадлежали к числу знакомых царицы по Москве, а потому

 

4) Успенская Александровская Слобода с ея девичьим монастырем, указом Петра 1713 г., была отдана к комнате царевны Наталии Алексеевны, духовной дочери Варлаама; а потому вероятно, что и этот монастырь состоял под его духовным наблюдением. Здесь была пострижена в монашество в 1698 г. царевна Марфа Алексеевна, под именем инокини Маргариты, скончавшаяся в 1707 г., и рядом с нею погребена сестра ея царевна Феодосия Алексеевна, скончавшаяся в 1713 г.

 

 


573

Варлаам и находит приличным говорить о них в своих письмах.

Особливое внимание к этой обители со стороны царицы Екатерины Алексеевны свидетельствуется еще одним частным обстоятельством, о котором мы должны упомянуть, как о имеющем непосредственное отношение к жизнеописанию архимандрита Варлаама. В 1721 г. Святейший Синод, усмотрев из донесения обер-инвизитора, Златоустовскаго архимандрита Антония от 14 Апреля 1721 г., что архимандрит Данилова монастыря (в Переяславле) Варлаам, в ведомстве котораго находился женскийФедоровский монастырь в том же городе, с трудом принял посланных в тот монастырь стариц, обращенных из раскола, и писал к нему архимандриту Антонию, чтобы впредь никого к ним под начал не присылать, для того что-де, имянным Его Царскаго Величества указом, принимать ему не велено, — резолюциею своею постановил: „архимандриту Варлааму послать указ, с подкреплением, дабы и впредь таковых присылаемых стариц (т. е. обращенных из раскола) принимал и ничем не отговаривался, под опасением жестокаго штрафа и наказания, а без указу из Синода в тот Федоровской монастырь стариц впредь никого не постригать". Одновременно с сим последовало такое же распоряжение о непострижении без указу стариц и в Успенском, что в Александровской Слободе, монастыре (См. Собрание постановлений по ведомству Православнаго исповедания, I, 55).

Архимандрит Варлаамъ, будучи настоятелем главнаго из Переяславских монастырей, кажется, имел в своем ведении (по нынешнему благочинии) и все остальные Переяславские городские и загородные монастыри, ибо оставил в них след своего влияния и деятельности. Так например известно, что в Николаевской Солбинской пустыни (в 40 верст. от Перея-

 

574

славля, на р. Солбе) им сооружена в 1711 г. теплая церковь во имя Святителя Николая Чудотворца; да и самое возобновление этой совершенно было запустевшей обители, в том же 1711 г., по указу Петра I, следует приписать ходатайству о. Варлаама пред государем, через царицу.

В 1726 г., архимандрит Варлаам, по указу императрицы Екатерины I-й, назначен настоятелем Троицко-Сергиевой Лавры. Назначение это было оповещено ему собственноручным письмом императрицы от 14-го Июля 1726 г., и отсюда начинается новый период его деятельности и значения.

Настоятельство архимандрита Варлаама было благодетельно для Лавры и оставило о нем добрую память, особенно в отношении ея внутренняго и внешняго благоустройства. Так в 1732 г., он испросил у Святейшаго Синода благословение построить церковь над гробом ученика Сергиева Преподобнаго Михея, и указом Святейшаго Синода разрешено сию церковь „наименовать, при освящении, во имя явления Пресвятой Богородицы со святыми Апостолами святому преподобному отцу Сергию Радонежскому, при котором сподобился быть и оный преподобный Михей" (грам. дух. № 45). Церковь освящена 10-го Декабря 1734 г., как видно из надписи на деревянном кресте. Он же пожелал устроить церковь в честь чудотворнаго образа Пресвятыя Богородицы Одигитрии, стоявшаго в монастыре против больницы, по случаю исцеления одного больнаго при сем образе 5).

 

5) В рукописном описании Лавры, составленном в 1781 году, приведено показание старожилов, взятое в 1746 г., что в 1730 г. образ сей, стоявший в то время на стене палаты, представился в сонном видении псаломщику, имевшему пригнутыя к спине и изсохшия руки; что после сего видения псаломщик. получил исцеление и, по важности события, был представлен императрице Анне Иоанновне в Измайловском дворце и освидетельствован врачами.

 

 


575

Для сего, в 1735 г., обращены были в церковь две каменныя палаты, находившияся против той же больницы. Но как они были ветхи, то при одном из преемников Варлаама, архимандрите Арсении, на пожертвованные графом А. Г. Разумовским 3000 рублей, устроена была церковь Божией Матери вновь, почти на том же месте. При архимандрите Варлааме, ризница Троицкой Лавры обогатилась многими приношениями его духовной дочери императрицы Анны Иоанновны. Поименуем важнейшия: 1) Митра, низанная жемчугом по серебряной золоченой дске, украшена драгоценными камнями, из коих один рубин оценен в 20,000 рублей. 2) Панагия с изображением Тайной Вечери, украшенная алмазами. На передней стороне ея под янтарем начертана на Немецком языке надпись: „кровь Иисуса Христа Сына Божия очищает нас от всякаго греха" (I, Иоан. I, 7) На задней дске надпись: „1734 г. сею панагиею пожаловала Ея Императорское Величество Государыня Императрица Анна Иоанновна духовника своего, Троицы-Сергиева монастыря архимандрита Варлаама." 3) Ризы с принадлежностями пунцоваго бархата низаны жемчугом, коего на одной ризе около 9 фунтов. 4) Ризы парчи серебряной по малиновой земле; оплечья украшены жемчугом и драгоценными камнями. Сии ризы устроены из убора императрицы Анны Иоанновны, в котором она вступила в Москву для принятия Всероссийскаго престола; епитрахиль, набедренник и палица вышиты собственными руками государыни, как видно из надписи на них сделанной, 1736 г. Декабря 24 дня. 5) Два покрова золотой парчи с шелковыми травами: на одном малое изображение пр. Сергея, а на другом пр. Никона.

По ходатайству архимандрита Варлаама были возвращены Троицкой Лавре те села и деревни, которыя при императоре  Петре I-м были отчисле-

 

576

ны к новооснованной Троицкой Александровской Лавре (указ 1730 г. 15-го Июля).

Варлаам переехал в Петербург вслед за императрицей и имел пребывание на Троицком подворье (построенном на месте, которое было пожаловано Лавре Петром I в 1714 г.). Он был назначен в состав конференции Синода с Сенатом, но и в звании присутствующего члена Св. Синода ни разу не был в его собрании и не подписывался под его протоколами (см. Феофан Прокопович и его время, стр. 280). Варлаам отправлял божественную службу при высочайшем дворе: зимою — в Зимнем дворце 6), а летом в новопостроенном летнем доме 7), что видно из указа, даннаго на его имя 13-го Июня 1732 г., коим повелевалось ему: „при отправлении божественной службы, для подания осеняльных свеч и послужения, иметь при себе из мирских персон в стихарях, колико пристойно, которых и посвятить ему в чтецы и певцы самому, другим архимандритам не в образец". Еще прежде сего, а именно 17 Апреля 1731 г., последовал указ той же императрицы, коим предписано архимандриту Варлааму, по званию настоятеля Троицко-Сергиевой Лавры, „в священнослужении всё употреблять и поступать, как опре-

 

6) Анна Иоанновна, пробыв по воцарении своем с 10-го Февраля 1730 г. до начала Января 1732 г. в Москве, переехала 15-го Января 1732 г. в Петербург и прямо вступила в завещанный Апраксиным Петру II-му дом, потому и сделавшийся с тех пор новым зимним дворцом; а старый был отдан для жительства другим служащим при дворе. С тех пор она ни разу не была в Москве, хотя и собиралась туда съездить по окончании Турецкой войны (Р. Арх. 1873, стр. 1647).

7) Этот летний дворец или дом был деревянный, одноэтажный, но довольно обширный, сооружен в 1732 г., в летнем саду, вдоль набережной Невы, по линии, занимаемой ныне решеткою и часовнею в память 4-го Апреля 1866 г.

 

 


577

делено Киевопечерским архимандритам".

Изложив, на сколько известно, внешнюю деятельность архимандрита Варлаама в период его управления Переяславским Даниловым монастырем (с 1709 по 1726 г.) и Троицко-Сергиевою Лаврою (с 1726 по 1737 г.), посмотрим на его значение в составе современной ему иерархии, зависевшее от личных его свойств. Занимая почетное звание, „царскаго духовника", Варлаам пользовался от императрицы и Двора особым уважением за свои личныя свойства, состоявшая, по свидетельству современников, в строгой жизни по уставам церкви и благочестии, которое хотя и осмеивал (в угоду могучему противнику его Феофану Прокоповичу) известный сатирик того времени Кантемир, но по справедливому замечанию С. М. Соловьева "историк не может (и прибавим от себя, и не должен) произносить своего суда, выслушивая только одну сторону, не может основаться на сатирическом представлении Варлаама, сделанном противниками" (притом же под веселую руку, на потеху себе и собутыльникам); тем более, что вся деятельность Варлаама, по сохранившимся данным, приводит к заключению, что внешнее благочестие его было лишь следствием внутренняго убеждения. Те из современных изследователей того времени, которые ставят ему в вину "уклончивость" его в тогдашней борьбе партий духовных лиц Русской и Малороссийской породы, забывают, что эта уклончивость могла происходить и не от одного эгоизма, а из благоразумной осторожности, из опасения, погнавшись за большим и неверным, потерять через то возможность делать посильное добро другим на занимаемом им месте. Вопрос в том, достаточно ли пользовался Варлаам своим местом и влиянием для того, чтобы делать другим добро? А на это находим ответ в свидетельстве со-

 

578

временников, которые передают, что приемная Варлаама была постоянно наполнена просителями разных званий и состояний. Если бы просители эти отходили неудовлетворенными, то и собрания скоро бы прекратились. Но и при осторожности, может быть врожденной, Варлаам, по своему высокому положению, не мог уберечь себя вполне от вмешательства в упомянутую борьбу; самая кажущаяся нейтральность его подала повод „Русской партии" считать его в числе ближайших кандидатов на патриарший престол, о возстановлении котораго она помышляла.

Одним из главных действующих лиц старо-Русской партии, мечтавшей о возстановлении в России патриаршества, был управлявший С. Петербургскою типографиею М. Н. Аврамов. Он подал императрице Анне Иоанновне проэкт: „о должности, как Ея Императорскому Величеству управлять христианскою боговрученною Ея Величеству державою", в котором между прочим шла речь о возстановлении патриаршества. „Кто же будет патриархом? Для такого искренняго ревнителя благочестия, как Аврамов, который для искупления старых грехов умерщвлял плоть свою веригами, для такого искренняго ревнителя кандидатом на патриаршество не мог быть Георгий Дашков (епископ Ростовский), не смотря на его „Российскую породу", котораго немонашеская деятельность, немонашеский образ жизни слишком выдавались наружу; не мог быть и Феофилакт Лопатинский (Тверской епископ), котораго некоторые прочили, за его ученость, но против котораго было также нарекание за немонашеския привязанности: об нем говорили, что скрипочки, да дудочки (словом любовь к музыке) мешают ему быть патриархом. Для людей, хотевших ученаго патриарха и знавших, что такого можно найти только между Малоросиянами, идеалом был покойный Стефан Явор-

 

 


579

ский подобнаго которому не находили: и надобно заметить, что кроме других неблагоприятных условий, возстановлению патриарха именно мешало то, что не было лица достойнаго. Кроме того между людьми, желавшими возстановления патриаршества, господствовало сильное разногласие: новыя потребности были сильны, и потому многие не могли себе представить неученаго патриарха; другие ни под каким видом не хотели на этом месте Малороссиянина. Аврамов, для котораго чистота Православия и благочестия были на первом плане, не думал об учености и остановил свой выбор на духовнике императрицы, Троицком архимандрите Варлааме". (История России Соловьева, XIX, 295).

Аврамов убедил Варлаама попросить императрицу о освобождении одного из самых упорных противников Феофана Прокоповича — Маркелла Родышевскаго, содержавшагося тогда по его делу с Феофаном в Московском Симоновом монастыре, и для показания его невинности возобновить дело о доносах его на Феофана. Варлаам отвечал: „пусть напишет прошение, а на книги (сочинения Феофана), что знает, изъяснение". Аврамов передал ответ Варлаама Родышевскому и сказал, чтоб он написал прошение с изъяснением против Феофана. Родышевский написал на высочайшее имя прошение и отдал Аврамову, а Аврамов Варлааму; но подал ли Варлаам это прошение императрице, неизвестно, потому что борьба между Феофаном и его противниками возгорелась вновь, не по поводу этого прошения, а по поводу распространенных против Феофана в народе пасквилей. Борьба эта была ведена упорно и с ожесточением с обеих сторон; но не из чего не видно, чтобы Варлаам принимал в ней деятельное участие, так как имя его не упоминается почти вовсе в том процессе, который вел Феофан с своими противниками, про-

 

580

цессе, кончившемся, как известно, его полным торжеством над ними. Варлаам же, хотя по внутреннему убеждению и был совершенно на стороне противников Феофана, но по осторожности или потому что, не смотря на свое влияние при дворе, внутренно сознавал свое безсилие бороться с известным по своему уму и хитрости противником, не принял деятельнаго участия в этой борьбе, кончившейся столь плачевным образом для всех и для келейника Варлаамова иеродиакона Ионы, заточеннаго по растрижении на Валаам (за распространение пасквилей на Феофана), и потом снова вызваннаго в Петербург и скончавшагося в крепости 25 Ноября 1734 г. Императрица Анна Иоанновна, по кончине сестры своей царевны Екатерины Иоанновны (1733 г.), подарила своему духовнику принадлежавшую царевне мызу на Петергофской дороге. Варлаам устроил здесь церковь и небольшой монастырек, куда уединялся по временам в последние годы своей жизни для подвигов благочестия. Он скончался в 1734 г.; и императрица, как его духовная дочь, еще раз всенародно засвидетельствовала свое уважение к нему, участием, которое она приняла в устройстве его погребения 8).

В Московской Оружейной Палате, в числе столовых вещей, хранятся серебряныя тарелки, принадлежавшия архимандриту Варлааму (что видно из надписи на оных); оне подарены ему императрицею Анною.

 А. Лъ.

ПРИЛОЖЕНИЯ.

 

ПИСЬМА АРХИМАНДРИТА ВАРЛААМА К ИМПЕРАТРИЦЕ
ЕКАТЕРИНЕ АЛЕКСЕЕВНЕ, ЕГО ДУХОВНОЙ ДОЧЕРИ.

1 .

От архимандрита Варлаама по дарованию Святаго Духа дочери моей Екатерине Алексеевне благодать Во-

 

8) Русский Архив 1866 года

 

581

жия и мир с благословением. Здравствуй, мой свет на множество лет; за прежния твои ко мне убогому писания челом бью. А и впредь о том же прошу, моя дорогая, да не буду лишен таковыя благодати, прежде бывшия мне от тебя. Дерзаю просить у милости твоея за Акулину Петровну, о чем прошение ея к милости твоей будет чрез посланнаго; по силе своей труд милостивной изъяви к пустоте ея, а, за милость твою будет вечная богомолица. По сем во охранение Божие милость твою предаю и нижайшее поклонение полагаю. Декабря 11-го 1710 года.

 

2.

Радость наша и Всероссийская государыня, благоверная царица и великая княгиня, Екатерина Алексеевна! Вашего пресветлаго величества милостивое писание к моему странствию получил с любовию душевною Февраля в 23 день, в котором, по желанию нашему, объявлено о здравии его царскаго величества, купно же и ваше с дражайшими детки и про отправление пути своего на Олонец. И за превысочайшую вашу государскую милость Богу благодарственное моленье церковне и келейне принося радуюся. А впредь паки с жаждою прошу не что иное, токмо о здравии вашего пресветлаго величества не умедлити, да не буду лишен таковыя радости, в чем вся Россия радостию радуется и веселием веселится. Вашего пресветлаго величества дненощный богомолец чернец Варлаам, Данилова монастыря, что в Переславле, архимандрит, поклонение полагаю, яко пред самим лицем вашего величества. Марта 6-го 1719. Еще вашего милосердия прошу дерзновенно о писании,

 

582

дабы часто слышал ваше пресветлое величество во здравии и благополучном пребывании, от чего не могу вспокоиться. Обще и не письмами, но от многих людей, которые из Санктпитербурха бывают к нам, того и спрашиваю: видел ли царское величество и царицу государыню и каковы они, государи, во своем здравии? Нет мне на свете больше сея радости, когда слышу вас радующихся.

 

3.

Всемилостивейшая государыня наша, Всероссийская радость, благоверная царица и великая княгиня Екатерина Алексеевна! Иного писать до вашего величества не имею, но токмо всегда горит сердце мое, как бы слышать о здравии всемилостивейшаго государя, о вашего величества здравии, купно с любезнейшими детьми и внучатами. Протчее же с несумненным моим надеянием предав мене в ваши государевы святыя молитвы, униженно с достодолжным моим поклонением ко святым вашим государевым стопам, яко пред самым лицем вашего величества, припадаю. Высокобожескою вашею милостию взысканный чернец Варлаам, Даниловский архимандрит. Генваря 28-го дня 1721 года. Не оставь, матушка, в забвении разореннаго пожаром монастыря нашего.

 

4.

Всемилостивейшая государыня наша, благоверная царица и Всероссийская заступница, Екатерина Алексеевна. Благодарствую вашу к себе высокобожескую милость чрез милостивыя ваши государския послания вашего величества. И впредь прошу, дабы нижайший ваш богомолец

 

 


583

был уведомлен вашею к себе высокобожескою милостию чрез ваше государское милостивое послание о здравии всемилостивейшаго нашего государя и вашего величества, чего я богомолец ваш от сердца усердно повсечасно слышати желаю. А у нас, всемилостивейшая государыня наша царица, нам ваше величество радость наша и воскресенье наше. И всегда спрашиваем о вашем государском здравии, тем духовно веселимся, когда услышим вас здоровых, светлых и благополучных. Вашего пресветлаго величества, нижайший богомолец, чернец Варлаам, Даниловский архимандрит, лицеземное поклонение полагаю и Бога всегда молю. Старицы Наталия и Есфирь благодарствуют за ваше государское милостивое писание и непрестанно Бога молят.

 

5.

Благочестивейшая и премилостивейшая великая государыня наша, императрица Екатерина Алексеевна, мати всего мира. Вашему пресветлейшему величеству, со благочестивейшим и премилостивейшим государем нашим Петром Великим, императором и самодержцем Всероссийским и государынями цесаревнами, желаю здравия и всякаго благополучия на многая лета. Благодарствую, матушка наша Всероссийская, вашею государскою милостию высокобожескою ко мне мизерному, полученною чрез ваше государское милостивое писание, в котором известихся аз убогой ваш богомолец о здравии всемилостивейшаго государя нашего, что его императорское величество, купно и с вами и с любезнейшими вашими детьми, за-

 

584

щищением Вышняго в добром обретаетесь здравии. И аз убогой чернец, высокобожескою вашею милостию взысканный, Всевышнему благодарение с братиею воздал с молебным пением и с радостными слезами. А и впредбудущее время жизни моея вашему пресветлейшему величеству желаю от сердца и от моей души с прилежностию многолетняго здравия, во всяком благополучном пребывании. Известно чиню вашему величеству о старице Есфири, бывшей мне дочери по духу, которую имел за добраго человека, явилась бездельницею, яко волк покрыта овчею кожею, почему мне за этою лестию узнать было не мочно, и ныне явилась змеиным ядом; а именно не восхоте благословения и удалися от мене, произошла на игуменство лукаво и многим льщением того монастыря попам и слугам и малоумным старицам, которыя за лесть учинилися склонны и, утаяся других стариц, руки приложили об ней на игуменство к доношению, а с иных руки прикладывали за очи. И по той заочной челобитной произошла на игуменство. А ваш государской имянной указ, с которым я был посылан в минувшую зиму сказать им старицам на соборе, чтоб в монастыре своем старицу выбрали на игуменство добрую, окроме Есфири, — и та Есфирь озлобилась на меня и начала ухищрять стариц и сказала им, будто я такой указ сказал не по вашему милосердому повелению, но самовольно. И на таких их глупых мыслях бедный чернец и остался с великим терпением до присланнаго от вашего величества милостиваго писания. А ныне оную Есфирь указом из Святейшаго Синода пе-

 

 


585

ревели на игуменство в Богородицкой монастырь, что в Переславле внутрь города. А по старицу Елисавет, о которой была отписка за моею рукою подана вашему величеству, ваше величество изволила отослать в Святейший Синод с Васильем Дмитриевичем *), указом же синодским выслали в Москву к произведению во игуменьи. Аз же убогой старец претерпеваю напасти, уповая на Бога и на вашу равнобожескую ко мне милость, и не хощу мщения за себя ни единому человеку. Вашего величества, моего о Христе спасителя и хранителя, премилостивейшей государыни нашей, всяких благ желатель, недостойный богомолец Варлаам архимандрит, яко самаго Христа ноги ваши объемля поклоняюся. Сентября 19-го 1723 году.

 

6.

Всепресветле-благочестивейшая и самодержавнейшая, великая государыня наша императрица Екатерина Алексеевна, матерь всего мира Российскаго. Вашему пресветлому величеству купно с любезнейшими вашими детьми желаю здравия и всякаго благополучнаго пребывания на многая лета, и прошу Всевышняго Бога как келейне, так и церковне, со всею о Христе братиею, о вашем императорском многолетнем здравии и о любезных ваших детях, а наших государей премилостивых. Вашего пресветлаго величества прошу, прикажи порадовать малодушнаго чернеца — отписать едину строку о своем многолетнем здравии и детей ваших любезных, чего от сердца по всяк час слышать желаю, вашего пресветлаго величества,

 

*) Олсуфьевым?

 

586

моего о Христе особливаго в бедах и напастях хранителя, премилостивейшия государыни нашей, всяких благ желатель, недостойный богомолец Варлаам архимандрит Даниловский, яко самаго Христа ножки ваши объемля кланяюся. Марта в 2 день 1726 году. Переславль.

Высочайший имянной указ императрицы Екатерины 1-й архимандриту Варлааму. Честнейший отец! Понеже Троицкий Сергиев монастырь ныне в худом состоянии находится, а наипаче, как мы слышали, что монахам хлеб дают овсяный, того ради на место бывшаго в том монастыре архимандрита Гавриила, который ныне определен епископом, велели мы перевесть в Троицкий монастырь вас архимандритом и надеемся, что вы тот монастырь исправите и в доброе состояние приведете. 14 Июля, 1726 г. (Кабин. дела, № 31 и 180).

 

УКАЗЫ АРХИМАНДРИТУ ВАРЛААМУ.

1.

Указ Ея Императорскаго Величества, Самодержицы Всероссийския из Святейшаго Правительствующаго Синода, Троицкаго Сергеева монастыря архимандриту келарю монаху Вениамину Ершову, казначею монаху Нектарию Титову с братиею. Сего Апреля 14 дня в состоявшемся имянном Ея Императорскаго Величества указе за собственным Ея Величества подписанием, которой в Святейшем Правительствующем Синоде сего ж Апреля 15 числа получен, изображено: что издревле предки Ея Императорскаго Величества, по вере своей к Святому Чудотворцу Сергию Радонежскому и за почесть ему, оный монастырь многими образы почтения от других мо-

 

 


587

настырей от времени до времени награждали: того ради Ея Императорское Величество, за почесть онаго Святаго Чудотворца, намерение соизволила восприять, определить архимандриту в священнослужении всё то употреблять и поступать, как определено Киевопечерскому архимандриту. И Святейший Правительствующий Синод, исполняя оный Ея Императорскаго Величества имянный указ, приказали: вышеупомянутаго Чудотворца Сергия Радонежскаго монастыря тебе архимандриту в священнослужении все то употреблять и поступать так, как определено Киевопечерскому архимандриту. И Троицкаго Сергиева монастыря архимандриту Варлааму, келарю  монаху Вениамину Ершову, казначею монаху Нектарию Титову с братиею о том выдать и чинить по вышеобъявленному Ея Императорскаго Величества имянному указу, а о том же для ведома с синодальным членам и в епархии к архиереям, а где архиереев нет, духовных дел ко управителем, и в ставропигиальные монастыри, и в Духовную Дикастерию, и в Санктпетербургское Духовное Правление, из Святейшаго Правительствующаго Синода указы посланы. Подлинный указ за руками обер-секретарей: Михаила Дудина, секретаря Гавриила Замятина, канцеляриста Николая Выркова. Апреля 17 дня, 1731 году, № 497-й.

 

2.

Указ Ея Императорскаго Величества Самодержицы Всероссийския из Святейшаго Правительствующаго Синода, в Санктпетербурге, Троицкаго Сергиева монастыря архимандриту Варлааму. Святейшему Правительствующему Синоду прео-

 

588

священный Феофан архиепископ Великоновоградский и Великолуцкий предлагал словесно: сего 1732 года Июня 10-го дня, Всепресветлейшая и Самодержавнейшая Великая Государыня  Императрица Анна Иоанновна Самодержица Всероссийская, в присутствие свое в новоустроенном летнем доме имянным своим Императорскаго Величества указом повелела духовнику Ея Величества, тебе, Троицкаго Сергеева монастыря архимандриту Варлааму, при отправлении тобою божественных служб для подания тебе осеняльных свеч и прочаго послужения, иметь при себе из мирских персон в стихарях, колико пристойно, которых тебе ж архимандриту посвятить и в чтецы и певцы самому. И Святейший Правительствующий Синод во исполнение вышеобъявленнаго Ея Императорскаго Величества имяннаго указа приказали: тебе архимандриту Варлааму во время отправления тобою божественнаго служения для подания тебе осеняльных свеч и прочаго послужения в стихарях из мирских кого или колико человек потребно иметь и оных в чтецы и певцы посвятить по церковному чиноположению тебе-ж архимандриту Варлааму самому, другим архимандритом не во образец; и о том из Святейшаго Правитальствующаго Синода в Санктпетербурге к тебе послать указ, о чем сей и посылается. И Троицкаго Сергиева монастыря архимандриту Варлааму о вышеписанном учинить по Ея Императорскаго Величества указу. Июня 13 дня, 1732. Подлинный указ за приписью обер-секретаря Михаила Дудина, секретаря Петра Анфимова, за справкою канцеляриста Петра Васильева.

Hosted by uCoz
$DCODE_1$