Берк К.Р. Путевые заметки о России [Пер. Ю.Н. Беспятых] // Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях. Введение. Тексты. Комментарии. - СПб.: БЛИЦ, 1997. – С. 111-302.

 

 

Карл Рейнгольд Берк

 

ПУТЕВЫЕ ЗАМЕТКИ О РОССИИ

 

 

С.-Петербург — значительный город, за несколько лет выросший на безлюдных березовых островах и с тех пор постоянно являющийся резиденцией русского двора1 и средоточием различных новшеств, казался мне местом не менее примечательным, чем многие другие, на посещение которых не жалеют ни усилий, ни расходов. Поэтому когда русский курьер Шерер в 1735 году уезжал с ратификацией только что заключенного союзного трактата2, по желанию ее императорского величества взяв с собою шведского медальера Хедлингера3 и его ученика Фермана4, я, испросив милостивого дозволения его королевского величества5 н государственной Кансли-коллегии, вечером 17 октября отправился с упомянутыми спутниками в путешествие туда...

Мы выехали вы Выборга... 31 октября с наступлением темноты и на всем протяжении пути до С.-Петербурга, а это 125 верст*, не миновали ни одного примечательного места, кроме Систербекской железной мануфактуры в 27 верстах от С.-Петербурга6. Однако на сей раз у нас не оказалось времени на ее осмотр из-за начинавшегося на Неве ледохода.

 

Крестьянские избы

Крестьянские избы в русской Карелии и, по рассказам, в северной части великого княжества Финляндского — это земные чистилища: без окон, лишь с маленькими отверстиями в стене, и без дымовых

 

* Обычно говорят, что 10 верст составляют шведскую милю6. По более точному расчету г-на Делиля7, 104 1/2 версты равняются одному градусу.


112

труб. Поэтому дым, выйдя из печи и некоторое время поплавав по комнате, просачивается наконец сквозь неплотный потолок, и сие расставание все присутствующие не могут пережить без текущих в три ручья слез.

 

Состояние крестьян

Из любопытства я спросил людей, с которыми в одном месте имел случай поговорить, как они чувствуют себя под русским правлением9. Они пожаловались на свою бедность, но признали, что повинности несут не большие, чем в шведское время, а пожалуй меньшие, и власти обращаются с ними довольно мягко*. Предполагаю, что суровость наших коронных фогдов11, проявляемая при взимании податей, может быть причиной ухода шведских крестьян за русский рубеж. Но причина того, что столь многие девушки, выправив себе паспорта ландсхев-дингов12, приезжают в С.-Петербург, — кроме высокого тамошнего жалованья, еще и в удовольствии прогуливаться в парчовых шапочках и в свободе вести распутную жизнь без риска навлечь на себя хулу; для многих это кончается обращением в греческую веру ради какого-нибудь возлюбленного солдата или работника.

 

Организация в России почтовой гоньбы

В Выборге мои спутники, предъявив паспорта, выданные русским посланником в Стокгольме13, получили от вице-коменданта для сопровождения солдата, который должен был добывать на всех станциях почтовых лошадей, а если их окажется недостаточно много, то у ближайших крестьян, ибо почты не так сильны и устроены хуже, чем по шведскую сторону границы. И, напротив, в старых частях собственно Русского государства почты устроены добротно.

На больших дорогах с промежутками в 20—30 верст есть почтовые крестьяне (ямщики), освобожденные от других повинностей за обязанность возить людей, отправляемых по государственным делам. Прежние получали от короны плату, но поскольку расходы на это были слишком большими, тем более что таких [крестьян] в России насчитывается свыше 200 тысяч, то платить жалованье перестали, добавив немного прогонных денег. Крестьяне получают не больше трех копеек за десять верст, что обозначено в паспорте, ибо есть другие

 

* То, что императрица несколько лет тому назад по всему своему государству даровала полугодовую подушную подать10, большинством было, конечно, воспринято как проявление истинного великодушия. Однако некоторые, считающие себя более проницательными, говорят, что к сему доброму делу вынудила необходимость, так как народ беден.


113

важные персоны с правом брать этих почтовых лошадей, давая по шесть копеек за десять верст.

Те, кто желает ехать быстро и платить за скорость, дают по копейке за каждую версту и на больших почтовых станциях находят много крестьян, предлагающих свои услуги. Большие станции расположены на расстоянии примерно 100 верст одна от другой (а упомянутые меньшие являются как бы их отделениями). Такие путешественники избавлены от необходимости принуждать крестьян к езде — наоборот, те рады заработать толику денег и даже не щадят своих лошадей, сколь бы длинны перегоны ни были.

В глубине страны, где путешествуют меньше, короне невыгодно держать почтовых крестьян на коротких расстояниях. Поэтому если туда посылают курьеров, они, чтобы быстрее доехать, берут таких копеечных лошадей, которых всегда предостаточно. В пределах 20 и более верст от Петербурга найти их все же несколько труднее, так как там нет значительного хлебопашества и крестьянам приходится покупать овес у купцов в городе.

Лучше и дешевле всего пользоваться извозчиками, приезжающими в города с товарами и налегке возвращающимися обратно.

Разница в скорости меньше, чем в цене. При хорошей дороге можно нанять пару лошадей от С.-Петербурга до Москвы за 4—5 рублей; при копеечной почте эти 750 верст обошлись бы в 15 руб. Извозчики обычно трогаются в путь в 10 часов утра и едут без остановки до 6 часов вечера, после чего отдыхают до часу ночи и затем едут до 7 часов утра. Таким образом за сутки они преодолевают 80—90 и более верст. На отдыхе они дают лошадям вдоволь овса, разумно покупаемого только там, где имеется богатое землепашество.

Путешественник должен иметь с собой и питье, и еду, ибо нигде, кроме больших городов, не найдет ничего пригодного в пищу кому-либо помимо русских простолюдинов. Берут с собой также постель и едут лежа, укрытые ковриком либо кожей в своей спальной повозке или санях; ведь в крестьянских домах нет кроватей и так дымно, что долго в них не пробудешь.

Правда, на почтовых дворах имеются большие постройки для проезжих, но почтовый комиссар открывает их только для министров и [других] важных персон, которые в зимнее время должны высылать своих слуг вперед на несколько часов раньше, чтобы там натопили [комнаты]*.

 

* См.  «Преображенную Россию». С. 126.


114

 

Почтовая служба

В России почта для писем за последнее время тоже приведена в лучшее состояние. Между Петербургом, Москвой и Архангельском устроены верховые почты для писем купцов. Господа, живущие в сельской местности и в отдаленных маленьких городках, должны посылать своих слуг к ближайшему купцу либо в один из городов, через которые проезжает почта. Канцелярии обычно пользуются собственными почтами. Каждая канцелярия постоянно держит в Петербурге лошадей и несколько приданных для этого солдат, которых отправляют с депешами, и тогда вышеупомянутые станционные лошади нанимаются по три копейки с десяти верст. Если путь лежит через Москву, тамошний департамент канцелярии, приняв письма и [другие] бумаги, посылает их со своими людьми дальше.

С 1727 года почтовые счета в России устроены по шведскому образцу, после того как директор Дункан с позволения Кансли-коллегии передал графу Остерману все шведские постановления и формуляры относительно почты для ведения счетов и смет.

После утомительного 17-дневного путешествия мы 3 ноября в полдень прибыли в С.-Петербург.

 

С.-Петербург

Виденное и слышанное мною о России от заслуживающих доверия людей за время пребывания в этом городе я лучше всего сберегу, если стану придерживаться последовательности, в которой город с самого основания строится и ведет дела в каждом государственном здании.

Царь Петр, после завоевания Нотебурга, то есть нынешнего Шлиссельбурга, а также Ниеншанца в 1703 году14, стоя со своим войском на островах в устье реки Невы, текущей из Ладожского озера и впадающей в Финский залив, составил план устройства в этом месте крепости и гавани*15. Пока вся местность осматривалась и начинались работы, сам государь, как и его солдаты, не хотел постоянно жить под открытым небом и приказал на Финской стороне, на острове, который теперь зовется Петербургским, на берегу большого рукава Невы поставить для себя маленький деревянный дом. Он низкий и состоит из всего двух комнат — большей и меньшей, разделенных узкой прихожей. Кроме того, он окрашен в красный цвет и подобно старым каменным домам, имеет белые полосы, словно бы между кирпичной кладкой видна известь. Чтобы дождь и снег не испортили это достопримечательное строение, над ним сделана прочная крыша, поддерживаемая каменными столбами, которые галереей поставлены вокруг дома16.

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 145 и сл.


115

 

Крепость

Крепость была заложена первой из постоянных построек. Это дело при малой пользе, которую могло принести, стоило слишком много денег и людей, в мучениях погибших от скудного питания и тяжелой земляной работы. Крепость занимает маленький остров17, по форме продолговатая, имеет шесть бастионов и на вышеупомянутом Петербургском острове (отделенном лишь узкой полосой воды) — кронверк. Поначалу валы были земляными, их потом, когда Петр вознамерился вовсе не уступать этой завоеванной местности, перестроили в стены, но лишь из кирпича, поскольку дикий камень в этом краю редкость. Над крепостью еще работают, особенно над двумя новыми наружными укреплениями — к востоку и к западу18. К сожалению, известковый раствор кое-где отваливается, уродуя стены; это отчасти происходит, вероятно, от того, что по форме кирпичи не сужаются в соответствии с уклоном, который должна иметь стена, и идут как бы маленькими ступеньками, которые разъедаются дождем и снегом. Я слышал, однако, разговоры о мерах предосторожности, которые будут впредь применяться, и о новом цементе для более старых верков.

В остальном крепость аккуратностью исполнения подобна голландским, но эта особенность едва ли способна устрашить врага. Во всех стенах устроены сводчатые помещения — часть для гарнизона, но большинство для узников, многим из которых приходится сидеть там в вечном заточении. И нехорошо, что друзья и родственники справляются о них, уже войдя внутрь. Когда человека туда посадят, нельзя предсказать добрый исход его дела; нечто вроде наших ложементов в Смегорде. Многих там и умерщвляют в тишине.

Здания внутри крепости — это лишь несколько фахверковых складов, деревянный дом для коменданта19 и красивая Петропавловская церковь.

 

Петропавловская церковь

Она каменная, не особенно большая, но построена хорошо. Шпиль на колокольне довольно узкий и покрыт сильно позолоченной медью. Сама крыша, как и купол (он есть у всех русских церквей, прямо над алтарем и несколько в стороне от главного фасада), покрыта свинцом, но фонарь на ней тоже позолочен. В упомянутой большой колокольне есть часовой механизм с боем20    — единственный в городе с тех пор как разобрали Адмиралтейскую башню, еще не отстроенную заново21.

Понадобилось много времени, чтобы старые русские в С.-Петер-


116

бурге привыкли к бою часов*. Прежде в России часы считали от начала дня и ночи; если солнце всходило в 5 часов, то 6 часов называли первым часом дня, 7 часов — вторым и т.д. А так как в Москве самый длинный день продолжается всего 17 часов, то там и в других больших городах циферблат содержал не больше семнадцати цифр. Когда же, к примеру, день длился всего 13 часов и стрелка подходила к тринадцати, ее переводили на цифру 1 и затем она двигалась до цифры И. Такое обращение еще вроде бы применяется в старых монастырских церквах и повсюду на городских часах в самых отдаленных местностях, куда пока не в таком большом количестве распространились люди, называемые русскими «новым европейским народом».

Петропавловская колокольня имеет также куранты, которые слышны отовсюду, они с часовым боем, но больше всего бьют между одиннадцатью и двенадцатью дня**.

Спереди все трое церковных дверей парные, с итальянскими мраморными колоннами, и от больших дверей к крепостным воротам насажена аллея.

Изнутри вся церковь убрана гипсом и мрамором; у пилястр позолочены основания и капители. Над окнами живописно изображена история Христовых мук, а на сводах среди многих иных украшений — ангелы, несущие орудия страстей Господних. Кафедра украшена хорошо позолоченной скульптурой и живописными изображениями библейских историй. Перегородка, согласно греческому обычаю всегда имеющаяся между нефом и алтарем, то есть помещением, где священник читает, стоя у стола, или маленького престола, весьма обильно покрыта резьбой и позолотой, а также живописью, представляющей картины из Нового и Ветхого Завета и святых греческой церкви. Перед четырьмя самыми главными, выполненными в человеческий рост, а именно: Христом, Марией, Петром и Павлом, висят чрезвычайно тяжелые серебряные лампы. Купол над престолом богато позолочен и покрыт живописными изображениями***.

Что до меня, то я более всего рассматривал две работы Петра Первого, выточенные из слоновой кости, — большое паникадило и своеобразный крест с портретами Девы Марии и четырех других святых наверху; крест стоял на престоле23

* Петр I наказывал батогами многих солдат, упрямо по-старому отвечавших на вопрос, который час.

** На Исаакиевской церкви тоже были красивые куранты, пока она некоторое время тому назад не сгорела вместе со своим ревностным звонарем, не пожелавшим покинуть пост; он остался на колокольне и звонил, пока пламя не покончило с ним22.

** Вообще о живописи в этой церкви можно сказать, что она порядочно хороша н совершенно не сравнима с длинношеими безжизненными фигурами, какие изображены в других русских церквах.


117

 

Царские гробницы

Сей монарх и его супруга Екатерина долго лежали посреди этой церкви на площадке, поднятой над полом на две ступени. Теперь же их тела опущены там в гробницы под землю, где лежит и несколько членов царской фамилии*.

Хотя эта церковь из-за воды находится на некотором удалении и ближайший Петербургский остров не особенно заселен, а кроме того, там есть три других церкви, ее все же посещает много людей, главным образом по воскресным и праздничным дням.

 

Утренние и вечерние молитвы

К утренним и вечерним молитвам сюда и во все другие места приходит довольно мало народу. Простолюдины, похоже, являются самыми набожными; знать или вовсе не совершает утренних молитв, или имеет своих собственных домашних священников. Некоторые господа изобрели новый способ по-быстрому поладить с Богом. Поскольку, согласно русской литургии, большинство дней в году имеют свои особые молитвы и почитания, а также стихи псалтыри**, которые надлежит читать, и сие занятие может порой длиться дольше того времени, каким располагает для слушания господин, то он велит двум-трем священникам одновременно тараторить каждому свою часть и таким манером разделывается с этим за срок вдвое или втрое меньший.

 

Крестное знамение

Вообще можно сказать, что русские молятся реже, чем совершают знамение. Два или три креста, творимые тремя первыми пальцами правой руки от лба к груди, от правого плеча к левому (между тем как в латинской церкви делают движение слева направо), а также многочисленные «Господи, помилуй» многим заменяют утреннюю и вечернюю молитву, обедню и все прочее богомолие. Знать, в большинстве своем полагающая, что делать что-либо относящееся к религии — позор и испытание слабого разума, либо вовсе не осеняет себя крестным знамением, либо же осеняет таким маленьким и столь поспешно у груди, что едва заметишь. Всем детям при крещении вешают на шею маленький крестик из серебра, латуни или железа, смотря по состоя-

* Вообще-то усыпальницы царей  находятся  в московской церкви Св.  Михаила24  , а царицы и принцессы покоятся в Девичьем монастыре под Москвой25 . Strimesii Anmärckn. 1723. Р. 30126.

** Помимо псалтыри читают очень немного из Ветхого завета и изредка еще евангелистов из Нового. Прихожане обычно листают молитвенники и Четьи-минеи.


118

нию родителей. Его носят всю жизнь — разумеется, если эта вера человеку по сердцу. Но женщины носят его так, чтобы он был виден, всячески украшая его, смотря по своим возможностям. Жены мещан, мелких писцов и солдат вешают крестики на широкие сквозные серебряные цепочки. Знатные особы если вообще носят крестик, то, творя крестное знамение, более озабочены красивыми бриллиантами, украшающими грудь для мужчин, нежели какими-либо благочестивыми мыслями, — tout comme chez nous27.

 

Изображения святых

Во всех помещениях напротив дверей поставлены распятия или изображения святых, и благочестивый человек при входе не преминет сотворить перед изображением крестное знамение, прежде чем поприветствует присутствующих. Многие живущие в России протестанты тоже имеют в своих домах такие изображения в знак уважения к жителям этой страны, которые посещают их дома, и во избежание раздражения к себе как к нехристям. Говоря не только об изображениях, но и о тонких восковых свечах, зажигаемых перед ними, русские почтительно употребляют слово не «продать», но «обменять», хотя и на деньги*. Изображения помещают также наверху на наружных стенах церквей, у которых люди останавливаются и, обнажив голову, крестятся. Это почтение выказывают церквам и с большого расстояния. Я видел, как принцесса Елизавета, проезжая мимо моих окон, многократно крестилась на упоминавшуюся выше церковь Петра и Павла, стоящую по другую сторону реки.

 

Раскольники

Я сказал, что русские творят крестное знамение первыми тремя пальцами. В этом отношении отличаются раскольники, которые складывают первый, четвертый и пятый пальцы и, кроме того, не любят изображений, сделанных в более позднее время**. Хотя эта секта (большинство явных приверженцев которой — простые, но часто зажиточные люди, ибо некоторые знатные являются таковыми тайно), видимо, не согласна с греческой и собственно русской церковью лишь во многих малых символах; при всем том отношение к секте очень суровое. Исповедующие эту веру не могут иметь собственных церквей, обложены двойной контрибуцией, а в некоторых местах для отличия от ортодоксальных верующих обязаны носить на шее красный отлож-

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 133.

** Сравн.: «Преображенная Россия». С. 58 и 311.


119

ной воротник. Отсюда видно, что придумавшие это русские священники побуждаемы тем же духом, что и римские (если не брать примеров из места поближе), которые сильнее ожесточены на заблудших братьев, нежели на врагов своей церкви.

 

Веротерпимость

Латинская церковь пользуется в России полной свободой, только все ее священники, как сказано на с. 2028, соблюдают правила в соответствии с указом, прибитым к дверям каждого иноверческого храма. Однако на католиков направлено недреманное око, и вообще не терпят иезуитов, поскольку весь мир убежден в том, что сии паразиты приносят вред там, где им позволяют гнездиться. Не столь давно фельдмаршал Ласси ходатайствовал для католиков об одной из нарвских городских церквей — ввиду того, что тамошнее русское население не нуждалось во всех церквах, занятых после взятия города штурмом29. Но церковь предпочли оставить ее прежним хозяевам — евангелистам.

Когда иноверец вступает в брак с представительницей греческого вероучения, от него не требуют, как прежде, креститься в греческую веру. Но дети будут воспитываться в вере, принятой в этой стране.

 

«Камень веры»

Невзирая на установленную веротерпимость, Стефан Яворский, который был митрополитом в Рязани, а с 1702 года экзархом-местоблюстителем патриаршего престола до 1720 года, когда стал президентом Синода30, отважился написать ироническую книгу под названием «Камень веры», направленную прежде всего против аугсбургских превратителей веры31. В Польше он впитал в себя папистские принципы и выплеснул свой дурман в то время, когда папа предлагал объединение восточной и западной церквей*; однако [Стефан действовал] под предлогом, что это ревностно направлено против образоборца Фомы**32. Но поскольку книга была преисполнена клеветы на протестантов (чему здесь ниже под литерой А есть доказательства), то, конечно, очень понравилась простым русским. Однако Петр I, и слышать не желавший о подобном, запретил ее печатать. При Долгоруких33 и во многом благодаря содействию императорского министра графа Братислава34 она наконец увидела свет, но в недолгом времени была запрещена для продажи, а ее экземпляры становились все более

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 372.

** Или Томаса, ибо там, где в греческом Th, русские произносят F: Fomas, Feodor, Matfeus и т.д. Об этом Томасе сравн.: «Преображенная Россия». С. 57.


120

редкими35. Теперь за каждый платят 6-7 и более рублей. Говорят, Халленсес издал опровержение: «Der Hammer Gottes der den Felssen zerschlägt»36.

 

Терпимое отношение к протестантским книгам

Напротив, к протестантским сочинениям относятся довольно хорошо. Книги Иоганна Аренда об истинном христианстве были переведены на русский язык одним нарвским пастором и при поддержке новгородского архиерея напечатаны в Галле в 1735 году в восьмую долю листа*37. По приказанию того же прелата и давно сделанный перевод Grotius de Veritate Religionis Christianae был передан знающему человеку для более тщательного просмотра38.

 

Пост

Пост наряду с крестным знамением является частью внешнего благочестия,  соблюдаемой  наиболее  строго.   Круглый год по  средам  и пятницам не едят мяса и того, что имеет животное происхождение, — масла, молока и яиц, но лишь рыбу (приготовленную на растительном масле или с хреном) и земляные произрастения. В первый, или великий,  пост —  от Сыропуста до  Пасхи —  нельзя есть и рыбы,  и, согласно старому церковному установлению, не более двух раз готовится вареная пища — именно в день Благовещения Святой Богородицы и в Вербное воскресенье.

Однако столь строго ведут себя довольно-таки немногие; обычно считают достаточным, если в первую и последнюю неделю [поста] едят только сырую пищу — грибы, сухие плоды, редьку, кислую капусту и т.д. Некоторые столь благочестивы, что по три-четыре дня кряду на протяжении этих двух недель, в которые большинство причащается, не употребляют вообще ничего, другие же воздерживаются от пищи каждый второй день.

 

Масленая неделя

Неделя перед великим постом называется масленицей, когда мясо, правда, запрещено, но разрешены рыбные блюда с маслом и молоком. Масленицу надо рассматривать как карнавал, особенно последние ее дни, когда почти не увидишь мужчины или женщины из простонародья, которые не были бы пьяны. Если страждущий не достаточно напился дома, он добавляет на так называемых прощальных визитах,

* Автор «Преображенной России» ошибается, говоря на с. 223. что эта книга была напечатана уже в его время.


121

какие друзья наносят друг другу. Церковь при этом стремилась к тому, чтобы люди дружелюбно навещали своих друзей и как достойные причастники мирились с теми, с кем в ссоре. Но сей похвальный обычай выродился в пустые приветствия и в повод для пьянства.

 

Катание на санках

Тот, кто не имеет желания напиваться, — или по крайней мере для разнообразия — находит удовольствие в катании на санках.

Строят высокий помост, с него идет широкий скат, который покрывают снегом, выравнивают, обливают водой, и она крепко замерзает. С помоста съезжают на маленьких санках, которые на крутом склоне так разгоняются, что прокатываются потом по льду 200—300 шагов; дорожка, как и скат, выровнена и по обеим сторонам украшена елями. Все жены мещан, солдат и крестьян, а также служанки одеты в свои лучшие наряды. Если они не уверены, что сами управятся с катальным снарядом, то садятся на колени к парню, который правит не каблуками, как мальчики в Швеции, а руками — вероятно, чтобы не испортить дорожку39.

За пределами С.-Петербурга неподалеку от срытого Ниеншанца40 находится деревня Охта; это место, где устраиваются такие развлечения, и посмотреть на них приезжают из города много знатных персон. Для возведения сего театра объединилась вся деревня, она делит и доходы, ибо за каждый спуск с горы платят копейку.

На дворе обер-камергера41 Тоже была возведена подобная гора, где придворные в прошлые годы катались на чудных санках, сделанных в виде сирен, львов, медведей, свиней и т.д.; однако в нынешнем (1736) году на этом месте гору не устроили.

 

Качели

Затем все общественные развлечения замирают до Пасхи, когда веселятся на колесных качелях — таких широких, что на каждом сиденье размещаются по четыре-пять человек. Качели ставят не только в частных дворах, но и на общественных площадях, где простонародье качается за деньги под музыку длинных рожков, звучащих подобно нашим пастушеским, или под звуки инструмента с двумя струнами. При этом не уместившиеся на качелях заводят причудливый танец. У некоторых качелей над каждым сиденьем есть крыша с занавесками сзади и спереди.

Сама ее величество прибыла на площадь со своим двором и наблю-


122

дала за этим развлечением. Еще одни колесные качели есть в саду при Летнем дворе42.

Однако качаться на качелях начинают в пост по всем праздничным дням со дня Благовещения Богородицы, когда люди, особенно молодые женщины, служанки и мальчики встают босиком по концам толстой доски, положенной на козлы высотой в локоть43, и раскачиваются так сильно, что их подбрасывает над доской чуть не на два локтя. На земле разложено сено — во избежание повреждений, если прыгая промахнешься [мимо доски]. Четырем парам, которым ее в-во велела прийти на внутренний двор дворца, подобная предосторожность не потребовалась, ибо все они качались ловко. Всякий раз, летя вниз, они делали определенное движение руками и хлопали себя по бедрам — отчасти для того, чтобы ветер не раздул юбки, а отчасти для придания доске большей упругости.

 

Пасха

Пасха — один из самых больших праздников у русских. В первый час первого утра Пасхи во всех церквах проходит богослужение. Ее в-во, принцессы и придворные присутствуют на богослужении в дворцовой церкви*. Затем присутствующие приносят свои поздравления. С восходом солнца производят 30 пушечных выстрелов с крепости и столько же из маленьких полевых орудий, установленных при дворе. В 10 часов — снова богослужение, по завершении которого принимаются поздравления от иностранных министров и от своих подданных, которых не было при дворе утром. Гвардейские полки и крепостные пушки производят залпы согласно принятому праздничному обычаю. После обеда при дворе нет приема — он на следующий день, когда дают также бал.

 

Поцелуи к яйца

Все знакомые, видящие друг друга на пасхальной неделе впервые, целуются, но знатные люди и те, кто намерен жить на новый манер, яиц друг другу не дают**. Петр I никогда не избегал целовать солдат и матросов, встречавшихся ему в эту пору на улице. Принцессы же теперь целуют иностранных министров в щеку (сия милость была оказана принцессой Елизаветой и мне), что они вообще-то весь год делают по отношению исключительно к самым знатным русским

* Всю страстную неделю служится также полуночная месса, которую посещают лишь самые набожные.

** О значении яйца см. «Преображенную Россию». С. 6.


123

подданным. Слуги, дарящие своим хозяевам яйца (иногда вместе с приложенным к ним куском хлеба), рассчитывают главным образом на чаевые. Повстречавшаяся мне на улице пьяная баба вынула яйцо, но поскольку она отнюдь не вызывала аппетита, я посторонился и был за это обозван чванным...44.

2.   Второй пост —   Петра и  Павла,  он  начинается  в Троицкое воскресенье и завершается в Петров день.

3.  Затем идет пост Богоматери — с 1 по 15 августа, день Успения Богородицы. Этот пост столь же строг, как и великий, то есть не дозволяется вкушать рыбу.

4.   Последний [пост] начинается 15 ноября, или в день Филиппа (по русскому счету), и завершается в первый день Рождества. В это время празднуется день Николая — с пьянством, как в масленицу.

По промежуткам между этими постами и их продолжительности многие тысячи крестьян ведут счет времени, не зная названий месяцев.

Говорят, ни один священник не дозволяет нарушать пост, но все же потворствует нарушителю, равно как не придает большого значения тому, что после смерти третьей жены человек берет себе любовницу, так как согласно греческой религии нельзя жениться более трех раз.

 

Р[усскос] духовенства*

Что до русского духовенства, то большинство по уму и образованности столь же неотесано, как по наружности. Почти у всех их длинные неопрятные бороды и волосы, они ходят в длинных до пят одеждах, с той разницей, что белое духовенство может носить одежду разных цветов, а черное — только черную и высокий головной убор, обтянутый крепом, ниспадающим на плечи. Белое духовенство, или приходские священники, отличаются, однако, от католических по члену символа веры относительно супружества: русские должны быть женаты, но лишь единожды. Овдовевший священник уже не может читать мессу**, но все же имеет право произносить утренние и вечерние молитвы или запевать. Если он молод и захочет непременно снова жениться, то должен выйти из духовного сословия.

* Петр I, приказав более важным своим подданным расстаться с бородой и одеться в немецкое платье, предоставил части старых горожан право сохранять бороды за ежегодную контрибуцию. Такие люди получили знак — маленькую медную медаль, на одной стороне которой была изображена голова с бородой, а на другой написано: «оплачено за год...»45. Мне рассказывали, что подобная же контрибуция была при Иване Васильевиче , тогда квитанциями служили продолговатые восьмиугольники с вышеупомянутыми изображениями и надписью, но никто [из моих знакомых] не мог сказать, что видел такую медаль собственными глазами.

** Flaminibus, Plutarcho teste, поп concedebatur divortium, et mortua uxore sacerdotium abdicabant. Bezeri Thes. Brandeb. sei. p. 10l.47


124

 

Монахи

Старый же, напротив, обычно становится черным, или монахом. Люди в монастыре обязаны дать обет целомудрия, и из их среды, то есть архимандритов (аббатов) всегда назначают архиереями, или архиепископами. Ибо есть всего несколько духовных особ, еще называемых епископами — почти как у нас лишь немногие суперинтенденты получили или сами приняли епископский сан.

Без специального разрешения властей в монастырь уйти могут только старики. А поскольку такое дозволение дается редко, то монастырских жителей со временем должно становиться меньше, и корона получает много богатых именин.

Навыки свободного чтения и письма являются двумя важными качествами священника, но все же наиважнейшее — умение громко петь. Священники поднимают свой голос, подобный трубе самого низкого тона, не только в церквах, но также при отпевании покойного и в иных случаях.

 

Рождественское пение

В Рождество русские ходят по домам, распевая псалмы в честь новорожденного дитяти и прося одаривать их подарками. Ведь Петр Первый не запрещал им этого, но, высмеивая их алчное пение, сам тоже ходил по домам, причем самые рослые мужчины его компании должны были изображать собой подсвечники, толстяки или подагрики — скороходов и т.д.; он собирал значительные суммы денег48.

Возвращаясь от этого пространного отступления к крепости, [скажу], что помимо вышеописанной церкви и прочего упомянутого, в ней нет ничего достопримечательного. Сенат49 и аптека находятся теперь в разных местах в городе, а монетный двор вообще переведен в Москву50.

В узкой протоке, отделяющей крепость от Петербургского острова, и в более широкой — со стороны Васильевского острова — обычно встают на зиму корабли51, чтобы весной и осенью не получить повреждений при ледоходе на большой Неве.

 

Петербургский остров

На Петербургском острове как ближайшем к крепости самыми первыми стали строиться русские семьи, приехавшие из страны, повину-


125

ясь приказу. Все их дома были деревянными, а потом лишь довольно немногие были возведены из камня после того как двор поселился по другую сторону реки и знать тоже пожелала жить ближе к нему.

 

Троица

Троица, или Троицкая церковь, — деревянная, не особенно большая52, стоит у реки примерно на расстоянии мушкетного выстрела от вышеописанного первого дома Петра. Ее сей государь очень любил и поэтому именно в ней по большей части посещал со своей фамилией общие богослужения, а также приказывал устраивать там различные торжественные церемонии — например, похороны царевича , венчание Анны Петровны с герцогом Гольштинским54 и т.д.

В башне не может быть колоколов, они висят в стоящей рядом звоннице. Звонить, или, точнее говоря, ударять в колокола (ибо у всех русских колоколов языки обвязаны веревкой и они бьют только в край) дозволено лишь церковным служителям; исключение составляют пасхальные дни, когда привести колокола в движение старики почитают за великую честь, а молодежь — за развлечение. В Москве и других городах, где есть старые церкви с многочисленными малыми колоколами, звонари обвязывают все эти веревки-струны вокруг шеи, рук, пояса, ног и определенными движениями, напоминающими сильные конвульсии, производят симфонию. Юные парни искренне радуются, получив разрешение сыграть такую колокольную музыку*.

 

Триумфальные ворота

У воды неподалеку от церкви стоят деревянные триумфальные ворота, украшенные многими скульптурами и живописными изображениями. Они были возведены для въезда в С.-Петербург ее величества ныне правящей императрицы.

 

Освящение воды

Рядом — пристань, обычно служащая для швартовки [судов], но мне рассказывали, что на ней также проводится летнее (19 мая) освящение воды36. Тринадцатый день Рождества, то есть 6 января, является, однако, примечательнейшим днем сего святого действа, и не

 

* Большой колокол в Москве, который много лет тому назад упал и треснул во время пожара, в 1735 году был перелит и сделан на две тысячи пудов тяжелее, а прежде весил только 8 тысяч пудов. Математики еще озабочены его подъемом; я видел при дворе две спроектированные для этого машины. Колокол был испорчен при московском пожаре 1737 гада35.


126

только в С.-Петербурге, но и во всех русских городах и весях, через которые протекают реки. Это делается в память Крещения Христова, а на следующий день, 7 января, в церквах празднуется крещение Иоанна, но без особенной торжественности. Во время моего пребывания в этом городе я имел случай наблюдать зимнюю церемонию и заметил прежде всего следующее*.

В 9 часов утра все четыре гвардейских полка, пройдя торжественным маршем мимо дворца ее в-ва, спустились на реку Неву, где вместе с прибывшим с Петербургского острова Ингерманландским [полком] выстроились в каре. В его середине перед императорским двором была возведена иордань — строение, в котором должен был состояться обряд. Оно было из тонких досок, восьмиугольное и на все стороны открытое. Крыша куполом, но не сплошная, а решетчатая. На самом верху стояла скульптура Иоанна, на карнизах сидели восемь ангелов, а также между ними было четыре картины, представлявшие крещение Христа и Иоанна, всемирный потоп и Красное море. Вокруг этого строения шла балюстрада, на ней тоже стояли маленькие ангелы. Внутри под крышей висело сияющее солнце, а под ним над самой прорубью — голубь.

Прорубь, или отверстие, была четырехугольной, и сделанный по ней большой ящик опущен на веревке несколько ниже поверхности воды. Имелось также несколько ступенек, по которым спускались к этому ящику, так как сама иордань была построена не прямо на льду, а стояла на толстых бревнах, лежавших друг на друге до высоты локтя в два. Рядом со строением стояло еще два других, но меньших и со всех сторон закрытых; в них ее в-во и принцессы могли присутствовать при этом действе, коль скоро пожелают. Все скульптуры на вышеназванных постройках были позолочены, дерево мраморировано, а пол выстлан красным сукном.

Новгородский архиерей57 с получением известия, что полки выстроились, начал шествие от своего дома. Впереди шли два священника, несшие маленькие раздвоенные флаги, подобные нашим торговым. За ними по двое и по трое в ряд следовало в наилучших облачениях все петербургское духовенство. Перед архиепископом шли четыре священника с длинными зажженными восковыми свечами и еще два, несшие нечто вроде герольдовских скипетров или архиепископских знаков отличия. Они выточены из черного дерева и на конце имеют позолоченную жесть, вырезанную в виде солнца (лишь лучи заключены в круг), в центре которого выгравированы головы ангелов. Архиепископ с со-

 

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 60 и 61.

 


127

провождавшими его прелатами и архимандритами завершали процессию, все облаченные в одежды своего сана. Это облачение несколько отличается от одежд латинской церкви, но очень богато золотым и жемчужным шитьем. Головные уборы не имеют двух торчащих рогов, как митры католических епископов, а похожи на высокие тульи шляп с узкой горностаевой оторочкой.

Когда вся эта группа духовенства, достигавшая, пожалуй, 150 человек, подошла к иордани, прочли несколько молитв и совершили окуривание над водой. Затем был совершен обряд ее освящения посредством погружения креста, который держал в руке архиепископ. Тотчас был подан знак вынести вперед знамена всех присутствовавших полков; знамена поставили у углов, или входов, строения и крестообразно окропили освященной водой. Когда церемония на льду таким образом завершилась, был произведен тройной залп с крепости, с Адмиралтейства, из двадцати установленных на льду орудий, и все полки стреляли беглым огнем.

Между тем архиепископ с прелатами удалились наверх к двору, а с ними лишь оба их пастыря и два священника, несшие серебряный котел, заполненный освященной водой. Ее в-во и принцессы были ею окроплены и потом поцеловали крест. Исполнив это, все прелаты отправились вниз, соединились с остававшимся на льду духовенством и прошествовали обратно в том же порядке, в каком пришли.

С того самого мгновения, как освятили знамена, народ устремился за этой благотворной водой. Двое придворных слуг отнесли воду в двух позолоченных серебряных кувшинах для благочестивых при дворе. Ее наверняка оказалось достаточно, ведь всему штату конюшни и — прошу заметить — всем лошадям ее в-ва не требовалось больше, чем полная лохань, которую, покрыв красным сукном, весьма торжественно везли в санях, запряженных шестеркой лошадей и при двух форейторах. Поначалу я принял за шутку разговоры о святой воде для лошадей, но придворный шталмейстер Финк, стоявший рядом со мной во дворце и наблюдавший эту церемонию, уверил меня, что русские конюхи действительно дают ее больным лошадям.

Невероятное множество народа протискивалось к проруби, чтобы унести домой воды или хотя бы умыться ею. Эта суета после ухода солдат продолжалась еще целый день. Я видел матерей, привозивших на санках маленьких больных детей и окроплявших их у самой проруби, но не заметил ни одного, кто бы нагишом прыгнул в воду, хотя подобное едва ли бы оказалось в этот день чем-то необычным.


128

 

Похороны

Каменная церковь Николая на западной оконечности Петербургского острова не являет собой ничего достопримечательного58. То же относится и к расположенной на материке церкви Самсона59, где интересно только то, что немцы и вообще все люди, исповедующие не русскую веру, имеют рядом с нею свое кладбище*60.

У русских же есть несколько мест, особенно у деревни Ямской, расположенной на Ингерманландской стороне в двух верстах от города61, где они хоронят своих покойников. Наверно, для их мирного упокоения священники там, как и в других местах государства, иногда приходят совершить мессу. Вообще, в каждом большом русском городе есть яма, куда бросают не только найденные на улицах трупы, но и всех умерших от распутства или некрещенными **.

 

Похороны господ

О похоронах в России высоких господ можно составить себе представление по похоронам кабинет-министра и генерал-аншефа графа Павла Ягужинского62, состоявшихся 17 апреля 1736 года. Процессия из С.-Петербурга к Невскому монастырю была следующей.

1)  Рота конной гвардии. Литавры и трубы звучали приглушенно, и офицеры держали шпаги подмышкой.

2)  Ингерманландский и Невский пехотные полки с опущенными знаменами и оружием.  Ехавшие верхами майоры имели,  как и все прочие офицеры, на шпагах флер и — прошу заметить —держали их за острые концы. Музыка играла похоронные псалмы.

3)  Три конных фурьера.

4)  Два музыканта с приглушенно звучавшими литаврами и двенадцать [музыкантов] с трубами, все пешие.

5)  Два фенрика, несшие живописное изображение герба Ягужин-ских с флером и кисеей, которые фестонами свисали вокруг.

6)  Лейтенант, несший красное военное знамя.

7)  Шталмейстер, за которым вели лошадей — двух убранных радостью и пять скорбью.

8)  Три маршалка, возглавлявших русское и немецкое купеческое сословие.  Маршалки и все,  отправлявшие при обряде  какую-либо

 

* Тело камергера фон Беря, погребенное в апреле 1736 года на немецком кладбище, было первым, которое положили в землю в пределах города. Получат ли подобное разрешение и другие, покажет, вероятно, время.

** Об оплакивании умерших друзей см.: «Преображенная Россия». С. 131, § 30.


129

должность (даже лакеи), имели длинные трости*, а с шляп свисал флер.

9)  Два маршалка с восьмым классом русского дворянства. Этот класс состоял из младших офицеров и чиновников коллегий. Ни они, ни шедшее впереди купеческое сословие не имели длинных тростей, но все остальные в процессии64, о чем см. ниже, под № 26 и 27.

10)  Два майора в должности маршалков.

11)  Рыцарь радости, весь с головы до пят в посеребренных доспехах и с обнаженной шпагой в руке. На его шлеме, а также на голове и ляжках лошади были красные султаны.

12)  Фенрик с белым знаменем, на котором был вензель графа.

13)  Разубранная лошадь радости.

14)  Рыцарь скорби, весь в зачерненных доспехах, он шел со шпагой, направленной острием к ногам.

15)  Фенрик с черным знаменем.

16)  Лошадь скорби, покрытая черным. Все лошади скорби в процессии имели герб и вензель P.J., нарисованный на листе, который был укреплен сбоку на попоне.

17)  30 церковных певчих. Они и все духовные лица держали в руках восковые свечи, которые, правда, не горели, так как было ветрено.

18)  Два полковника, которые были маршалками.

19)   Русское духовенство: архиереи,  архимандриты и протопопы; все в наилучших одеяниях, часть из них — с кадилами в руках.

20)   Три маршалка,  из которых один  был бригадир,  а двое — полковники.

21)  Два бригадира, два полковника и два майора, несшие на бархатных подушках рыцарские знаки, а именно: 1) шлем, 2) перчатки, 3) шпоры.  Все  это серебряное или посеребренное;  4)  лента и звезда ордена Св.Александра Невского, 5) Большая цепь и звезда ордена Св.Андрея65, 6) начальственный жезл из позолоченного серебра.

22)  Три бригадира-маршалка.

23) Четырнадцать кадетов, они волокли покрытые флером- партаза-ны66.

24)  Катафалк, влекомый шестью лошадьми скорби, гроб на нем был под черным бархатным покрывалом с большим белым атласным крестом, а в углу — герб и вензель. Мне сказали, что покойный был облачен в роскошнейшее парадное одеяние, а если бы он при своей кончине имел полк, то его бы облачили в мундир. Над гробом был черный полог, украшенный серебряным галуном и вышитым графским

 

* О том, как выглядят эти посохи, или жезлы маршалков, см. выше, на с. 22 63.


130

гербом*. Полковники, майоры, генерал-адъютанты и капитаны шли рядом, держась за шнуры. По обе стороны, насколько протянулись катафалк и кадеты, шли слуги с белыми восковыми факелами, на которых были сплетены маленькие гербы и вензеля.

25)  Четырнадцать кадетов, как и предыдущие [под № 23].

26)   Генерал-майор  в  качестве маршалка с двумя адъютантами. Этот маршалок вел генерал-лейтенанта де Геннина67 — единственного присутствующего родственника покойного. Адъютанты и эти, и ехавшие верхами, имели через плечо перевязи из флера и кисеи.

27)  Два бригадира в качестве маршалков. За ними следовали дворяне от первого до пятого класса, то есть высшие военные и гражданские чины. Среди них два иностранных министра, так как остальные хоть и были приглашены, но пришли лишь в дом усопшего.

28)  Два маршалка с шестым и седьмым классами, состоявшими из важных чиновников коллегий.

29)  Конный фурьер.

30) Запряженные шестеркой лошадей два траурных экипажа, в них и находились две дочери покойного68 , совершенно закутанные в черное. У каждой в качестве спутницы было по даме.

31)  Шествие замыкала рота конной гвардии.

На протяжении трех часов, пока процессия шествовала, ежеминутно производился пушечный выстрел — половинным зарядом, а при погребении полки дали тройной залп. Должны были палить с крепости, но поскольку раздельные выстрелы звучат слишком мрачно, а высокие персоны редко желают видеть или слышать что-либо напоминающее о смерти, то ее величество приказала установить орудия снаружи у монастыря.

Тело было погребено по прочтении нескольких молитв и после того, как в руку покойному вложили паспорт к [арх]ангелу Гавриилу, или церковное свидетельство о христианской кончине и о причащении святых тайн. Дочери, прощаясь с отцом, еще и поцеловали ему руку. У присутствующих вплоть до последнего солдата на шляпах был флер. Также взяли напрокат или велели сшить новые платья для участников процессии, среди которых более знатные получили золотые кольца с обозначением дня рождения и дня кончины графа Ягужинского**69.

 

* На похоронах незначительных людей гроб несут открытым, если позволяет погода. Впереди идут священники, которые кадят и поют, затем родственники и вся процессия. Женщин ведут под руки, и им надлежит нэ уважения быть печальными.

** Вообще на почетных похоронах все участники процессии получают также белые перчатки.


131

Если эти похороны были одними из самых роскошных, какие я когда-либо видел или увижу, то за день до отъезда я имел возможность присутствовать и на простых, но в своем роде не менее необычных.

 

Калмыцкие похороны

Некий лальма (то есть один из пяти-шести высших священников у калмык), прибывший в С.-Петербург с ханом и большим калмыцким посольством70, там скончался. Столь высокопоставленным духовным лицам оказывается такая же честь, как ханам или князьям их народа, — быть сожженными. Возвышение на берегу уже упоминавшейся Охты было местом, где Полицейская коллегия71 дозволила совершить этот обряд.

Итак, после того как тело несколько дней просидело на парадном ложе, утром 12 мая оно было посажено в четырехугольный гроб, обтянутый красным шелком и напоминавший складную скамью, поскольку при жизни калмыки, как и турки, сидят, скрестив под собой ноги.

Гроб везли в лодке, по четырем его углам были подняты флаги. Три из них были просто окоренными древками, обвязанными наверху длинными лоскутами красного, белого и синего шелка. Но четвертый больше походил на европейский флаг, или штандарт, только к одной его стороне были пришиты маленькие лоскутки. Имелся еще и пятый — как мне рассказывали, духовный флаг, висевший на древке почти как древнеримское военное знамя; на нем были изображены две уродливые фигуры — я полагаю, олицетворения добра и зла.

В лодке с телом находились только священники — их головы были обриты, между тем как прочие калмыки носили короткие волосы с оставленными лишь на самой макушке длинными, сплетенными в одну или две тонкие косички. Пока священники отправляют должность, они бритоголовые и на плечах носят шелковую ткань и полотняный платок — не знаю, можно ли это назвать ризой и стихарем. Самый главный из них стоял позади гроба, держа в левой руке нечто вроде барабана с камнем внутри, напоминающее сито для просеивания нюхательного табака, а в правой — колокольчик, которым беспрерывно ударял в барабан и звонил, время от времени выбивая некую дробь,

Прежде чем тело подвезли к берегу, хан со своей свитой несколько ниже по течению вышел на сушу и подошел, когда тело было поднято священниками на берег. Тело перенесли на плечах на холм в сопровождении священника с барабаном; священник безотрывно смотрел вниз и сквозь зубы бормотал молитву. Хан и все калмыки тоже шли в процессии. Небольшой зеленый шатер, раньше стоявший ближе к


132

                                             

воде, был затем разбит над гробом, и все флаги расставлены вокруг него. Потом все общество сидя на земле совершило вышеотмеченным образом еще одно богослужение. Упомянутый отправлявший службу священник читал по нескольким листкам, обрезанным по музыкальному формату, заупокойные молитвы — не знаю, какие.

Первое действо завершилось в час дня, а следующее началось после захода солнца. Между тем вся процессия развеялась, люди там и сям уселись на землю, а хан на старый коврик и подушку, и это было единственным, по чему хана можно было отличить от его придворных. Некоторые стали перебирать четки, пропуская их между пальцами, другие занялись курением табака через совсем маленькие железные трубки.

По приказу принесли еду (рагу из нарезанного мяса и хлеба, все это мундкох основательно перемешал пальцами) в маленькой деревянной чашке. Его высочество хан, взяв щепотку, положил возле себя на землю, потом пальцами запихал в себя остальное и вылизал чашку. Из второго блюда — шоколадной рисовой каши, первая щепоть тоже была выброшена, а остальное съедено без ложки. Было отлито и от коричневого напитка, поданного в том же сосуде, подобно тому, как делалось на жертвенных возлияниях древних римлян.

Потом все общество получило позволение таким же образом кушать из чашки государя.

С заходом солнца священники перенесли тело из шатра в печь, возведенную на небольшом расстоянии оттуда. Она была в точности квадратной, с кирпичными стенами одинаковой высоты и ширины. Пол был тоже выложен кирпичом, побеленным


133

и сверху покрытым нарисованными красной краской фигурами, а вся печь гладко выбелена. Примерно на высоте локтя от земли печь имела решетку; внизу, куда должны были класть дрова, к югу и северу находились два большие отверстия, служившие печными зевами, и подобная же отдушина — наверху к востоку. К западу было самое большое отверстие, в него вдвинули тело. Вокруг печи была натянута парусина, так как калмыки не желали, чтобы во время обряда чужаки подходили слишком близко, а искали бы поблизости возвышения.

Пока тело еще стояло под зеленым шатром, в дворике вокруг печи с каждой стороны было положено по доске, на которых стояли маленькие латунные чашки, напоминающие чайные. Они были наполнены крепким белым напитком, а в середине доски — лампа. Едва солнце опустилось за горизонт, тело, как уже сказано, вложили [в печь] для сожжения; тогда же внесли и установили в маленьком дворике флаги. Туда не вошел никто помимо священников, они совершили богослужение на уже описанный манер с тем дополнением, что самый главный священник побрызгал в огонь святой водой. Чтобы дрова горели лучше, на них вылили растопленного масла. Окунув также в масло ветки можжевельника, разбросали их вокруг гроба. Прежде чем зажечь огонь, гроб проткнули тонкими железными прутьями, чтобы он не слишком быстро обрушился и тело горело бы ровнее. Вероятно, имелся также (мужчины несли что-то тяжелое) железный поддон, чтобы потом собрать золу. Говорили, будто ее отвезут на родину покойного, положат в урну и погребут в земле72. Сомневаюсь, что эта урна будет из золота — такая, каких несколько есть в Кунсткамере; они вместе с большими седельными приборами из того же металла несколько лет тому назад были найдены в древних татарских могилах.

 

Синод

На Петербургском острове расположен, далее, Синод, говоря по-нашему — правящая консистория. В него входят новгородский архиерей и один из других архиереев, архимандрит Невского монастыря и протопопы петербургских приходов. Функции Синода — соблюдение чистоты веры и назначение на должности священников, содержание церквей и монастырей, а также все прочее церковное управление в стране. Синод, кроме того, вершит суд над священниками (за исключением уголовных дел), а потому нет ничего необычного в том, что какого-либо преподобного за пьянство и дерзость кладут в Синоде на пол и наказывают батогами. Имения церквей и монастырей тоже подлежат юрисдикции Синода. И поскольку существует много новых цер-


134

квей и монастырей, не располагающих имениями и остающихся вместе с их духовенством на содержании императорской казны, то до сих пор ими занималась Штатс-контора73. Но с начала 1736 года эти счета и выплаты переданы Синоду, а собственно духовные — так называемой Коллегии экономии74.

Дом, в котором располагается Синод в С.-Петербурге, — это конфискованный дворец Гагарина75 неподалеку от Троицкой церкви, а управление в Москве помещается в старом патриаршем доме. Служащие в обоих этих местах — секретари, нотариусы, писцы — не принадлежат к духовному сословию, в отличие от наших, где редко найдешь нотариуса консистории, не облаченного в мантию.

 

Духовная юрисдикция в завоеванных провинциях

До недавнего времени евангелические приходы Ингерманландии и Карелии получали своих священников от Синода, но теперь переданы в ведение немецкой Юстиц-коллегии76, и поэтому надеются, что отныне будут изыскиваться священники, лучше знающие свои обязанности. Ибо проверка, недавно произведенная одним немецким пастором в Петербурге и одним асессором, обнаружила, что старые служители, не знавшие Аутсбургского исповедания77, а лишь Катехизис, и умевшие произносить проповеди, приглашались приходами в учителя на том основании, что прежде обучали детей и вообще имели дело с крестьянами.

Эстляндский приход и город Нарва управляются консисторией в Ревеле, где президентствует обер-пастор. Губернский суд еще несколько лет тому назад продолжал вмешиваться в дела церковного управления, и губернский советник был епископом и презесом. Но теперь духовенство вновь обрело свои старые права. Лифляндским [приходом] руководит генерал-суперинтендент, одновременно являющийся пастором в Риге.

 

Торговые лавки

Лавки (Гостиный двор), построенные на Петербургском острове в виде большого четырехугольника, от старости пришли в совершенный упадок, поскольку были лишь фахверковыми78. Их теперь перенесли на более многолюдный Васильевский остров в массивный каменный Гостиный двор на берегу реки79 — для большего удобства торгующих, которым прежде приходилось доставлять свои тюки от берега за 100-200 шагов. На Адмиралтейской стороне на Малой Морской улице есть подобный же большой торговый двор, возведенный в камне;


135

поначалу он предназначался только для продовольственных лавок. Поскольку этот Мытный двор слишком тесен, то теперь на большой Перспективной улице построен из дерева третий*81.

Первое установление требовало от всех мелочных торговцев согласно старому московскому порядку держать лавки в упомянутых дворах, однако при нынешнем правлении многие курляндцы и другие иноземцы получили право продавать на локти в своих домах. Придворные желают удобно и спокойно выбирать богатые ткани и украшения (которыми торгуют лишь эти пиявки), не толкаясь в толпе грязного народа, слоняющегося в общественных местах.

 

Госпиталь

На материке восточнее многократно упомянутого Петербургского острова стоят большие коронные склады из фахверка**82, а близ них — значительный каменный госпиталь83. Он — примечательное доказательство заботы Петра Первого о добром обеспечении воинов. Царь учредил большой морской госпиталь не только в Кронштадте84, но и в С.-Петербурге — как для матросов, так и для гвардейцев и расположенных там гарнизонных полков85.

Госпиталь разделен на два больших крыла, которые должны быть соединены с церковью, правда, еще незаконченной86. Когда я осматривал его, в морском госпитале было 160 больных, а в крыле для сухопутных солдат — вдвое больше, однако оба крыла вместе имеют помещения для 1500 человек.

За больными прилежно смотрят врачи, их на каждом месте один доктор, один обер-хирург (оба они помогают друг другу и в осмотре больных, и в хозяйственных делах), 3 хирурга, 10 помощников хирургов и 20 учеников. Помещения хороши, и пусть не совершенно опрятны, как Ла Шарите в Париже87, но лучше того, к чему привык этот простой народ. Стоят хорошие кровати с матрасами, перинами, простынями и одеялами. В каждом зале примерно на 20 больных есть по шесть сидельцев, они также обеспечивают больных чистыми простынями и рубашками.

Пища полезная — например, добрые крупяные супы, сваренные с мясом; ведь здоровый русский вовсе не станет есть бульоны. Доктор

 

* Позади этого нового на Перспективной улице, как и позади Гостиного двора, есть площади, где продаются всевозможные деревянные товары, куры, голуби, пойманные птицы, ручной железный инвентарь, старая одежда, лоскутьс и тому подобная мелочь весьма малой ценности. Петербургские немцы называют такое место Laus-Markt (Вшивым рынком. — /O.E.).

** Есть также склады на западном берегу острова, но не столь большие и многочисленные.


136

заполняет листок и вывешивает над кроватью того, кто должен пить слабое пиво, после чего по утрам этот больной получает добрую полную кружку от заведующего винным погребом. Другим предписана овсяная вода, или отвар. Но так как, согласно регламенту Петра88, больным нельзя давать постной пищи, а русский человек все же придает большое значение соблюдению поста, и, кроме того, рядового солдата нелегко принудить к лежанию в госпитале, и если он в состоянии двигаться, то охотно тянется к пивной кружке или же к стакану с водкой в кабаке, то гвардейские полки решили устроить свои собственные госпитали, однако до сих пор не сумели этого осуществить.

Матросы отдают на медикаменты не более одного процента своего жалованья (это контрибуция, которой обложены все гражданские и военные чины, хотя одни лишь бедняки получают с нее себе лекарства). А сухопутные военные выплачивают еще на госпиталь копейку с рубля, то есть один процент.

Гвардейцы сохраняют оба процента в полковых кассах, пока какой-нибудь больной мужчина (который не может оставаться в своей квартире свыше двух-трех дней с тех пор как почувствовал себя нездоровым) не будет помещен в госпиталь, и за время его пребывания там ему должны выплачивать половину месячного жалованья. Сумма, на которую расходы превысят указанную, дополняется из госпитального фонда. Иногда в госпиталь помещают низших придворных, не соблюдающих аккуратно диету во время болезни; там они вполне могут получить отдельные палаты и пользоваться собственным постельным бельем, но за ними смотрят, чтобы они ели только то, что им полезно.

При полках по всей стране есть дома, приспособленные под лазареты. Солдат отдает не более упомянутых двух копеек с рубля, а требуемое для ухода за ним сверх этих денег берется из церковной кассы; если же ее не хватает, то из полковой.

 

Полковые церкви

Каждый [полк], когда он квартирует в пределах страны, имеет свою собственную церковь, устроенную в каком-нибудь просторном доме. В поле же устраивают переносную церковь, состоящую из алтаря, который ставят под большим навесом. Как и в полковую кассу, в эту церковь все умирающие, а также продвигающиеся по службе должны по своим возможностям вкладывать деньги; рядовые солдаты — хотя бы несколько копеек. После оплаты священника и расходов на богослужение остаток употребляется на уход за больными.

Хирурги в госпиталях, как и в армии, — все немцы, поскольку


137

русские по большей части пускаются в распутство еще до завершения курса наук. Хирургов перед занятием должности экзаменует Медицинская коллегия 89, и затем они вместе с учениками делают ежедневные визиты к больным, а также производят анатомирование покойников. Четырежды в неделю — по два раза в каждом госпитале — самый искусный хирург читает лекции в анатомических залах для всех младших хирургов и учеников.

В каждой больничной палате на столе лежит книга, в которую заносятся номер кровати, имя больного и название болезни, а также все предписанные рецепты с датами. Эту книгу всякий раз отправляют в аптеку, и она служит прежде всего свидетельством того, как фельдшер пользовал больного, а затем удостоверяет аптекарю, что такие-то медикаменты были израсходованы, — на случай ревизии в большой аптеке, которая снабжает и госпитали, и полевые [медицинские] сундуки.

 

Аптеки

Все аптеки в С.-Петербурге и Москве (за исключением нескольких малых в городе, названном последним) принадлежат государству, и замечено, что от частных лиц в них поступает довольно мало денег, наибольшая же доля аптечной работы приходится на полевые сундуки или учреждения, имеющие собственных хирургов, — это, например, Садовая канцелярия для всех садовых слуг и работников ее в-ва; Строительная канцелярия для каменщиков и плотников, строящих государственные здания; Академия для ее мастеровых и т.д., и т.д.

 

Артиллерийский двор

По другую сторону большого рукава Невы, именуемую в народе Ингерманландским краем90, и прямо напротив восточной оконечности Петербургского острова, а также материка, на котором теперь стоят описанный госпиталь и склады, находится так называемый Пушечный, или Артиллерийский, двор, по которому все окружающие кварталы обычно именуют Пушечным двором91. Очень похоже, что это место было заселено сразу после Петербургского острова. Еще стоят дома, в которых жил царевич92, располагались государственная канцелярия93, Кунсткамера94 и т.д., они под подобными названиями и показаны на нюрнбергской карте Петербурга, скопированной в «Преображенной России»95, но теперь карту во многом следовало бы изменить, после того как несколько из этих домов были проданы частным лицам или приспособлены для иных целей.


138

Сам Пушечный двор представляет собой обширную площадь, обнесенную деревянными постройками, в которых изготавливают полевые пушки, лафеты, бомбы, ядра, фитиль и т.д. Там есть и различные лаборатории. Пороховые склады, однако, не в этом месте, а далеко от него.

Корона имеет много хороших пороховых мельниц, в том числе в окрестностях Петербурга. Хотя в стране изобилие серы и купороса, дело до сих пор вели с таким безразличием, что приходилось значительные партии этих материалов выписывать из-за рубежа. Впрочем, подобное вскоре, говорят, прекратится. Один фунт пушечного пороха обходится короне в 7 коп., а один фунт мушкетного — в 12 коп. Но мелкозернистый охотничий порох продается за 15—20 коп. Крупнейший склад расположен, кажется, в Москве, там несколько лет тому назад были построены хранилища на 600 тысяч пудов. Они стоят в чистом поле, в своего рода крепости — по одному пороховому складу в каждом из четырех бастионов и два — во флангах. Два других фланга заняты караульными помещениями.

 

Литейня

Неподалеку от Артиллерийского двора стоит Литейный дом — маленький и скверно построенный; его, правда, теперь переносят к воде и делают по-настоящему большим и прочным96. Считают, что общая численность полевых и крепостных орудий из бронзы и железа по всему Русскому государству достигает 70 тысяч единиц. Но многие из старых непригодны, да и не все новые делались хорошо с тех пор как начали, причем не во всем и не всегда точно, приводить русский калибр в соответствие с нюрнбергским. Вред от этого обнаружился под Данцигом97, где из многих пушек не смогли стрелять, так как не подходили ни ядра, ни лафеты. Если принц Гессен-Гомбургский со временем станет генерал-фельдцейхмейстером 98, то можно будет надеяться увидеть артиллерию в совершенном порядке, ибо он более расположен к этому делу, чем его предшественник 99.

Помимо красивой каменной церкви, построенной по повелению ныне правящей ее величества императрицы и, если я верно помню, посвященной Св. Анне и Симеону100, а также деревянных казарм для конной гвардии, стоящих на самом краю101, мне неизвестно более ничего заслуживающего быть отмеченным на стороне Пушечного двора.

Поэтому обращусь к Адмиралтейскому острову, расположенному на той же стороне и отделенному от твердой земли лишь узкими протоками Невы, через которые во многих местах перекинуты, однако, мосты.


139

 

Старый Зимний дворец

Во время Петра Первого и Екатерины русский двор еще не был таким регулярным и пышным, как ныне, потому не требовал обширных покоев. Зимой государи жили в большом каменном доме на берегу прямо напротив крепости. Этот дом, называемый сейчас Старым Зимним двором102, не имеет ничего, что бы отличало резиденцию столь великого монарха. Он стоит очень стесненно, а именно: с востока стеной к стене с частным домом; с юга проходит улица, откуда также въезжают через не слишком большие ворота; с запада — узкий канал, проходящий у самой стены, и с севера река Нева, где ширина берега едва 15 шагов и имеется лишь простая деревянная лестница. Архитектурные украшения есть только на фасаде, выходящем на Неву, да и они не особенно дорогие. Колонны кирпичные, а скульптуры под окнами и статуи и морской наградной венок (знак любви Петра I к морскому делу) вверху на фасаде — все это деревянное. Если что-то и может быть названо дорогим — так это железная крыша, которая, правда, в местах, где проржавела, постепенно была снята и заменена дранкой, как и у всех других [крыш] в городе. Во внутреннем дворе есть портики, идущие вокруг дворца и совершенно лишенные украшений.

При упомянутых правителях дворец, однако, был не таким большим, как теперь, ибо тогда между вышеотмеченным большим [домом], где сейчас въезд, и берегом параллельно проходила узкая улица. Вся она теперь ушла под помещения. Потому и Петр из-за нехватки места держал свои мастерские и токарные станки по соседству в маленьких деревянных постройках и велел возвести во дворе каменный домик, в котором принцессы имели свои комнаты.

Но Петр Второй с приходом к правлению не жил уже в этом дворце, ибо сей юный император попал под такое влияние князя Меншикова, что даже и жил у него на Васильевском острове103. С падением этого фаворита государь переехал в Летний двор104, а затем в Москву. Ныне правящая ее величество императрица пробыла в старой столице едва два года до своего прибытия в С.-Петербург105. Старый Зимний двор был тогда сочтен слишком тесным и потому оставлен под квартиры итальянским комедиантам, музыкантам и некоторым придворным служителям.

 

Новый Зимний двор

Государственный адмирал Апраксин завещал Петру Второму свой большой и по петербургским понятиям красивый дом, расположенный


140

в нескольких сотнях шагов западнее Зимнего двора. Дом с приездом ее величества был взят под императорский; стоявшие восточнее дома графов Савы106 и Ягужинского также были взяты у владельцев. Стены были проломлены, и эти дома соединены с домом Апраксина; все они теперь и называются Новым Зимним двором*108.

В той части [дворца], где живет императрица, помещения довольно красивые, хотя и не по-императорски. Лестница деревянная, а передняя очень тесная. Но вот что способно возмутить шведа: в этой передней висят два одинаковых портрета короля Карла XI109 в полный рост, выполненные Эренстралем110, и портрет королевы Ульрики Элеоноры Старшей111, тоже кисти Эренстраля; поколенный портрет короля Густава-Адольфа112; портрет сидя полководца Понтуса Делагарди113, а также поясные портреты других иностранцев и среди них — датского короля Фредрика Четвертого114. Подозреваю, что они утащены из разных лифляндских домов (тем более что есть два одинаковых изображения Карла XI, а ведь известно, что наши короли часто дарят свои портреты, выполненные один по другому) и находились, говорят, в комнатах графа Апраксина, но когда готовили покои для государыни, русские нравы позволили повесить их в передней.

В большом зале, где до начала этого года танцевали и кушали по торжественным дням, есть плафон, расписанный в хорошем итальянском вкусе**. Однако русские не постеснялись забить в двух местах железные скобы — вероятно, для закрепления балдахина или чего-либо подобного. В этом зале над дверьми висят пять превосходных картин. Стенные ковры, китайские шпалеры, большие серебряные люстры, зеркала и тому подобные украшения комнат представляют, конечно, ценность, но не заслуживают запоминания.

Однако императрица нашла этот Зимний двор не достаточно большим и посему приказала снести массу стоявших западнее незначительных зданий, а на их месте возвести большой флигель. Он правда, не более двух с половиной этажей, но длинный и с несколькими выступами на фасаде. Если взглянуть на всю композицию в целом, не задерживаясь на отдельных ее частях, то это здание превосходно, не следует только искать в нем прекрасных образцов архитектуры и тесаного камня, ибо найдешь не что иное, как немного рустики на самом ниж-

 

* Обер-камергер всегда должен быть возможно ближе к императрице, поэтому он занимает [дом] графа Савы Владиславича (Рагузинского), а принцесса Анна — [дом] графа Ягужинского; там же находится и Кабинет. Принцесса же Елизавета не живет и не кушает при дворе, она снимает довольно-таки посредственный дом  в городе137,  живя на доходы от назначенных для ее содержания имений.

** У обер-камергера — другой, того же мастера.


141

нем этаже, а на других несколько пилястров и карнизов над окнами. Все это выполнено грубо и скверно из кирпича и гипса, а сама крыша выстлана дранкой*.

Архитектором дворца является итальянец Растрелли118, приехавший в Россию в юном возрасте и, следовательно, мало поучившийся у добрых мастеров, но обладающий хорошей головой и стремлением к успеху. Он жаловался на русских, желающих иметь всякое здание готовым как можно скорее. Через считанные дни после приказа о создании чертежа он уже должен быть готов и обычно тут же утверждается, между тем как художник, пекущийся о собственной репутации, хочет еще несколько раз просмотреть и улучшить свой первоначальный проект. Сразу спрашивают, как скоро он может быть реализован. Если архитектор отвечает, что на это потребуется, скажем, шесть месяцев и 200 работников ежедневно, то следует приказ собрать 1200 человек, в тем чтобы здание было выстроено за месяц. Все делается в страшной спешке, принимаются за работу мастеровые — и худые, и умелые; быстро свозятся материалы, плохие они или хорошие; замки для дверей выпиливаются, когда еще только закладывают фундаментные камни, и так далее. Архитектор должен наблюдать за всем этим и давать чертеж то тому, то другому чуть ли не одновременно. Посему его можно извинить, если не все окажется учтенным и исполненным **.

Огромное деревянное здание в Москве с разбитым партером и водяными затеями [перед ним] было совершенно готово и обставлено, так что двор смог в него вселиться, спустя три с половиной месяца после того, как принялись обтесывать первое бревно.

Новое деревянное здание у Летнего двора, которое в длину не менее 150 шагов и весьма красиво, было построено за шесть недель. На вышеупомянутый флигель понадобилось не более трех лет, прежде чем почти все комнаты могли быть заселены.

 

* Если имеются каменотесы и время, из тесаного камня можно сделать многое, ибо на реке Волге, приблизительно в 500 верстах по прямой от С.-Петербурга, есть хорошая каменоломня, откуда для этого нового дворца доставляются также лестницы и малые балюстрады. Петр I подумывал построить из лещади приличествующий монарху дворец на большой площади между Летним двором и старым Почтовым домом115 и приказал на упомянутой каменоломне поставить машину для пиления камней прямо на месте, с тем чтобы по их прибытии Ладожским каналом116 в город оставалось их только сложить. Говорят, на Эзеле117тоже есть камень, твердостью почти не уступающий мрамору, из него рижские жители сделали свои самые древние монументы.

** Гольштинский министр граф Нильс Бонде119 рассказывал, что своими глазами видел, как одно деревянное строение, в котором жили придворные дамы, было по царскому приказу столь быстро снесено и затем поставлено в более удобном месте, в двух верстах от прежнего, что вечером каждая женщина улеглась в постель в той же комнате, из которой утром вышла.


142

Предполагается начать постройку подобного же флигеля напротив на том месте, где теперь стоят дома обер-камергера и принцессы Анны. Когда он будет готов, старый дом Апраксина, или сам главный корпус, подвергнут, как говорят, перестройке.

Чтобы сделать площадь к югу от дворца гораздо более обширной, были снесены старые деревянные дома до самой аллеи, идущей от Адмиралтейства, и лишь несколько из них осталось на сегодня для рабочих дворца. В завершение эта площадь будет обнесена колоннадой, а в ее центре установят бронзовую статую Анны Иоанновны по уже изготовленной графом Растрелли (отцом архитектора) восковой модели. Сей Растрелли этой статуей и другими скульптурами, отлитыми им из свинца для петергофских водяных затей120, достаточно показал, что он отнюдь не Бернини121 и не из крупных скульпторов, хотя и лучший из работавших в России; вообще же он человек честный и любезный.

Из уже совсем готовых помещений нового флигеля следует осмотреть такие.

 

Придворная церковь

1.  Церковь. При Петре Первом не имелось дворцовой церкви, так как сам он обычно посещал городские церкви, особенно Троицкую и Исаакиевскую. Для его супруги и семьи был при дворе зал, в котором служили мессы. При строительстве же этого нового дворца подумали о приличной придворной церкви. Она невелика, но хорошо украшена живописью и скульптурой. Плафон представляет крещение Христа, а по бокам две другие библейские истории, также четыре портрета отцов греческой церкви. Над средней дверью к хорам изображена тайная вечеря, а по сторонам — вознесение Христово, его жертвование в храме и т.д. На четырех маленьких картинах изображены апостолы, объединенные по трое, с их мученическими символами. Кафедра соответствует размерам церкви и совсем неплоха, она расположена напротив трона ее в-ва, представляющего собой помещение, построенное рядом с церковью; в нем большие окна и стеклянные двери, благодаря чему оттуда хорошо видно и слышно богослужение. Певцы в этой церкви — и большие, и маленькие — обладают красивыми голосами и все облачены в красивые польские одежды.

 

Большой зал

2.  Большой зал — самый просторный, какой я когда-либо видел, и богато украшен зеркалами, мраморированным гипсом, а также много-


143

численными позолоченными барельефами и иным декором. Однако там нет мраморной и латунной работы, как в Стокгольмской галерее. Плафон покрыт живописью по холсту — без сомнения, чтобы ускорить его создание, однако неизвестно, сколько он продержится. Роспись выполнена придворным художником Караваком122 — самовлюбленным французом, который все критикует, и почти никто не хвалит его работу.

Сюжет на середине потолка — вступление ее в-ва на престол. Религия и Добродетель представляют ее России, которая, на коленях приветствуя ее, вручает ей корону. Духовное сословие и царства Казань, Астрахань, Сибирь, а также многие татарские и калмыцкие народы, признающие власть России, стоят рядом, выражая свою радость.

На четырех больших живописных изображениях, расположенных вокруг этого среднего и спускающихся к карнизу, представлено много деяний, способных особенно прославить правление Анны Иоанновны, а именно: могущество империи, милосердие к преступникам, высокая щедрость и победа над врагами; сверху эти слова написаны [кроме латыни] еще и по-русски.

Фон между названными живописными изображениями серый, и на нем представлены трофеи и всевозможные божества, среди них маленькие гении, и каждый занят делом, которым, как говорят, ведает: Марс — войной, Меркурий — торговлей, одна муза — музыкой, другая — искусством эпической поэзии, и можно прочесть: Non nisi grandia canto123; Урания —  астрономией,  Фетида —  навигацией, Аполлон — изящными искусствами, такими как живопись и скульптура; также Минерва — размышлениями. По всем краям потолочной росписи — много добродетелей, рельефно вырезанных в камне.

Трон, или место для императорского престола, великолепен и на несколько ступеней поднят над полом, выложенным дубовым паркетом. На самом верху виден государственный герб, а рядом с ним возлежат Марс и Паллада. Скульптура в этом и других местах зала не являет собой ничего особенного, хотя создавший ее швед полагает, что сотворил чудеса; во всяком случае, она, по-видимому, лучше, чем иные, для создания которых из-за нелепой спешки действительно использовали корабельных скульпторов. Однако позолота здесь гораздо богаче.

В самом низу напротив трона есть буфет, полный великолепных ваз из японского, китайского и саксонского фарфора и со множеством замечательной серебряной посуды. Буфет устроен в аванзале, который примыкает к большому залу, но всего в один этаж высотой, а в верх-


144

ней половине устроены хоры для музыкантов; одно хорошо соответствует другому. Для обогрева этого большого помещения в нижнем этаже построены четыре большие печи, из них поднимается лишь чистое тепло через bocca de verita124; они есть во всех углах, несколько отступя от пола, и удивляют того, кто, не ведая об этом, подходит к ним.

 

Галерея

3.   Галерея пока не вполне завершена. Плафон изготовлен одним итальянцем, и не в лучшем вкусе. Стены обшивают деревом и украшают зеркалами.  Галерея невелика и несколько широковата для своей длины; другие, жилые, помещения в этом флигеле мне тоже не особенно нравятся, так как кажутся низковатыми для императорского дворца. Через анфиладу из многих таких комнат государыня может войти из большого зала в […]125.

 

Комедия

4.  Дом комедии. Он большой и устроен хорошо126. Театр имеет хорошую глубину,   красивые  ширмы  и достаточную  освещенность. Ложи не разделены, лишь на обоих этажах и вокруг партера спереди сделаны в виде аркад и украшены масками,  фестонами и т.д.,  что придает  превосходный  вид  и  уподобляет древним  амфитеатрам. Скульптура над той аркадой, под которой обычно сидит императрица, богато позолочена, однако и в других местах нет ни в чем недостатка. Правда, государыня и принцессы чаще всего садятся в партере, а позади них придворные, иностранные министры и сановники. По бокам — места для офицеров и иной почтенной публики, которой дозволено сюда входить. Первые ложи предназначены лишь для знатных дам, но другие могут занимать также горничные и мелкие придворные служащие.

Пьесы — итальянские; когда они идут обычным порядком, то дважды в неделю — комедия и интермеццо попеременно. Все актеры хороши, как и танцоры и музыканты. Причиной тому, что здесь стали давать итальянские спектакли, язык которых понятен лишь очень немногим (хотя императрица всегда велит передавать ей содержание пьесы по-русски), была итальянская труппа короля Августа II127, которую он для развлечения императрицы прислал в Москву. И поскольку эти буффонады весьма забавляли двор, выписали собственную труппу из Италии, где, как и в Вене, имелись хорошие музыканты, кастраты и другие певцы. На жалованье и театральные костюмы этой компании


145

ежегодно тратится значительная сумма, в которую те, кто посещает спектакли, не вносят ни единой копейки.

 

Придворный штат

Осмотрев таким образом дворец, в котором живет государыня, уместно ближе присмотреться к персонам, составляющим двор. Сами хозяева — исключительно дамы: императрица Анна Иоанновна, императорская принцесса (цесаревна) Елизавета Петровна и мекленбургская принцесса Анна, а посему мы тоже начнем с дам.

Гофмейстерина ее в-ва — вдова фельдмаршала Голицына128.

Статс-дам шесть, они получают приблизительно по 1500 руб. в год и не делают ничего иного, как приходят ко двору чаще, нежели другие дамы города. Среди статс-дам графиня Остерман129, супруги сенатора графа Головкина130, генерал-полициймейстера графа Салтыкова131, камергера графа Лопухина132 и др.

Придворных фрейлин шесть, они живут при дворе и, не служа ее в-ву при одевании и раздевании, получают по 600 рублей в год.

Камер-фрау две, они одевают императрицу, но при раздевании прислуживает одна майорша. Ни они, ни камер-юнгферы — дамы, которые убирают покои (кастеляны), хранительницы белья и им подобные мелкие (но в их представлении высокие) дамы не могут без вызова входить в комнаты ее в-ва.

У ее высочества принцессы Елизаветы нет гофмейстерины. Я предполагаю, что она, как и большинство других придворных, была уволена или получила дозволение уехать в свое сельское имение, поскольку принцесса не получает денег, достаточных для оплаты придворных. Я ни разу не видел, чтобы ее сопровождал ко двору кто-либо помимо маленькой фрейлины (родственницы со стороны императрицы Екатерины).

Принцесса Анна, напротив, имеет собственную гофмейстерину — старую почтенную генеральшу из Курляндии, она по рангу идет сразу за статс-дамами и двумя фрейлинами.

 

Из мужских персон следующие:

Обер-камергер — должность, всегда являвшаяся весьма влиятельной, однако особый вес она получила с занятием ее при Петре II Долгоруким133 и ныне графом Бироном.

Обер-гофмаршал, в ведении которого находятся все столовые имения императрицы.

Обер-шталмейстер.

Обер-егермейстер.


146

Гофмаршал.

Камергеров — восемь ординарных и три-четыре титулярных. Они имеют полковничий ранг или, если получат орден Александра, — генерал-майорский. Они на немецкий манер носят на левом боку ключ. Обер-камергер же, поскольку у него слева орденский знак, носит ключ справа.

Шталмейстеры.

Камер-юнкеры.

Церемониймейстеров нет, а их обязанности исполняет гофмаршал или кто-то из персон в генеральском ранге. Нет и гофюнкеров, ибо камергеры прислуживают ее в-ву, когда она кушает публично; в промежутках она ест лишь с семьей обер-камергера, и тогда ей прислуживает графиня Бирон134.

К постоянным придворным можно также отнести иностранных министров, генерал-адъютантов ее в-ва и других высокопоставленных военных и гражданских персон, пребывающих в С.-Петербурге.

Здесь удобнее всего сообщить кое-что о русском рыцарстве и дворянстве.

 

Орден Св.Андрея

До 20 марта 1699 года в России рыцарей не было, пока Петр I не учредил орден Св.Андрея135 — прежде всего для вознаграждения отличившихся храбростью в турецкой войне136 или вообще имевших значительные заслуги перед государством. Орденский знак в то время был, по описаниям, совсем другим*. Теперь это русский орел, покрытый черной эмалью; на груди орла Андреевский крест с мучеником на нем, а на концах креста буквы S.A.P.R. (Святой Андрей, покровитель русских). Лента, на которой висит знак, — голубая и идет вниз через правое плечо на левую сторону. При Анне Иоанновне орден получил определенный орденский костюм и большую цепь, чего не было при прежних правителях; тогда имелись лишь сам знак на голубой ленте и вышитая звезда на груди**, Впервые костюм надели в праздник Св.Андрея 1731 года, он состоит из следующих частей. Сюртук из золотой парчи, подбитый белым муаром и по шведской моде с пуговицами до талии и маленькими обшлагами. Жилет из серебряной парчи; панталоны из золотой парчи; белые чулки, черные бархатные башма-

 

* См.: Hübners Zeitungs Lcxicon137; item. Leben und Thaten Petri Alex. Tomo II. p. 218138; it. Tentzels Curieusc Bibliothec. Des 3ten Repositorii 2. fous, p. 160.139

** Сам орденский знак и шитье на груди изображены в «Описании коронации Анны Иоанновны», табл.140. Кроме того, и все части орденского костюма по отдельности вырезаны на десяти медных досках; гравюры были напечатаны уже после моего отъезда.


147

ки, перевязанные белыми лентами; большой парик каре; черная бархатная шапочка, подобранная тремя углами, а с левой стороны, где возвышаются три пера, — одно красное между двумя белыми — украшена бриллиантами. Однако какая-либо определенная форма этого украшения пока отсутствует, поскольку я видел, что одни носят его вдоль, другие поперек, а третьи — как Андреевский крест. Широкий с шлейфом плащ из зеленого бархата с белым муаровым мехом; воротник широкий отложной из золотой парчи, провязанный толстыми золотыми шнурами, концы которых свисают до колен. Звезда на плаще такая же, как вышитая на сюртуке. Цепь состоит из тройных покрытых эмалью маленьких золотых украшений: Андреевский крест с лучами в промежутках, русский орел и вензель ее в-ва* в картуше с трофеями вокруг**. Не должна вводить в заблуждение выполненная иначе цепь на портрете Петра I, выгравированном на меди, ибо это, по-видимому, фантазия художника141. Во всяком случае, никто не припоминает, чтобы до 1731 года видел какую-либо андреевскую цепь. Равным образом те, кто прежде вышивал пологи для двора, флаги и штандарты, сделали особую цепь вокруг орла сплошь из таких звезд, какие носят на груди, и в каждом [звене] по одной букве орденского девиза. Так и по сей день делают некоторые кавалеры ордена Александра на своих печатях; и то, и другое — выдумка.

В дни ордена (а именно в день Андрея, а также в день Петра и Павла — в память об учредителе) ее в-во носит такие же, как у рыцарей, мантию и цепь, на голове свою маленькую камер-корону и над левым ухом султан из трех маленьких перьев, по цвету подобных вышеупомянутым. На императрице также андриена, или роба из золотой парчи, и юбка из серебряной парчи***.

Процессию в придворную церковь открывает придворный штат, затем идут рыцари — впереди младшие, потом старшие, все с шапочками на головах. Последней идет императрица с генерал-адъютантами и гоф-дамами, которые следуют за нею. Рыцари-протестанты могли бы вернуться от дверей церкви, но охотно входят внутрь, поскольку их не принуждают к исполнению каких-либо обрядов. Обер-гофмаршал же всегда остается снаружи, так как должен позаботиться об угощении и увеселениях, устраиваемых в такие дни.

Императрица кушает только в обществе рыцарей, сидящих с по-

 

* NB. Анна велела поместить [буквы] А.И., но Елизавета, придя к власти, упразднила это нововведение, заменив на P.M. (Peter Magni), как было принято во время Петра I.

** Она выгравирована на отдельном листе, имеющемся в некоторых экземплярах упомянутого «Описания коронации».

*** NB. Обычно императрица не носит ни собственного, ни польского ордена, помимо торжественных дней, когда на ней лишь Андреевские лента и звезда.


148

крытыми головами и по старшинству. По завершении трапезы все снимают с себя то из одежды, что стесняет движения, и могут с большим удобством принять участие в бале.

Посвящение в рыцари происходит либо в придворной церкви, либо в комнатах ее в-ва. Кандидат опускается на колени, ее в-во опоясывает его лентой, которую на серебряном блюде подает государственный вице-канцлер граф Остерман; звезду же дают в руку, и первые присутствующие дамы прочно прикрепляют ее иголками на время, пока новый рыцарь не придет домой.

Орден не имеет никаких доходов, уставов или служителей — таких как канцлер, церемониймейстер, казначей и т.д. Записывать в государственной канцелярии даты посвящения [в рыцари] начали лишь несколько лет тому назад, потому мой список (под литерой С) в этом отношении не вполне надежен .

 

Орден Св.Александра Невского

Орден Св.Александра Невского — менее важный русский рыцарский орден, учрежденный 21 мая 1725 года при бракосочетании герцога Гольштинского (см. ниже под лит. Д)143. Крест висит на красной ленте, надеваемой через левое плечо*. До 1735 года рыцари этого ордена не имели особого орденского костюма для своего дня, которым является 30 августа, и в указанном году впервые облачились в платье, очень богато украшенное золотом. Сюртук был из бледно-голубого сукна с круглыми польскими обшлагами, его рукава прорезаны сбоку на прусский манер. Обшлаги, а также подкладка и жилет были из красного gros de Naples; панталоны суконные; красные шелковые чулки и красное перо на шляпе.

В день ордена все рыцари сидят по старшинству за столом с ее в-вом, которая также соблюдает цвета ордена в своем платье и имеет на себе ленту. Несколько человек, не имевшие красной ленты, были в голубой. Теперь все они ее получили, и отныне если какой-либо государь или высокий господин сразу получит голубую, то тем самым он принят в орден Александра. В праздник [ордена] все такие рыцари снимают голубые ленты и носят красные; кроме того, согласно последнему распоряжению, они должны иметь на груди Александровскую звезду. При Екатерине все рыцари ездили в Невский монастырь144, присутствовали там на богослужении и были потчеваны в монастырских залах. Теперь память Св.Александра празднуется в придворной церкви.

 

* Это, как и нагрудная звезда, изображено в упоминавшемся «Описании коронации».


149

 

Орден Св.Екатерины

Орден Св.Екатерины хоть и не для мужчин, однако о нем тоже нельзя забыть. Петр I учредил его в 1714 году для своей супруги Екатерины в честь выказанной ею, особенно на реке Прут145, истинной любви и сердечной заботы об отечестве146. Орден никто другой не носил до тех пор, пока Анна Петровна не получила его в день своей свадьбы, а затем и другие принцессы крови. Меншиков, злоупотребив 147 монаршей к себе милостью, дал его дамам своей семьи и сыну , но теперь ордену возвращена первозданная чистота.

Лента пунцовая, шириной в три пальца, с узкой золотой каймой по краям, она надевается через правое плечо на левую сторону, где связана в розу, а наверху золотом вышито: «Saljubov i otetschestwo»*.

У креста, прикрепленного к ленте и украшенного алмазами, видны только четыре конца, так как середина его занята изображением св.Екатерины — овальным, покрытым эмалью, с драгоценными камнями вокруг. Вышивка на груди напоминает солнце с серебряными или бриллиантовыми лучами, а в середине три гвоздя и крест, заключенные в красную ленту, на которой повторены упомянутые слова**.

Перечень кавалеров этого ордена помещен в конце под лит. В150.

 

Князья

Что касается самого дворянства, то оно в этой стране очень многочисленно и отчасти древнее, хотя за последние столетия много семей польского и литовского происхождения были пленными привезены туда и натурализованы.

Князья — наиболее знатные; все они (за исключением Меншикова, пожалованного в князья и фюрсты Германской империи в нынешнем столетии) происходят от мелких независимых государей у старых русских и татар, которые были либо покорены царями, либо добровольно отдались под их защиту, подобно тому как — мы видели это в наши времена — поступили малые независимые цари Мелитецкий и Грузинский.

 

* «Преображенная Россия» на с. 57 и «Histoire de Catharine»148 ошибаются, говоря, что лента белая. Сравн.: Strimesii Anmärck. A° 1724. р. 21.

** Я составил это описание по портрету великой княгини Натальи14 , так как невозможно с близкого расстояния разглядеть облачение принцесс, к тому же обилие алмазов делает его неясным. В 1743 году газеты из Петербурга сообщили о распоряжении Елизаветы, согласно которому церемониальное одеяние этого ордена должно быть белым с зеленой оторочкой и золотыми галунами.


150

 

Бояре

Прочее дворянство — это или незнатные дворянские роды или же потомки бояр, весьма гордящиеся высокими должностями и заслугами своих предков. Свирепствовавшая в других странах страсть оценивать человека по древности рода, а не по его собственным заслугам, заразила и русских. Но Федор Алексеевич154 начал реформу*, желая, чтобы дворяне делались достойными чести, которой требовали; это затем привел к завершению его брат Петр I, он сжег дворянские матрикулы и издал Порядок рангов**155. С тех пор не было явно слышно назойливых притязаний старых фамилий, однако и поныне некоторые, особенно женщины, в разговорах между собой высокомерно роняют такие, например, слова: «Разве можно Волкова156 равнять с Голицыным157?» Ведь до того, как Петр I научил русское общество здравому смыслу, шли разбирательства не только между старыми родами, который из них дал самых великих мужей, но и потомки того, кто, к примеру, сто лет тому назад был губернатором, какими бы большими тухлыми яйцами они теперь ни были, ни за что не желали повиноваться приказам храбреца, происходящего от вице-губернатора или помощника упомянутого губернатора. Про это фамилии хорошо узнали из своих частных архивов, какие до сих пор имеются в некоторых домах, хотя и не годятся для подкрепления подобных претензий.

 

Сибирское дворянство

Помимо большого, или так называемого московского, дворянства, записанного в матрикул и получившего дипломы от царей, в Сибирском царстве 156 есть дворянство меньшее, создаваемое тамошними губернаторами. Этого достоинства может достичь и крестьянин, если не поскупится на хорошие деньги для губернатора. Собственно, такие дворяне — сборщики коронного оброка или другие, ведающие государственными делами, за что получают небольшой участок коронной земли и некоторую сумму денег в оплату. Следовательно, можно сделать оговорку в том смысле, что в Сибири, где, вообще говоря, дворы только коронные, есть и частные имения, тем более что иногда собственность при содействии губернатора переходит к детям или продается постороннему человеку.

 

* Шафиров152 в дедикации к своему «Рассуждению о причинах войны между Петром I и Карлом XII»153 говорит о Федоре: «Insonderheit durch die Afschaffung einer höchstschädl. gewohneit, so in dem Praecedent streil der vornehmen Familien bestanden, und welche man damahls als ein gesetz Gottes hoch schälzele»154.

** «Преображенная Россия» на с. 253 говорит, что он сжег также их привилегии.


151

 

Дворяне

На Украине дворяне — тоже вид мелкого дворянства, подобный польскому. Часто у них не более трех-четырех крестьян, а то и один-единственный двор с несколькими крепостными, помогающими дворянину возделывать землю. Из этих дворян набирается ландмилиция159, и господа обычно сами несут мушкеты, что ни в коем случае не может восприниматься ими за зазорное, ибо то же самое делают и князья*.

Титулы — графские и баронские — в России появились при Петре I, и несколько графов — Головины, Головкины и т.д. — были пожалованы графами Германской империи161.

 

Гербы

В начале 1736 года сенатский герольдмейстер составил проект, согласно которому должен быть учрежден гербовник, в него будут внесены не только старые и всегда употребляемые гербы фамилий, но и сделаны новые для родов (старших и младших), у которых гербов пока нет. Будет ли это осуществлено, покажет время. Между тем мне рассказывали, что некоторые русские дворяне приобрели у шведских пленных печати, особенно такие, которые имеют много полей и заполнены различными фигурами, и теперь используют. Другие дворянские, а также боярские фамилии за неимением собственных выискали себе красивые гербы в немецком матрикуле; во всяком случае, немного найдется князей, которые не несли бы короны имперского фюрста.

 

Дворянские имения в крепостные

Однако пышные гербы — не та привилегия, которой более всего добиваются русские дворяне; наибольшей их заботой являются обширные имения и многочисленные крепостные. Последние — либо крестьяне, либо домашние слуги. Крестьяне, принадлежа к имению, никогда не становятся свободными и вместе с прочим наследством переходят детям умершего господина или продаются с землей, если не забираются в солдаты, тем самым обретая свободу для себя, жены и детей. Или же они выкупаются на волю у владельца, что, правда, бывает редко. Мало того, что они сами крепостные, но таковыми становятся и свободные люди, вступающие в брак с крепостными, если

 

* О службе русского дворянства речь идет на с. 68 в связи с Герольдмейстерской канцелярией 160


152

владелец крепостного не соблаговолит взять в уплату за него деньги. В случае, когда женятся крепостные разных хозяев, владелец парня должен взамен отдать другому хозяину девушку или же возместить невесту деньгами — от 4—5 до 10 рублей. Но если он удерживает ее против воли владельца, то, равно как и при удержании мужчины, должен платить штраф размером 100 рублей в год. Поскольку коронные солдаты не могут быть обращены в крепостных частными лицами, то либо женитьба солдата на крепостной девушке должна быть отменена, либо же девушка выкупается у своего хозяина.

Второй вид крепостных — домашние слуги, такие как дворецкие, приказчики, камердинеры и лакеи, получают свободу с кончиной господина, но если они сразу не поступают на государственную службу или не объявляют капитал для начала торговли (что, правда, рискованно для того, кто занимался сбором податей, так как наследники обычно затевают процесс, утверждая, что слуга их обокрал), то должны на прежних условиях продолжать службу у детей и наследников умершего хозяина либо же у каких-то иных господ.

Все крестьяне дворянских имений должны за свое пропитание и выделенные участки земли либо выполнять барщину по три-четыре дня в неделю подобно нашим торпарям162, либо платить в установленном размере деньгами или оброчными статьями, как наши фрельсовые крестьяне163. Среди крепостных крестьян есть очень и очень богатые, они становятся такими, если живут хорошо и имеют возможность продавать свой скот или ухитряются вести по деревням запрещенную торговлю сельскохозяйственными продуктами. Много они зарабатывают и подрядами, то есть на строительстве, поставляя балки, доски и кирпич, для чего требуется только сама работа, поскольку в России много неисчерпаемых лесов. Среди 35 тысяч мужских душ, которыми владеет князь Черкасский164, есть, говорят, несколько, имеющих по 15—20 тысяч рублей, а сам их хозяин по уши в долгах. Ибо хотя дворянин является господином всей крестьянской собственности, нет, однако же, примеров тому, чтобы господа отняли все имущество крестьянина, если он не совершил кражи или других тяжких преступлений. Больше того, порой расточительный господин берет у своего богатого крестьянина некоторую сумму денег в долг, который затем так и остается невозвращенным. Либо же значительно повышается оброк, как часто бывало в последние годы, когда при дворе началась роскошь.

Причина, по которой дворяне неохотно продают крестьян из своих имений, заключается в том, что какая бы ни была убыль в душах, будь то из-за смерти или отпуска на свободу, все же надо по ментальному165


153

списку*, однажды составленному для имения (где учтены и младенцы в колыбели), выставлять при наборах солдат и выплачивать мантальные, или так называемые подушные, деньги. На каждого принадлежащего дворянину крепостного мужчину были положены 70 копеек в год**. Стало быть, дворянин, продав своего крестьянина с земли, тем не менее должен выплачивать подушные деньги, теряя при этом в оброке или барщине, которыми пользуется сам. Правда, он может распределить оба вида повинностей по своим крестьянам так, чтобы один, возделывающий хорошую землю или же имеющий возможность какого-то заработка, платил больше, а другой меньше. Но если так поступать, то крестьянин совершенно обессилеет — в конечном счете к величайшему ущербу для своего хозяина.

В каждой деревне (ибо отдельно стоящие дворы в России редки, а там, где они есть, обязательно причисляются к ближайшему крупному селению) крестьяне имеют свою администрацию. В коронных деревнях это староста и сборщик налогов (сельский бургомистр), принимающий подушные деньги; в дворянских деревнях управление обычно осуществляют священник и пономарь, которые затем передают собранное господину, а он уже несет ответственность за него перед короной. Из этой канцелярии каждый крепостной, который отдается в службу к господам в Петербург и другие города, должен иметь свидетельство об освобождении или паспорт. Для его получения он должен сперва выплатить и коронный, и дворянский оброк за один-два или три года, на которые установлен срок паспорта, а также обычно несколько больше, чем платят остающиеся дома, которые порой облагаются экстраординарными повинностями — подводной и т.п. Хозяин, по истечении срока отпуска удерживающий такого чужого крепостного, не выправив ему нового паспорта, должен заплатить 100 руб. штрафа за каждый лишний год.

Многие крестьяне из страха быть взятыми в солдаты убегают от своих господ и подаются в С.-Петербург, где либо добывают себе пропитание на государственных работах, либо же, бродя по стране, воруют и грабят. Если господа отыскивают таких беглецов (от чего те,

 

* По налогообложению 1679, 1711 (а не 1710, как сказано в «Преображенной России», с. 43) и 1715 годов166 налоги взимались лишь с дворов, но при этом происходило много обманов, что и звучало в частных семейных беседах, напр.: «По государственной поземельной книге у меня всего 200 дворов, а по моей собственной домашней книге их 300 и больше». Поэтому в 1718 году была начата и в 1722-м завершена ментальная перепись. Она была весьма строгой и тщательной, и из 6 миллионов мужских душ едва ли удалось скрыть тысяч 40—50167.

** Коронный крестьянин платит 40 копеек, мещанин 120 коп. За крепостных, взятых из калмыков или других народов, тоже следует платить по 70 коп. в год, как если бы они были крестьянами в имениях.


154

правда, старательно берегутся, часто перебираясь с места на место), то наградой становится кнут, а добровольно возвратившимся обратно беглецам никакого наказания не следует.

 

Роскошь при дворе

Мы, вновь возвращаясь к придворной жизни, поражаемся ставшим там привычными роскошным одеждам. При Петре Первом такие излишества не были известны, они появились при Екатерине, возрастали при Петре Втором, а при Анне достигли предела. Сия государыня любит пышность, но сама одевается едва ли не хуже всего двора, за исключением торжественных дней и празднеств, когда облачается так, что никто не может ей подражать, особенно в отношении драгоценностей. За один ее наряд, к которому она имеет на перемену много по-разному оправленных и различных цветов камней, можно было бы купить большие провинции.

Придворные соревнуются между собой в роскоши. Галуны на одежде являются уже чем-то обычным, их кладут на травчатый бархат и чаще всего зигзагом или богатым шитьем, а все платье состоит из золотых и серебряных тканей, иногда с вытканными цветами. Рыцари начинают украшать свои орденские знаки алмазами и носить на груди вышивку жемчугом. Обер-камергер все же выделяется среди всех прочих, ибо по торжественным дням его орденский знак, звезда на груди, застежки на плече и шляпе, ключ, шпага, пуговицы на сорочке и пряжки обуви сплошь усыпаны бриллиантами. (Он должен иметь самые отборные камни, какие только продаются знати в С.-Петербурге). Дамы ничуть не уступают господам в пышности нарядов. По парадным дням все они являются в придворных робах, и тогда ее в-во, принцессы и фрейлины — без кружевных головных уборов, в прическах с висящими локонами.

 

Униформа слуг

Пажи, лакеи, скороходы и гайдуки, если говорить о повседневных ливреях, одеты хуже наших; парадная же их одежда, наоборот, слишком дорога для людей такого рода. Пажи — в зеленом бархате и жилетах из золотой парчи; лакеи — в зеленом и красном сукне, причем и те, и другие одежды столь обильно выложены золотыми галунами, что едва разглядишь ткань.

Из конной гвардии, возникшей при Екатерине, а при Анне упраздненной и включенной в армию, не видно ни единого человека. Однако гвардейские полки, особенно гренадеры, устраивают большие парады; они в красивых шлемах с большими плюмажами и всегда выставляются на самые почетные посты.


155

 

Образ жизни при дворе

Таков приблизительно облик людей двора. Ведут себя они по-разному: одни весьма и весьма цивилизованны, другие же, напротив, — порядочные болваны, жутко самодовольные. Можно принять за общее правило, что покуда русскому сопутствует удача, он чванлив и высокомерен по отношению ко всем, кто ему не ровня (вплоть до подобного отношения мушкетера к возчику, что я наблюдал по дороге между Выборгом и С.-Петербургом), и, наоборот, при каких-либо затруднениях пресмыкается подобно червю. Вследствие этого уважают лишь близких к власти и знатных.

Придворных дней два в неделю — воскресенье и четверг, когда иностранные министры, персоны в генеральском ранге и собственно придворные делают визиты. Время проводят за jeux de commerce , но ставки порядочные. Сама императрица играет в пикет или на бильярде; иногда она лишь ходит вокруг карточного стола или развлекается с придворным шутом Педрилло169.

Кстати, о придворных шутах. Надобно знать, что их шесть170, но только один Лакоста — человек умный171. Это обращенный португальский еврей, бывший с Петром I за границей и остроумными затеями веселивший своего государя, если тот был грустен или когда у него начинались судороги. Прочие шуты — либо глупые жулики, служба которых состоит в том, чтобы получать оплеухи, ставить подножки и громко хохотать, когда случается что-то смешное; либо же такие, для которых эта участь — наказание. К примеру, один из князей Голицыных истратил в путешествиях свое состояние и в Риме переменил веру, но потом, будучи прощен, вернулся домой, получил в осмеяние монашескую тонзуру и был взят в шутовской орден172. Я умышленно называют это орденом, ибо его члены носят железный крест со шпорой на конце (подобно ёрегоп d'or173), висящий на золотой ленте. Перед Рождеством 1735 года Лакоста и Педрилло получили новый орденский знак, покрытый красной эмалью, с маленькими отшлифованными драгоценными камнями вокруг, он называется di S.Benedetto174. И довольно об этой труппе, богатством нарядов не уступающей придворным кавалерам, после того как получила в свое распоряжение богатую гардеробную Долгоруких*175.

 

* Народ любит шутов и уродов. В знатных домах обычно есть бандурист, который под звуки своего инструмента поет непотребные песни, корча разные гримасы. Одна светская дама охотно держит в служанках плоское калмыцкое ahu.o или девушку-монголку с голубыми фигурами на лбу н щеках, которые люди этого народа рисуют своим детям, когда они еще маленькие. Если удается добыть карлика или карлицу, то прислуга великолепна. Два придворных карлика обладают хорошим сложением.


156

В прочие дни недели российская придворная знать является ко двору в предполуденное время, после выхода императрицы с утренней молитвы и до того, как она примется за дела.

В большие праздники вся знать прибывает не только утром, но также — если не кушает при дворе и не остается там, что бывает не всегда, — еще и в послеобеденное время, когда начинается бал.

 

Праздничные пожелания

Российские подданные ходят с поздравлениями уже накануне вечером. Я не знаю никого из иностранцев, кто бы пришел днем раньше, кроме саксонского министра графа Люнара176, всеми возможными способами старающегося расположить к себе императрицу и обер-камергера. Начало таким поздравлениям в предпраздничный вечер положили гвардейские офицеры, которым назавтра нужно было быть на службе, а из-за их усердия пришлось поступать так же и другим. Я слышал рассказ персоны в генеральском ранге о том, как императрица при подобном случае спросила у одного из господ, где его жена. И на ответ, что она явится назавтра, императрица будто бы сказала: прийти завтра — ее долг, но если бы она любила свою государыню, то и сейчас была бы здесь.

 

Целованне руки

Все поздравления состоят исключительно в том, что, явившись к государыне, целуют ей руку. Лишь очень немногие произносят несколько слов. Целование руки вообще очень принято, и если собрание не слишком большое, все прибывающие ко двору подходят к руке императрицы и принцесс; в других случаях сей милости удостаиваются только ближайшие. Знатные дамы получают ответный поцелуй в щеку. Принцессы сами приветствуют друг друга поцелуем в руку и щеку. Никто при этом не имеет причин тешить свое тщеславие более, чем священники, — они, повстречав кого-либо, благословляют крестным знамением и протягивают руку для поцелуя. Сама императрица не уклоняется от этого по отношению к новгородскому архиерею и своему духовнику177.

Нам, европейцам, очень режет глаз восточный обычай падать наземь и биться лбом о пол у ног государя, прося его о чем-то или благодаря за какую-то высокую милость. Я слыхал, что у старых русских в провинции сей глубокий реверанс делается и по гораздо меньшим поводам. Хозяин дома велит своим жене и дочерям падать ниц и со словом «пожалуй» («прошу») принуждать гостя выпить рюм-


157

ку водки. Заслужившие наказание работники весьма проворно бросаются наземь, целуя ноги разгневанного [господина].

 

Пьянство при дворе

По полковым праздникам (а у каждого лейб-гвардейского полка есть свой праздник) суеты меньше, нежели в торжественные дни. Ее в-во как полковник принимает поздравления от полковых офицеров и собственноручно подает им по маленькой чарке водки или — не любящим крепких напитков — стакан меда, и затем их угощают при дворе.

Теперь помимо 19 января — дня прихода императрицы к власти — при дворе больше уже сильно не пьют, а при Екатерине, говорят, трезвыми бывали редко. Обычай таков, что после того как присутствующие знатные персоны мастерски попьют за обедом, их призывают к ее в-ву, где они на коленях выпивают по бокалу венгерского вина, вмещающему добрых три квартера178, или же, если кому-то такое не под силу, рейнского или бургундского. Никого не принуждают пить больше одного этого бокала, но и всякий волен выпить их несколько. Тех, кто мгновенно делается совсем пьян, любящая скромность императрица не особенно жалует и потому приказала нескольким гренадерам присутствовать там, чтобы отводить свалившихся с ног вниз к их слугам и помогать добраться до дома, так как чужим лакеям не дозволено стоять в залах государыни.

Придя в тот день туда поздно, я имел удовольствие видеть, что уже не было никакой разницы между cordons-bleux179 и камер-юнкерами. Одни прыгали, другие распевали, третьи болтали вздор. Правда, сказано, что никто не должен пострадать за то, что говорит вино, но хитрые шпионы помнят произнесенные слова и имеют возможность выведать кое-какие другие дела. Говорят, в прошлом году некоторые рассуждали о том, что польская война не является необходимой. Нынче какой-то господинчик, подойдя ко мне, привязался с разговорами о том, как здорово он напился, а на мой ответ, мол, в столь замечательный день и следует веселиться, он вскричал, что я прав, тем более что сохранены права дворянства сравнительно с князьями. При этом он употреблял неприличные слова, наверняка слышные нескольким сидевшим рядом господам, — они, может статься, делали bonne mine a mauvais jeu181. Но мой маленький господин допустил анахронизм, спутав январское решение Сената с тем, что императрица изменила 25 февраля*. Хотя я тоже выпил большой стакан, мне казалось

 

* Этот день восстановления независимости еще празднуется при дворе роялистами и курляндцами, но, соблюдая приличия, втихомолку' .


158

все же, что я видел многих, которые хотели бы сойти за более умных, чем были на самом деле, в противоположность некоему кабинет-министру, который не был ни так пьян, ни так рассеян, как притворялся.

 

Танцы

Если имеет место бал, его открывают принц Вольфенбюттель-ский183 или обер-гофмаршал с принцессой Елизаветой. Императрица любит наблюдать за весельем своих подданных, но сама танцует редко. Особенно же мне нравится, что принцессы и несколько других дам танцуют простой, но красивый крестьянский танец, показывая тем самым, что ценят не одно только иностранное. Изобрели и русский контрданс, он в том же стиле, но несколько сложнее. Польские танцы танцуют чаще и изящнее, чем у нас. В 8 часов, когда ее в-во идет к ужину, обычно все уже завершено.

 

Порядок в комнатах государыни

Француз, привыкший заходить в королевские покои, чувствовал бы себя неуютно при петербургском дворе, где и по самым торжественным праздникам следует держаться на известной дистанции от персоны ее в-ва, рядом с которой стоят только знатнейшие. В обычные куртаги видно, что никто из не имеющих генерал-майорского ранга не входит во внутренний зал, хотя принцессы и другие высокие персоны сидят за игрой во внешнем. Несколько странно также, что всякий, кто мимо дворца идет, едет или плывет на судне, должен обнажить голову.

 

Иллюминация

В торжественные дни и другие праздники дома по всему городу украшаются иллюминацией, но поскольку такие расходы ложатся на бедных жителей слишком часто, то они освещают окна своих домов весьма экономно. И, напротив, нет ничего красивее публичных иллюминаций. Крепость, Адмиралтейство (то есть вал вокруг корабельной верфи и складов), а также огненный театр, построенный перед дворцом на песчаной отмели у Васильевского острова184, усеяны бессчетным множеством ламп с разноцветными огнями, благодаря чему можно изобразить различные произведения архитектуры, гербы, вензеля и т.д. Все огни зажигают минут за 5—6, обычно это происходит спустя час после открытия бала, то есть в половине шестого, и продолжается до 10—11 часов вечера.


159

 

Фейерверк

Фейерверк жгут через час после зажжения иллюминации и продолжается он не долее половины — трех четвертей часа; танцующие употребляют это время на отдых. Фейерверк всегда устраивается на Неве перед двором — зимой прямо на льду, а летом на плоскодонных судах с помостом. Плоские фигуры — аллегории, изображаемые цветными фитильными огнями и поднимаемые вверх на тонких досках, а также обелиски, каскады и т.д. весьма живописны, но еще большее внимание зрителей привлекают полые шары (pumpkulorna), букеты и ракеты, которые разрываются не один за другим, а сотнями, и чувствуешь себя почти как на Этне185. Ракеты с шестами весят порой по два пуда, то есть около четырех шведских лисфунтов. Пока еще никого не убило падающими шестами от ракет; это побудило ее в-во приказать артиллеристам либо впредь не приходить с ракетами, либо делать их такими, чтобы они не поднимались настолько высоко, что при падении могли покалечить.

 

Частная жизнь императрицы

Итак, мы посмотрели, что происходит при дворе по праздникам. О частной жизни мне рассказывали лишь, что у императрицы очень размеренный распорядок. Она встает, как говорят, между семью и восемью часами утра, а летом еще раньше, и жена обер-камергера, которую тотчас об этом уведомляют, входит к ней дезабилье с кофе или шоколадом. Иногда же императрица входит к мадам Бирон, если та не сразу готова, и там пьет кофе, поскольку их спальни недалеко друг от друга, а императрица весьма расположена к сей даме.

К девяти или половине десятого императрица одета, затем начинается утренняя молитва в придворной церкви, или же священник (так же, как всегда после обеда в воскресенье) приходит с группой певчих в приемную и отправляет там богослужение.

Потом [императрица] принимается за дела или немного развлекается — это, смотря по времени года, бильярд, травля волков на внутреннем дворе, стрельба по птицам из окон обер-камергера, прогулки в санях или по саду и т.д., и т.п.*.

 

Столовые сервизы

Равно в 12 она обедает с семьей обер-камергера и за столом сидит недолго. Что касается сервизов, то мне говорили, что Петр Первый

 

* Недавно римский император прислал ее в-ву два штуцера и пистоли — говорят, чрезвычайно хорошие; во всяком случае, наверняка дорогие.


160

редко ел с серебра — не из экономии, ибо достаточно такого добра распорядился приготовить для своей супруги, а просто не испытывал удовольствия от напрасной роскоши. Когда при дворе угощают много народа, обычных серебряных сервизов все же не хватает и пользуются конфискованными у князей Долгоруких. Золотой, с которого императрица и обе принцессы впервые кушали прошедшего 28 января, для русских рабочих сделан довольно хорошо; правда, ими руководил француз. У него я видел в работе еще много блюд и тарелок, так как императрица пожелала иметь свой золотой сервиз достаточно большим, чтобы угощать на нем всех андреевских рыцарей. В конечном счете его стоимость должна достигнуть миллиона рублей.

 

Кухня

О пище и ведении кухонных дел я узнал лишь то, что относительно этой, как и всех иных надобностей двора, заключаются договоры на поставки, вследствие чего ее в-во безжалостно обкрадывается. Сначала подрядчик добивается высокой цены за свое мясо, фрукты и всякое прочее, а затем от мелких воришек получает расписку за большие, чем были в действительности, размеры поставок*.

В послеобеденное время императрица предается краткому сну и немного развлекается, хотя бы с синьором Педрилло. Она также иногда посещает придворных дам или сыновей оберкамергера в их апартаментах. О том, что четыре вечера в неделю предназначены для приемов и спектаклей, мы уже знаем. В 8 часов императрица садится за ужин, затем до десяти или половины одиннадцатого беседует с графом Бироном и его семьей и удаляется.

 

Круг присутствующих у обер-камергера

Утром, пока императрица одевается и совершает молитву, к обер-камергеру приходят с визитами. По средам и пятницам собираются в его комнатах, и тогда круг присутствующих очень широк, он состоит из иностранцев, министров и других значительных особ, нуждающихся в дружбе или протекции обер-камергера и почитающих за особую ми-

 

* Что и с другими государственными контрактами в России обстоит подобным же образом, хорошо было аидно при строительстве Петербургской крепости. Год или более тому назад некто решился потребовать по подтвержденным счетам значительную сумму и на свое несчастье обратился к добросовестному господину, обещая ему в знак признательности 6 тысяч рублей, помимо того, что должны были получить младшие чиновники, если счет будет оплачен. Господин, усомнившись, что человек, выдвигающий справедливое требование, станет так раздаривать деньги, начал расследование и выявил сговор двухсот более или менее крупных воров с их покровителем. Дело еще не завершено.


161

лость, если он заговаривает с ними, так как видели, что порой он то и дело выходит, оставляя всю ассамблею идти своим чередом.

Соперничество императорского министра графа Братислава и испанского дюка де Лириа186 в заискивании перед прежним обер-камергером князем Долгоруким с целью содействия планам их принципалов вынудило прочих иностранных министров тоже ласкать обер-камергера, тем более что нынешний не уступает в могуществе Долгорукому. Графиня Бирон (которую даже принцессы называют «ваше превосходительство») была удостоена саксонским министром графом Люнаром чести, принадлежащей вообще-то лишь членам императорской фамилии, — целования руки при входе на куртаг. Правда, пока он не нашел последователен в этом великом начинании. Не говоря уж о достойных русских офицерах, которые, стараясь быть приятными, обхаживают также юного графа Бирона, двенадцатилетнего мальчугана107, уже неплохо усваивающего здешний дух.

 

Манеж

По понедельникам, вторникам, четвергам н субботам обер-камергер дает аудиенции в своем манеже перед дворцом, и наибольшее расположение снискивает тот, кто лучше всех разбирается в лошадях. Всякому, однако, надлежит восхищаться лошадьми обер-камергера — они отборнейшие, привезенные не только из европейских стран, но и из Африки, Турции, Персии.

 

Императорские конюшни

Мы оставляем его превосходительство с лошадьми и проходим по большой новой — так называемой Миллионной улице к Летнему двору, но сначала еще заберем немного вправо для осмотра императорских конюшен. Они расположены на реке Мойке (рукаве Невы), по изгибу которой выстроены, образуя шестиугольник. В нижнем этаже находятся в отдельных стойлах верховые и каретные лошади (их несколько больше трехсот), каретные сараи и мастерские для принадлежащих конюшням ремесленников. В верхнем — помещения для седел, упряжи и прочего потребного для экипажей. Наилучшие вещи находятся во внешнем углу А, с красивым, покрытым луженой жестью куполом. Внутренний угол В тоже будет выведен выше, в нем над въездом во двор устроят часовню для служащих конюшен.


162

 

 

Сами стойла довольно низкие и узкие, они делаются еще уже от того, что корзины с сеном, из которых заполняются ясли, ставят посреди пола, так как сено носят в больших корзинах из сараев, во избежание пожара построенных в отдалении от императорских конюшен.

Большие неаполитанские каретные кони, впрягаемые в парадную карету ее в-ва при смотрах гвардии, теперь не в Петербурге, они отправлены на конные заводы, после того как ими покрыли всех кобыл лейб-гвардии. Но персидских лошадей там еще много.

Ломовые лошади стоят в особых стойлах, построенных в стороне; они, как и сенные сараи, деревянные.

Кареты, в которых ездит сама императрица, красивы, но все ж не имеют ничего того, что есть даже на каретах княжеских особ и также послов. Очень большая карета, вся покрытая хорошо позолоченной резьбой и обитая изнутри вышитым зеленым бархатом, была подарена Екатерине римским императором. Такая же большая карета, хорошо расписанная и позолоченная, обитая красным бархатом с золотым шитьем, была заказана покойным графом Левенвольде в Берлине188 и является упомянутой выше каретой для парадов.

Форейторы, кучер, лакеи, гайдуки н скороходы, следующие с каретой впереди полка, одеты в обычные большие ливреи. Мне показали также сани, сделанные в старом русском или казанском стиле, но обильно позолоченные и искусно расписанные, обитые красным бархатом и золотым шитьем; они не были готовы к последнему снегу, императрица до сих пор ездила исключительно в обычных русских санях, лишенных всякой росписи и украшений.

Вообще известно, что императрица в своем государстве имеет много конюшен и большие конные заводы, на них в целом насчитывается свыше двух тысяч служащих, хотя в Петербурге носящих ливрею не более 250 — это кучера, форейторы и конюхи. Обер-егермейстер Волынский189 осуществляет ныне надзор над всеми конными заводами, а обер-шталмейстер князь Куракин190 не занят почти ничем иным кроме штата петербургских конюшен и его управления.


163

 

Летний двор

Летний двор, в котором государыня пребывает с начала мая месяца до конца сентября (исключая несколько недель в июне и июле, проводимых в Петергофе), расположен на Неве напротив Троицкой церкви. Петр I заложил его скорее для своего развлечения, нежели имея в виду построить императорский дворец. Дом царя был маленьким, в два этажа, с опрятными, но не роскошными комнатами191. Рядом был построен длинный флигель для принцесс и тех персон, которым следовало постоянно находиться при дворе192. Впоследствии напротив возвели еще один, меньший*, но не стремясь придать ему сходство с самим домом и большим флигелем. В этом втором до переезда в Москву жили Петр II и его наставник барон Остерман193. Рядом с этим флигелем стояла также обшитая дубом деревянная галерея, в которой было вывешено много превосходных картин194. Теперь они оттуда убраны и предназначены для новой галереи, которую намереваются выстроить в камне. А это помещение приспособили под часовню, установив перегородку на упомянутый выше греческий манер.

Между домом Петра I и вторым флигелем к бракосочетанию герцога Гольштинского вдоль берега построили большой деревянный дом, который теперь перенесен в конец сада и оборудован под Комедию195. А на том месте поставили очень красивое деревянное здание с комнатами для императрицы и семьи обер-камергера; принцесса Анна располагается в упомянутом выше большем каменном флигеле. К сожалению, грунт под деревянным зданием весьма болотист — балки под полом уже сгнили. Вообще же у здания приятное местоположение: по одну его сторону сад, по другую Нева, на которой, пока императрица пребывает в Летнем дворе, стоят четыре красивейшие яхты, с них палят во время застолий. По приезде государыни Невский адмирал в первый же день дефилирует с длинной вереницей шлюпок и барок** перед окнами, спускает свой флаг и производит несколько выстрелов196.

 

* Он имеет много  причудливым образом  разделенных комнат,  в  одной  из  которых находились дна бюста Петра I, весьма хорошо отлитые в бронзе.

** Корона содержит много таких малых судов для перевоза людей через реку. Кроме того, все коллегии и канцелярии, а также многие частные лица имеют собственные шлюпки с 3—4—5-ю парами весел. Маленькая лодка с одной парой весел называется верейкой. Ьпрка — длинная лодка с будкой наверху и тремя парами весел. Буер — яхта без палубы, как большая корабельная шлюпка. При входе на эти суда платят за время, в продолжение которого предполагают ими пользоваться, и еще по своей воле дают мелкие чаевые матросам, ибо им приходится довольствоваться скудной годовой платой от короны; однако они могут удержать у себя лишь то, что заработают между вечерним и утренним выстрелами с крепости.


164

Сад обширен, и в нем много приятного — длинные аллеи, разные крытые дорожки и зеленые кабинеты; многочисленные водяные затеи и фонтаны, среди которых есть персонажи Овидия197, выбрасывающие воду, как в Версале; бессчетное множество мраморных бюстов и статуй, купленных в Италии графом Савой198. Некоторые из них античные, но покалеченные и расчлененные. Из новых наилучшие — работы Коррадини199 и Торрети*200. Некто по имени Эггерс201 тоже сделал несколько по-настоящему красивых [скульптур]; Баратта 202 и Тар-сиа203 же, напротив, не были, как кажется, столь добрыми мастерами. Впредь намерены высекать скульптуры в Петербурге, лишь выписав из Италии мрамор**. Было также положено начало созданию группы, представляющей Славу, которая держит портрет императрицы и попирает ногами Зависть. Этим занят один немец, его работа не обещает ничего чрезвычайного, да такого и не приходится ожидать от парня, довольствующегося четырьмястами рублями в год.

 

Грот

Превосходнейшим из сооружений в самом саду является грот, снаружи и изнутри весь в мраморных скульптурах205. Все античные стоят внутри, они в большинстве своем починены — одни скверно, другие сносно. Г-н профессор Байер206 в «Commentariis Petropolitanis»207 вокруг своей так называемой Венеры Книдской поднял больше шума, чем она того заслуживает208; мне больше понравилась другая — сидящая, и еще Эзоп. Новые внутри грота — посредственны, за исключением Мертвой монахини. Скульптуры из позолоченного свинца, из которых брызжет вода, отвратительны. Впрочем, раковины и кораллы действительно красивы и хорошо размещены.

Дом с машиной для водяных затей209 и баню я изнутри не осмотрел, но для деревянных строений они довольно-таки красивы. Весьма приятны маленькие беседки и птичник с орлами, журавлями, аистами, цаплями, павлинами и т.д., и т.п. Также и большой пруд для водоплавающих птиц с гнездами у берегов и беседкой посередине. Белые лисы, соболя и тому подобные небольшие звери тоже имеют в этом саду свои отгороженные места210, а крупные и кровожадные — такие как львы, тигры и т.д., содержатся отдельно близ Пушечного двора211.

 

* Самые красивые из новых, какие можно увидеть своими глазами, — это стоящие перед гротом Вера и Религия с покрытыми флером лицами.

** Гофинтендант Кормидон204 сказал мне, что в Ливорно лежит много закупленных больших глыб.


165

 

Оранжереи

Оранжерея и теплицы — каменные и деревянные — невелики и лишены изящества. Самое замечательное из виденного в них мною — несколько кофейных деревьев, они в прошлом году плодоносили так хорошо, что императрице неоднократно варили кофе. Если созреет выращиваемое сейчас, то, по мнению садовника, урожай мог бы достигнуть 15—16 фунтов. Императрица намерена велеть добыть столько деревьев, чтобы всегда могла пить петербургский кофе, но, разумеется, из-за этого не запретят привоз левантского. Высота кофейных деревьев 4—5:—6 локтей, у них тонкий ствол и сероватая кора, почти как лыко. Листья похожи на вишневые, но длиной в ладонь. Зерна, подобно грецким орехам, в красных скорлупках и сидят вдоль стеблей. Одна маленькая теплица называется африканской, в ней есть разные растения из этой части мира.

Еще имеется особая, очень теплая теплица — для ананаса, тоже африканского растения, напоминающего маленькое алоэ, только листья у него уже и мягче. Фрукт поднимается из них, он по виду похож на кедровую шишку, бугристый, желтоватый и приятно пахнущий. Изнутри он тоже желтоватый, плотный, как редька, и обладает вкусом всех самых лакомых фруктов вместе взятых. Сверху на нем растет несколько листов подобно целому растению в миниатюре, они отрезаются, сажаются в землю и пускают корни. Хотя сама императрица не ест этого фрукта из-за его сильного запаха, она все же желает, чтобы в ее саду было изобилие такого редкого растения212.

 

Сад Екатерины

Рядом с этим есть еще другой большой сад, принадлежавший Екатерине 213. В нем несколько теплиц, красивые насаженные и прорубленные аллеи, и вид у него очень сельский, почти как у Карлберга214. По новому проекту, сад должен быть соединен с описанным выше. Между обоими расположена большая каменная оранжерея, в которой нет ничего примечательного помимо множества толстых померанцевых, фиговых и лавровых деревьев.

 

Прогулки в саду запрещены

Сколь бы ни приятны были эти сады, горожане весьма редко могут в них повеселиться, В дни Комедии, когда действуют также водометы, некоторому количеству простого народа дозволяют войти в сад; в куртаги — лишь обычным придворным лицам, а в остальное время —


166

никому, так как императрица желает гулять со своими наперсниками в тишине.

Большим неудобством для прибывающих ко двору является необходимость идти через сад (не слишком близко к дому — не знаю, из опасения ли, что нечаянно заглянешь в окна). В дождливую погоду особенно страдают дамы. Императорский министр граф фон Остейн 215 однажды при таком случае хотел привести с собой своих слуг, которые бы несли плащ, а так как караул намеревался этому воспрепятствовать, граф принял en Frydagisk решение и уехал домой. После этого был отдан приказ впускать слуг министров, если они нужны.

В правление Петра Первого, который был государем общедоступным, в саду устраивались большие застолья для простых людей, и сам он частенько пил вкруговую со шкиперами и [корабле]строителями.

 

Ассамблеи

Публичных ассамблей, устраивавшихся для общего развлечения, теперь нет. В те времена216 они бывали между Рождеством и великим постом; при Екатерине состоялись лишь несколько раз, так как первый год был годом ее траура, потом ассамблей не было, и, по-видимому, ими занимались гораздо меньше, чем теперь регулярными куртагами*.

В числе способов времяпрепровождения были бирюльки. Петр обычно сидел в углу, беседуя не с кем иным, как со своими голландскими мастерами и моряками. Он распоряжался поставить у входа в ассамблею писаря, отмечавшего всех прибывавших, а назавтра смотрел, кто из персон не пожелал явиться на такую устроенную по его предписанию и дозволенную встречу. Теперь же лишь немного беседуют у некоторых иностранных министров, куда русские вовсе не показываются, находя большее удовольствие в пьянстве и игре в своих компаниях за закрытыми дверьми.

 

Условия жизни дам

Надобно все же сказать, что более или менее знатные русские дамы теперь содержатся не столь строго, как в старые времена; однако в более простой среде, особенно провинциальной, все еще вроде бы обстоит по-прежнему. Что до писаний, будто русские жены считают, что мужья их любят, если время от времени бьют**, то это нужно

 

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 226.

** См.: «Преображенная Россия». С. 141.


167

верно понимать. Никто не воспринимает побои за знак любви, но видящий, как муж бьет жену или детей (а ведь большинство русских женщин привержены пьянству и, напившись, они громко вопят, зарабатывая себе колотушки), хвалит такого мужчину за его заботу об исправлении домочадцев, полагая, что там, где не поддерживается такая, по их мнению, необходимая домашняя дисциплина, мужчина должен завести любовницу и больше не любить свою жену. Пословица гласит: «Бей жену, как свою шубу, и люби ее, как свою душу». Суть сравнения в том, что шубу следует усердно выколачивать, дабы в ней не завелись моль и прочие насекомые.

На русле, проходящем у сада Летнего двора, расположена частная верфь, на которой строят для короны буеры*, маленькие шлюпки, барки и верейки, а также яхты и малые суда для частных лиц213; на зиму их там вытаскивают под крышу.

 

Итальянский сад

Отсюда мы отправляемся к Итальянскому саду, расположенному на порядочном расстоянии, неподалеку от Пушечного двора**. Сад довольно велик, состоит главным образом из трельяжа и крытых дорожек и имеет хорошо оборудованную галерею. Сам дворец стоит на протоке Невы, он каменный, большой, построен хорошо и он — единственный из всех, когда-либо виденных мною, окрашен в зеленый цвет219. Теперь в нем нет обстановки и лишь несколько комнат используется для Сибирского приказа220.

 

Китайская торговля

Императрица ведет значительную торговлю с Китаем, и раз в три года или реже в Москву приходит большой караван, часть его [товаров] затем перевозят в Петербург. Г-н советник канцелярии Лоренц Ланге, по национальности швед и русский агент в Пекине, несколько раз ездил с караваном, да и в настоящее время находится в таком путешествии221. Поскольку же доставляемые возвращающимся карава-

 

* Петр I подарил всем знатным людям в Петербурге буеры, приказав их содержать и в хорошую погоду не пользоваться никакими иными судами, а также по объявлению ходить под парусами под командованием Невского адмирала, то есть директора верфи, приучаясь к воде. Когда можно было пользоваться буерами, под безотлагательным штрафом в пять рублей запрещалась плыть на верейках или барках217. Но в последние годы на это стали смотреть сквозь пальцы; потому и частный буерный флот в большинстве своем пришел в негодность.

** Сад был подарен герцогине Гольштинской Анне Петровне, но теперь корона вернула его себе.


168

ном товары — это по преимуществу сибирская пушнина*, то склады в Москве и С.-Петербурге называют Сибирскими приказами; в разных местах по Москве для большего удобства покупателей открыты лавки. Сибирякам, ведущим частную торговлю с Китаем, запрещено привозить что-либо в Москву, а ведь в ней находится крупнейшее торговое место; поэтому прибыль таких купцов не может быть особенно велика. Приказчики в караване (всего их, считая и более, и менее важных, до двухсот человек) имеют большую выгоду, так как им предоставлено право закупать пропорционально их состояниям на соответствующую сумму и продавать китайские товары. Тот, кому разрешено сделать это на 100 рублей, наторгует, пожалуй, и на 300, и сибирские купцы потом сбывают свои товары главным образом таким людям.

 

Меха

Все сибирские подати уплачиваются пушниной; еще и сотни лет не прошло с тех пор, как там вошли в обращение деньги, а все потребное выменивалось на мех. Чем лучше пушной товар, тем больше засчитывается в уплату оброка. Например, чернобурая лиса наилучшего сорта (какую в Китае оценивают в 200—300 рублей) берется у сибиряка или татарина за 3—4 рубля или за столько же годовых податей**. И простой мужик, не имеющий возможности самостоятельно вывезти свой товар (ибо весь лучший мех является императорской монополией), бывает рад, когда сумеет одним выстрелом освободиться от оброка на 3—4 года. Сборщик податей может на другой год прийти к нему, отыскать какую-нибудь красивую шкурку и заявить: ты уже заплатил за три года; отдай эту и получишь расписку еще за три. Эти сборщики, если отваживаются на риск отведать кнута, могут значительно обогатиться в таких поездках» приобретая за куски сукна, шелковую ткань, хлопок, чулки, ножи, топоры и тому подобный товар всевозможные ценные шкурки у обитающих в глухомани татар. Но губернаторы хорошенько присматривают за сборщиками, выставляя дозоры на тропах, которыми те возвращаются из поездок, причем там,

 

* Привозят также некоторое количество мамонтовой кости, алмазов (но не цветных камней), оправлекньн в кольца и украшения, английские часы и т.д. Однако последний товар не пользуется особенным спросом с тех пор как его туда было доставлено много; к тому же мало кто в этой стране, помимо иезуитов, умеет починить часы, если они испортятся.

** В Европе самую лучшую пушнину с выгодой не сбыть, поэтому она идет главным образом в Китай. Посольства делают также подобным ценным товаром подарки султану и [монархам] других восточных держав.


169

где этого менее всего можно ожидать, так как, когда сборщики отправлялись в путь, в тех местах не было ни души.

На поступающие в приказ шкурки перед передачей их купцам ставится штемпель. Но надо заметить, что контрабандисты вывозят шкурки из страны не целыми, а разрезанными и разложенными по сортам, и, следовательно, не могут быть уличены в незаконной торговле, то есть в том, что шкурки не закуплены в приказе. Некоторые вшивают шкурки внутрь простых шуб; есть и иные подобные хитрости, превосходно известные торговцам во всех странах*.

Из Итальянского сада и Сибирского приказа мы возвратились в город по Перспективной улице. Она проложена от Адмиралтейства и уходит далеко за город. Домами она застроена лишь в наименьшей своей части, прочая часть состоит из березовой аллеи — где прорубленной, а где насаженной и представляющей собой чрезвычайно красивый бульвар222.

 

Триумфальные ворота

Там, где начинается город, стоят деревянные триумфальные ворота, украшенные живописными изображениями и скульптурами; ворота были поставлены по случаю въезда императрицы в Петербург в 1732 году. Другие стоят в конце улицы, почти у площади, находящейся перед Адмиралтейством; они тоже деревянные и поставлены по тому же самому случаю. Слова над аллегорическими изображениями на обоих воротах, как и на описанных выше третьих у Троицкой церкви, почти всегда — на двух языках, русском и латыни**, чем поддерживается уважение к русскому языку, а слова понятны и природному русскому, и чужестранцу; мы отметили это, говоря о плафоне в большом зале [Зимнего дворца].

Вообще же хорошо видно, что ни Фидий224, ни Апеллес225 не приложили руки к этим государственным монументам, однако с отдаления они являют собой превосходное зрелище.

На Перспективной улице, как было сказано, мало примечательных зданий, помимо каменной русской церкви, которая пока не достроена, но будет, по-видимому, красивой; каменной евангелической немецкой226, деревянной финской (в которой отправляется и шведское бого-

 

* Несколько лет тому назад был дозволен отстрел нескольких соболей и чернобурых лисиц без сдачи короне. Однако за такие шкурки при перевозке их из Сибири следует на выставленных постах, особенно на горе Верхотурье, платить весьма значительную пошлину, после чего выдают расписку, удостоверяющую оплату, — на случай возможных придирок в будущем.

** Девизы всех трех описаны в «Примечаниях к Петербургским ведомостям» за 1732 год, с. 81—88; там же помещена гравюра на меди первых, или Перспективных, ворот223.


170

служение)227 и деревянной реформатской французской церкви228. Все три стоят на площади между названной улицей и императорскими конюшнями. 229

 

Полицейская коллегия

Дальше находится Полиция — красивый каменный дом, принадлежавший одному впавшему в немилость адмиралу*230. С.-Петербургское полицейское управление имеет в своем ведении все такие дела, какие в Стокгольме относятся к ведению кемнерских палат231, Полицейской и Строительной коллегий, а также Дворцовой канцелярии. Здесь все приезжающие обязаны предъявлять и отмечать свои паспорта, от чего освобождены только придворные и те, кто имеет в городе собственные дома. Тот, кто прибыл из-за границы и не заручился достаточным свидетельством, удостоверяющим происхождение, действительное местожительство и т.д., должен подвергнуться в Полиции длительному опросу относительно целей приезда, предполагаемого срока пребывания в России и так далее. Шведский министр оговорил условие, согласно которому до предъявления ему самому не будет завизирован ни один паспорт шведов, прибывающих в Петербург, ибо он должен знать, что за люди являются из-за шведского рубежа и какой срок каждому из них дозволено находиться там, а также в каком именно месте такого человека можно разыскать.

Отметиться в Полиции следует в первые же три-четыре дня по приезде; если проходит больше восьми, то хозяин, не заявивший о своем госте, или господин о своем слуге, штрафуется на 50 рублей. Когда истечет срок действия отпускного свидетельства у русского работника или служанки, которые хотят и дальше оставаться у этих господ и потому выхлопотали себе из своей губернской канцелярии продление срока отсутствия, новое свидетельство тоже должно быть зарегистрировано. То же самое для порядка введено в отношении шведских подданных. Но немцы, поступающие на службу, отмечаются лишь в первый раз, а в конце, когда испрашивают дорожный паспорт, предъявляют увольнительный аттестат от господина.

Намеревающийся ехать за границу получает паспорт Государственной коллегии233; если же отправляются по делам в пределах России, то купцов снабжают паспортами в Коммерц-коллегии, а офицеров — в Военной. И каждый путешественник должен получить отметку в Полиции, после того как представит поручительство в том, что не имеет долгов. А если не найдет поручителя, нужно, чтобы три дня подряд о его отъезде [по городу] возвещалось под барабанный бой.

 

* Когда я уезжал из Петербурга, там размещался персидский посол; дом, как я потом узнал, из-за беспечности его людей сгорел дотла.


171

Высшим начальником является генерал-полициймейстер. Из членов [руководства] самый значительный — прокурор234, осуществляющий надзор над правильностью принятия и решения дел. Он стучит по столу своим молотком, когда одна из сторон позволяет себе неприличные речи; за такое полагается штраф в 10 рублей. Поскольку он не особенно дружен с генерал-полициймейстером, а этот последний еще недавно стоял на полу (и, следовательно, не мог считаться председателем), обращаясь к одной из тяжущихся сторон с обидными и непристойными словами, чем выказал неуважение к собранию, то и был присужден своим подчиненным к штрафу в 10 рублей. Он не был освобожден от этого штрафа, тем более что всей Полиции предъявлено обвинение, и назначенная комиссия уже уличила всех господ в том, что они избавляют себя от квартирной повинности.

 

Ратуша

О Ратуше в С.-Петербурге могут рассказать лишь немногие, тем более что при нынешней ведомственной путанице Полиция решает почти все дела не особенно большой важности. Но все же устройство городских дел и управление должно подлежать ведению Ратуши235.

 

Право стать горожанами

Петр I одно время полагал, что для развития торговли было бы полезно, если бы хозяева дарили свободу крепостным, способным объявить капитал для начала торговли и желавшим стать горожанами. Но поскольку дворяне жаловались на слишком большие потери в результате освобождения таких людей, то произошло изменение в том смысле, что богатые крестьяне могут получать позволение записываться в горожане, однако вместе с тем должны уплачивать дворянину ежегодный оброк. Если крестьянин действительно богат и стремится сделать своих детей свободными людьми, он за три-четыре тысячи рублей может, заинтересовав какого-либо знатного господина, исходатайствовать монарший указ о своем освобождении. Стать горожанином в Москве стоит 80 рублей, в Петербурге — всего 60.

 

Ремесленники

Что касается ремесел, то русские не знают никаких цеховых уставов, и хотя иностранные рабочие намерены устроить свое внутреннее управление, они все-таки не могут держать в руках подмастерьев и учеников, которые по обычаю этой страны сами объявляют себя мас-


172

терами, если довольны своей работой — порой довольно-таки плохой, покуда они длительными занятиями не приобретут доброе умение. К. примеру, когда строится дом, некто выдает себя за мастера-строителя, поскольку на протяжении десяти лет состоял при строительстве. Он объединяется с двумя другими, работавшими лишь пять лет. У каждого из них есть по три-четыре человека, помогавших при строительстве на протяжении года. И эти последние имеют под своим началом еще более несведущих, видавших разве только, как кладутся печи в крестьянских избах. Один учится кое-каким навыкам у другого и наконец производит себя в великие мастера.

Когда закладывались город и крепость, Петр I выписал много каменщиков, плотников и кузнецов из дворянских селений, где их всегда было достаточно*. Поначалу множество их погибло, так как привозили мало необходимых для жизни припасов, а петербургская земля очень болотиста. Таким работающим на корону ремесленникам выделены за городом маленькие домики с участками пастбищ и примерно 12 рублей в год денег. Упомянутое выше селение Охта — для плотников, которые в свободное время строят на продажу небольшие суда**238.

У дома Полиции есть подъемный мост через большое русло239, и на расстоянии всего лишь броска камня оттуда — упомянутые выше вторые, или Адмиралтейские, триумфальные ворота. Ниже всего на берегу того же русла напротив Галерной верфи240 и в других местах стоят общественные бани. Известно, что русские моются часто, и это для простолюдинов если не универсальное средство лечения, то во всяком случае профилактика — они всегда спят одетыми, и им требуется раз в неделю купаться и надевать чистое, таким образом несколько освежаясь***. Это дело в С.-Петербурге поставлено лучше, чем вообще по стране, ибо дворы за мужскими и женскими банями стоят так, что прохожим не грозит никакое неприличное зрелище, что, по словам г-на

 

* Сравк.:  «Преображенная Россия». С. 38.

** «In England hatte Peter Alexicwitz (An 1698) viel erfahrene und geschickte Leute in seine Dienste genommen, worunter nahmentl. waren: 3 Schiff-H auptcapitains, 25 andere, 40 Lieutenants, 30 Steuerleute, 30 Chirurgi, 60 Hochbothsmanner, 60 andere geringere, 250 Büchsenmeister, 4 Mastemacher, 4 Bleckdreher, 2 Chaloupenmacner, 2 Compassmacher, 2 Segelmacher, 30 dito Geselle, 2 Bildhauer, 2 Anckerschmiede, 2 Kleinenschmiede, 2 Kupffer- und 4 Blechschlager, item Kiefer, Riemenmacher, Mühlen-, Schiff- und Haus-Zimmerleute, und andere mehr zur Civil- und See-Baukunst dienende Personen» (Leben u. Thal. Petri Alex, von J.H.v.L. Leipzig, 1710. 8°. Tomo 2. p. 161). В этих вопросах вполне можно положиться на г-на фон Люта, бывшего профессором во Франкфурте236, так как он, говорят, получил все материалы (memoirer) от барона фон Гюйссена237. Однако в другом, особенно относительно военных операций, он большой льстец.

*** Сравн.: «Преображенная Россия». С. 21—22.


173

Вебера, случалось в его время*. От каждого, кто моется, копейка идет императрице и полкопейки банщикам за веник и хранение одежды. Дворяне, равно как священники и крестьяне, ежегодно платят за собственные бани.

На большом русле стоит также Почтовый дом — старое деревянное строение, отличающееся от прочих лишь государственным гербом, нарисованным над воротами. А потому продолжаем нашу прогулку; оставляем Адмиралтейство справа — его мы осмотрим в другой раз, и спускаемся к берегу Адмиралтейского острова, где каждый год к Васильевскому острову наводится плашкоутный мост**.

О стоящей на атом месте Исаакиевской церкви мы выше упоминали, что в прошлом году она сгорела и пока еще полностью не отремонтирована. Рядом с нею — дом графа Остермана, который прежде был постоялым двором князя Меншикова***241; двор так никогда и не был приведен в должное состояние. Царь купил его под почтовый дом (взамен самого старого фахверкового, стоявшего между домом валашского господаря242 и Летним двором, отчего то место по сю пору называют «Старым Почтовым домом») и тоже хотел устроить в нем постоялый двор. Но и это намерение не получило осуществления, а помещения использовались лишь для застолий, ибо, как мы неоднократно замечали, в домах Петра были лишь маленькие комнаты, и большинство праздников устраивалось у Меншикова либо в других местах города. С переездом императорского двора из Москвы потребовалось частое присутствие [в Петербурге] графа Остермана, и этот почтовый постоялый дом был ему подарен. Граф потом велел переоборудовать помещения под жилые; теперь дом весьма велик, но отнюдь не достаточно значителен для такого господина.

 

Васильевский остров

Васильевский остров согласно решению Петра I должен был стать превосходнейшей, наилучшим образом застроенной и обнесенной вокруг укреплениями частью города. Петр I приказал разметить линии для домов (там не считают улицами, а говорят, что люди живут в

 

* Там же. С. 44, 47.

** Это начали делать несколько лет тому назад. Приобретение и последующее содержание барок с помостами обходится дорого, но велик и доход от постоянной езды между Адмиралтейским и Васильевским островами. Корабли пропускают толоко утром и вечером, с каждого беря плату 1 руб. Равным образом другие плашкоутные и наплавные мосты, а также большие свайные по всему государству принадлежат короне, н всякий путешественник, не отправленный по государственным делам и едущий не с ямщиком (см. выше, с. 24 (с.112—113 наст. изд. — Ю.Б.), должен платить мостовой сбор.

*** Сравн.: «Преображенная Россия». С. 456.


174

первой, второй, третьей и т.д. линии; да и в остальном городе очень мало улиц, имеющих названия) и для каналов, которые предполагалось прокопать между линиями, — не только для того, чтобы, подняв грунт, предотвратить большой ущерб, уже неоднократно нанесенный подъемами воды, но и для того, чтобы, как тогда выражались при дворе, придать городу облик Венеции. Однако сей великий проект был остановлен кончиной его создателя, и теперь без преувеличения можно сказать, что остров еще по крайней мере на две трети покрыт лесом и болотом, а на застроенной одной трети пригодны [для жилья] едва ли половина домов*.

Вообще о Петербурге известно, что весьма немногие русские поселились в нем по доброй воле, и особенно это относится к Васильевскому острову. Бояре получили приказ строить каменные дома соответственно их состоянию и по выданному чертежу. Им пришлось повиноваться, но поскольку без охоты, то они под любым предлогом — поездок по делам в другие местности и т.д. — старались уклоняться от завершения строительства или тянуть время до тех пор, пока у государя не пройдет первый пыл, и потом с радостью оставляли начатые дома.

Посему на этом острове много с размахом заложенных дворцов без окон**, дверей и полов, они с каждым днем все больше разрушаются. Не похоже, что их когда-нибудь достроят, поскольку вся знать желает быть близ императорского двора или по крайней мере на том же берегу реки.

С деревянными строениями дело обстоит подобным же образом — весьма многие на этом острове и в других местах так и не были завершены либо, с радостью покинутые владельцами, за несколько лет совершенно разрушились, что ужасно обезображивает город.

За эти прошедшие 30 лет в Петербурге было построено больше, чем можно увидеть глазами, так как очень многое из хорошо построенного снесено, а взамен построено другое, или же построенное разрушилось до основания и возведено заново. Порой признается подлежащей сносу целая улица хороших деревянных строений, а их владельцы получают приказ за год-два возвести каменные дома определенной высоты. Они должны немедля ломать свои дома, переносить их во двор или на другое место, где разрешается стоять деревянным строениям, или по дешевке продавать свои постройки, уступая дворовое место тому, кто хочет [тут] строиться в камне.

 

* На карте Петербурга остров изображен таким, каким он должен был стать243; это не должно вводить в заблуждение.

** Из императорского дворца видно, что в некоторых домах утрачены вставленные окна со стороны воды.


175

 

Способ строительства

Но как же в России строят? Это делается без старательных поисков добрых материалов и не приноравливаясь к должному времени года*. Из плохо обожженого кирпича, только что срубленных бревен и сырых досок быстро и даже посреди зимы возводят дом, который снаружи выглядит сносно, но спустя непродолжительное время замечаешь, что крыша, пол и двери рассохлись, а стены сгнили. Владельца это мало печалит, ему лишь бы построить дом; какое-то время он может сполна взимать плату за наем и в конце концов оставит дом пустым, пока не поступят новые приказы.

Архитектура приблизительно такова. На болотистом грунте, в котором невозможно вырыть подвал, стоит дом с толстыми каменными стенами (они вследствие упомянутого беспечного способа строительства не высохнут и за несколько лет), деревянными крышей и стоком, английскими окнами, орнаментом вокруг них и над воротами, тоже из крашеного дерева; наружные сени и лестница построены со стороны двора, они тоже деревянные; все славно и удобосгораемо. Нет домов выше трех этажей, включая самый нижний — это подвал, причем очень низкий. Поэтому много изрядных домов, куда не проходит ни одна карета, и должно ездить через задние ворота, или же проломлена стена второго этажа, и тогда проход становится высоким, как триумфальные ворота; оба эти способа вполне безобразны.

В комнатах русских людей редко увидишь обои, а лишь несколько зеркал, столов и стульев; кафельные печи очень большие и топятся преимущественно из сеней. Часто они стоят прямо на балках черного пола, слишком близко к дереву, так что пожары возникали главным образом из-за скверной конструкции кухонных и изразцовых печей. Потому пришлось запретить горожанам отапливать комнаты после пяти часов вечера, дабы огонь не застиг людей спящими.

В Петербурге найдется мало домов, которые не имели бы своих ледников. Их строят тоже над землей, из дерева, с двойными стенами, засыпая промежутки между ними камнями и землей. Лед обычно нарубают на Неве, так как на каналах он редко бывает достаточно толстым. Но всякий живущий на берегу может рубить лед только напротив своего дома, а также обязан не забыть обнести прорубь оградой. Другие должны внести за нарубленный лед определенную сумму в Полицию. Обычно какой-нибудь работник становится подрядчиком — вносит плату в Полицию, находит себе помощников и поставляет лед в подвалы по 10-15 копеек за квадратную сажень, в

 

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 223.


176

зависимости от расстояния до дома. Говорят, в Москве один-единственный человек арендовал торговлю льдом по всему городу. Кто не желает нести такие расходы, но не имеет пруда в своем саду, тот сгребает в кучу снег, он в оттепель уплотняется, потом замерзает и делается столь же хорош, как любой другой лед.

 

Квартирный постой

Когда человек против своей воли построил описанным способом дом, начинается новая мука — квартирный постой. Еще счастье, если получишь только солдат — по двое на каждую печь в доме, — ибо их всех можно положить в одной комнате либо же построить во дворе отдельную избу, ее называют черной избой, так как молодцы (которые отапливаются и освещаются за хозяйский счет) разводят такой сильный огонь, что их комната становится черной подобно крестьянской бане.

Но вот истинным несчастьем для хозяина будет, если он получит кого-то из придворного штата или других, которым корона предоставляет даровую квартиру, ибо тогда такой человек занимает лучшие комнаты, обычно пятую часть всего дома. Все придворные служащие — и старшие, и младшие — пользуются бесплатными квартирами, если не имеют собственных домов. Правда, для тех, кто их имеет, от постоя чужих людей может быть защищено не более одного дома. Досаднее всего, что если, как часто бывает, какому-нибудь ружьеносцу или вроде него понравится хорошо расположенный дом почтенного человека и он раздобудет в Полиции записку на поселение в нем, то хозяин, само собой, лишается солдат, но взамен должен уступить сему матадорчику лучшие комнаты.

В Москве солдаты не стоят на квартирах, поскольку там достаточно казарм, но все же горожане несут иные соответствующие этому повинности. К примеру, содержатели постоялых дворов для извозчиков должны платить короне четвертую деньгу от получаемой за предоставление жилья платы. Петербург и Немецкая слобода в Москве освобождены от городского поземельного налога, взимаемого в других русских городах*.

 

Посылание хлеба

Прежде чем завершить разговор о переездах и постоях, следует еще упомянуть о «хлебе-соли», то есть о большом хлебе с маленьким углублением наверху, заполненном солью. Хлеб-соль друзья посылают

 

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 45.


177

переехавшему на новую квартиру. Теперь это является приветствием, а в старину, по-видимому, так поступали от доброго сердца, ведь другу, пока он не обустроился, нужно было что-то есть.

В Новый год слуги дарят также хозяевам пшеничный хлеб, напоминающий рождественский пряник, чтобы получить чаевые. То же самое слуга делает в свои именины.

 

Академия наук

Наше странствие по Васильевскому острову мы начинаем от Академии — значительного и красивого дома, в котором есть кабинет естественных и искусственных редкостей, библиотека, анатомический зал, обсерватория, географическое бюро, академическая канцелярия, типография и некоторые другие относящиеся к этому учреждению отделы, а прочие размещены под одной крышей с Гимназией — красивом и довольно большом доме244, стоящем рядом с Академией.

С 1717 года, когда Петр I побывал в Париже и был принят в тамошнюю Академию наук245, сей государь начал подумывать о приглашении в свою страну нескольких искусных математиков и естествоиспытателей, имея в виду с их помощью тоже делать полезные открытия и поддерживать корреспонденцию с Парижской Академией. В 1720 году он отправил своего библиотекаря г-на Шумахера*246 с поручением найти и, предлагая хорошие условия, склонить искусных в медицине и всех философских науках мужей к приезду в С.-Петербург, где эти чужестранцы не только создадут Академию наук, но и к пользе для русского народа организуют университет, станут читать публичные лекции249 , а при университете будет также гимназия, в которой молодежь сможет заложить первые основы знаний и подготовиться к слушанию ученых предметов [на лекциях] профессоров**.

При Петре I был составлен лишь план этих полезных учреждений. Многочисленные важные дела — персидская экспедиция251, коронация императрицы Екатерины252 и наконец последовавшая вскоре смерть помешали ему осуществить проекты, так что из всех пригласи-

* Шумахер — человек слабых познаний, он был едва ли не камердинером или мелким секретарем у саксонского министра Лефорта247, а также тем, что немцы называют студентом-помощником (Famulus), у ученого царского архиатра Арескина248 и при этом нахватался разных сведений из письменной истории. Однако он обладает большой уверенностью в себе, до тонкостей знает придворные дела, чтобы усердно оказывать услуги знати и везде оказываться нужным. Ему вовсе не трудно было во время путешествия по Германии, Голландии и Франции, продолжавшегося до 1722 года, отыскать искусных людей, ведь комиссионер, еслк его принципал не скупится на расходы, может обращаться сразу к знаменитым мужам.

** Об Академии подробнее см. в «Comment. Acad. Petrop.», Praefection к тому...250.


179

тельных писем к профессорам им самим было подписано только письмо к Герману253.

Профессора уже при Екатерине один за другим прибыли в страну, но это дело все же не было приведено в должное состояние, так как главнейшей заботой двора были тогда голыитинские дела254. Астроном Делиль, увидев при своем приезде в 1726 году, что дом Академии лишь на несколько локтей возвышается над землей, предложил свой план обсерватории, которая, по его мнению, во многих отношениях удобнее, чем расположенные в других местах*.

Петр II почти все время своего правления провел в Москве, императрица Анна первые два года — тоже. До Петербургской Академии дела тогда было мало. Профессора работали ни шатко, ни валко (как и в других странах, где платят большое жалованье**), не произведя на свет ничего достопримечательного помимо двух томов «Commentariis Academiae» и нескольких малых начал математики, геральдики и всеобщей истории для юного императора***. Кроме того, в 1729 году они начали издавать «Примечания на почтовые газеты», видя цель такой работы главным образом в развитии у народа вкуса к полезным и приятным наукам, культивируемым в Академии262. А поскольку «Примечания» по этой причине переводятся также на русский язык, то глупцы из духовного сословия невзлюбили профессоров, найдя некоторые места не согласующимися с древними суевериями русских, например, о нечистой силе. Новгородскому архиерею (говорят, весьма

 

* Месье Делиль писал мне 30 ноября 1736 года: «Pour ce qui regarde l'Observatoire de Petersbourg en particulier tonte ce qui en depend, il merite ä present d'etre vü par des connoi-seurs, aiatit enlieremenl change de face depuis Votre depart d'ici»255.

** Его размеры различны. Г-н Делиль имеет 1800 руб. в год, другие — от 500 до 1000 руб. Директор Общества г-н Корф256 — 3000, вместе со своим камергерским жалованьем в 1200. Здесь дело обстоит точно так же, как и с другими служащими в России, — размер жалованья не соответствует уровню должности, и часто сенатор получает в год не больше 1200. а чужеземец, ставший советником или асессором в коллегии, — 2000 руб., если сумеет как надо приспособиться и внушить людям мысль о своей незаменимости. Приехавшие первыми и по истечении срока контрактов возвратившиеся в свое отечество профессора получили как бы в награду за смелость и для воодушевления других к службе русскому народу еще один годовой оклад. Никто так не рассердил двор, как покойный Буксбаум (впрочем, сведущий ботаник, опубликовавший четыре центурии редких растений, собранных в окрестностях Константинополя) , когда, повредившись в уме и желая показать сваю ненависть к русским, по возвращении в Лейпциг отпустил бороду и ходил в лаптях, говоря, что в России это очень модно.

*** После сочинения графа Остермана «Einrichtung der Studien Petri des Ändern»259 должны были быть по всем наукам составлены полезные и свободные от педантизма Введения. Это руководство (некоторые говорят, что в его подготовке помогал Бюльфингер260 ) написано, по моему слабому разумению, чрезвычайно хорошо и превосходит Инструкцию, подготовленную для наставника царевича, см.: Leben Petri Alex, von J.H.v.L. Tomo I, pag. 56—73261.


180

начитанному и умному человеку)* пришлось даже — отнюдь не по своей воле -— побеспокоить по сему поводу членов Академии; он все-таки должен был удовлетворить духовенство, ведя себя так, словно был истинным ортодоксом, тем более, что некоторые считают его натуралистом или индифферентистом.

Сами почтовые газеты, которые тоже пишутся в Академии, выходят и на немецком, и на русском — с той разницей, что на русском они иногда пространнее, так как предполагается, что иноземцы, читающие еще и иностранные газеты, могут обойтись без той или иной статьи.

С тех пор как ее в-во заняла наконец престол в С.-Петербурге, члены [Академии] получили лучшие возможности для докладов о своих надобностях; был оплачен их долг в 40 тысяч рублей, сделанный для пользы Академии, и вообще состояние этих дел стало более благоприятным. Если прежде у академиков либо не было руководителя и заступника, либо были не обладавшие большим влиянием — такие как доктор Блументрост264, г-н Кейзерлинг265 и т.д., то теперь есть камергер Корф — курляндец, весьма уважаемый в этой новой системе. Он не обладает большой ученостью, но, располагая кое-каким поверхностным знанием наук и побуждаемый честолюбивым стремлением к тому, чтобы в мире о нем заговорили как о главе императорской Академии, делает в ее поддержку все возможное. Теперь по-настоящему заняты написанием уставов и наставлений для всех членов [Академии].

 

Занятия профессоров

Еще год тому назад академики, собираясь дважды в неделю, читали друг другу свои работы и сообща обсуждали написанное каждым. Но после того как архиерей однажды сообщил им, что намерен на следующую конференцию прислать из Синода кого-нибудь, кто для протокола заявит, что Академии ни в коем случае не следует заниматься русской историей, конференции были отложены до времени, пока не будут готовы уставы, которые, как надеются, будут содержать правильные для Академии решения. Трудом, давшим духовенству повод для этой угрозы, явился «Samlung Russischer Geschichte» профессора Миллера266, так как там нашли несколько пришедшихся не по вкусу мест **.

 

* Он скончался спустя несколько месяцев после моего отъезда263 .

** Шесть его частей уже изданы, а печатание остальных поручено г-ну Байеру, пока сам составитель путешествует на Камчатку267.

 


181

Впрочем, надобно признать, что опубликованных академиками работ весьма мало*, если не считать од и стихотворений, с которыми они выступают при всяком удобном случае и которые до чрезвычайности льстивы. Немецкие стихи я нахожу красивыми, о русских версиях судить не могу, вижу лишь, что они рифмованные, но, как рассказывали мне знатоки, русская поэзия при умелом исполнении поистине превосходна. Большинство водевилей и песен составлено в форме маленьких рассказов об охоте, рыбной ловле, о мелких раздорах между стариком и женщиной и т.д. и всегда расцвечено иносказаниями.

 

География

Из проводимых сейчас работ академиков особые надежды надо связывать с картой и описанием России, однако дело это продвигается крайне медленно. Несколько лет тому назад всем губернаторам Русского государства было приказано, чтобы они поручили добрым землемерам произвести съемку подчиненных им меньших административных единиц. Приказ был в основном выполнен, подлинники поступили в Академию, и теперь по этим местным картам делаются карты губерний, или ландкарты, а из них составляется всеобщая карта всего Русского государства. Долготы точнейшим образом рассчитаны по надежным наблюдениям, уже произведенным умелыми людьми в Петербурге, Москве, Архангельске, Астрахани и других местах. Месье Делиль осуществляет руководство этой работой, и для него ведутся по-французски записи в Географическом бюро269. Ему помогает профессор математики г-н Эйлер — по общему мнению, человек острого ума и большой алгебраист270.

Начали с расположенных в Европе стран, они уже нанесены на карту шириной три локтя и почти такой же высоты. Руководствуясь некоторыми соображениями, при подготовке этой части имели под рукой множество рукописных ландкарт Финляндии, Ингерманландии и Лифляндии на разных языках — латыни, русском, немецком и шведском. Не знаю, зачем несколько надписей было сделано над островами у Карльскруны н в проливе между Або и Стокгольмом; также одна над границей с Турцией, написанная по-турецки.

От изданных всеобщих карт Русского государства проку очень мало. Большими достоинствами обладает карта Северной и Восточной Татарии Витсена271; то же относится к карте всей России Страленбер-

 

* Русские труды, опубликованные при Петре до учреждения Академии, перечислены ниже в длинном перечне под лиг. Е268.


182

га*272, особенно Сибири и Тобольской области. Но карта Ивана Кирилова273, опубликованная в 1734 году274, не получила одобрения ученых людей и должна уступать Страленберговой; течение рек на ней показано вполне верно, но обозначено очень мало населенных пунктов**, К тому же господа астрономы говорят, что не соблюдена долгота. Так, Архангельск помещен на 10 градусов восточнее, чем должен быть. Лучше и точнее всего вычерчена земля Камчатка, которую Кирилов изобразил по недавно составленному капитан-командором Берингом275 описанию. Кирилов также за собственный счет заказал выгравировать несколько ландкарт: границы между Швецией и Россией, Кексгольмского лена276, Карелии, границы с Китаем, Московской и некоторых других русских провинций; число этих карт должно в конечном счете достигнуть 200-300, и их предполагается издать вместе. Но после того как Кирилову указали на допущенные в них слишком многочисленные погрешности (ибо карты эти представляют собой не что иное, как всего-навсего копии нескольких несовершенных карт, присланных в Сенат, когда Кирилов служил там обер-секретарем), то он прервал и совсем отменил эту работу.

Месье Делиль показал мне упомянутые пробные карты; надписи были на русском языке, а названия важнейших мест написаны также латинскими буквами и варварски латинизированы. Ибо, не владея латынью сам, статский советник Кирилов обратился к нескольким московским глупцам-монахам, которые, по их собственному утверждению, являются выдающимися богословами, но глядя на эти карты с их дедикациями, осознаешь, что сии монахи — не Цицероны. Как бы то ни было, г-ну Кирилову нельзя отказать в похвале — он трудолюбивый человек, желающий добра своему отечеству. Теперь он в отъезде, основывает город Оренбург.

Фельдмаршал граф Миних велел своим инженерам вычертить карту всего государства с надписями на русском языке и представил ее в-ву. По сравнению с картами Страленберга и Кирилова самое лучшее в ней, я полагаю, — картуши. Господа географы тоже оценивают ее прежде всего как редкую достопримечательность, поскольку она почтена собственным именем его превосходительства.

Граф Сава Владиславич, прежде два раза побывавший министром в Китае, представил большой чертеж границы между Россией и этой империей. Говорят, он весьма полезен при подготовке всеобщей карты,

 

* Издаваемая в Петербурге как его собственноручная (не знаю, на каком основании, во всяком случае, под дедикацией нет буквы S, а стоят другие инициалы) будет менее точна, чем гравированная.

**Рукописный оригинал этой генеральной карты действительно лучше гравированной, так как гравер исключил почти половину названий, не сумев вписать мелкие буквы.


183

как и Другая очень большая и четкая карта китайских границ, которую награвировали в Пекине иезуиты, поместив на Китайской стене все названия китайскими, а вне ее — монгольскими или калмыцкими письменами.

Месье Делиль вычертил восточные берега Камчатки — Земли Йедсо, и некоторые другие побережья, открытые новейшими мореплавателями, и насколько англичане и французы проникли на Запад в Северной Америке. Копия этой карты дана вышеупомянутому командору Берингу, вновь отправившемуся на Камчатку с приказом идти оттуда на восток, пока не кончится открытое море и не покажется земля, которая должна быть западным берегом Северной Америки; затем идти вдоль берега на юг, потом с запада на восток и наконец на север обратно к Камчатке, Таким манером он обязательно должен определить, к какой земле принадлежат берега, открытые упомянутыми мореплавателями, и соединяются ли они где-нибудь с Америкой.

Степень невежества русских в географии до времени Петра ясна из изображения земного шара на плоскости, сохраняемого как память. Русских нимало не интересовали местоположение и очертания стран, и они лишь стягивали то, что, как слышали, лежало к востоку и западу от города Москва, которая изображена большей, чем половина Европы, и часто делали соседними места, отстоящие друг от друга на 500-600 миль.

Царь задолго до учреждения Академии велел перевести карту Европы на русский язык и награвировать ее, но с тех пор как забыли, куда подевались эти доски, экземпляров карты осталось очень мало.

Географическое описание должно состоять из трех частей. 1) Математическая — о местоположении областей, с ходом всех наблюдений, так что если будут допущены какие-то ошибки, впоследствии можно будет внести изменения по более новым журналам астрономов. 2) Естественная история — о самой стране, ее животных и растениях. 3) Гражданская, к которой относятся различные миграции прежних и новых жителей, обычаи, управление, особенно же суть духовных и мирских дел, образ жизни и т.д.*. Зачитанная мне выдержка из присланной реляции о некоторых отдаленных сибирских местностях содержала такие подробности, которые вполне могли бы быть опущены, если бы автор пожелал представить дело в более выгодном свете.

 

Путешествие на Камчатку

Самого пространного и надежного описания отдаленнейших и наименее известных частей Русского государства ожидают от профессо-

 

* Описание древностей взял на себя г-н Байер.


184

ров, отправившихся с командором Берингом на Камчатку. Месье Де-лиль ла Кройер (брат астронома) занимается математическими расчетами, доктор Гмелин27* — естествознанием и натуралиями, профессор Мюллер — историей и древностями. С ними геодезисты и живописцы, снимающие планы и виды городов, крепостей и других сооружений, также зарисовывающие растения и животных, которые в естественном состоянии не могут быть присланы из этих татарских стран, проезжаемых путешественниками вдоль и поперек. Они ведут обстоятельный журнал своей ежедневной работы и открытий, копия которого, как и чертежей, частями посылается с той или иной оказией в С.-Петербургскую Академию. К копии прилагаются древности и натуралии, поддающиеся перевозке.

Я, присутствуя при вскрытии некоторых тюков, видел много хорошо набитых маленьких птичек и четвероногих зверей; всевозможные фигуры, медные и железные, а также орудия, найденные в курганах; различных богов, которым еще поклоняются язычники в тех уголках страны. Боги представляют собой лица из дерева или меди, другие же — просто из черной овечьей шкуры, растянутой на толстом войлоке, с синими жемчужинами, вшитыми вместо глаз, и с выстриженной на голове шерстью для придания какого-то сходства с лицом. Красивейшими были несколько собраний фигур с китайской границы, выточенных из прекрасного прозрачного камня. Среди одежд самыми странными мне показались мантии нескольких колдунов и колдуний из невыделанных кож, со множеством вшитых ремешков, свисающих на спине и рукавах (почти как лакейские шнуры), и кусочков железа и латуни, привязанных к ним; последние производят ужасный шум. Много подобных свисающих ремешков также на головных уборах. Чем различаются между собой эти одеяния колдунов и относящиеся к ним барабаны (вполне похожие на наши лопарские), присланные из разных дистриктов, я не стал уточнять, полагая сей вопрос не столь важным. Все такие редкости были расположены по классам в кабинете искусственных и естественных произведений.

О том, какую пользу до сих пор принесли русскому народу профессора в качестве университетских лекторов, сказать нетрудно. Они редко получают из московской академии279 или из гимназии учащихся, преуспевших в науках настолько, что могут слушать лекции профессора. Во время моего пребывания в Петербурге г-н Байер читал лекции по стилю, ораторскому искусству, логике, греческому и еврейскому языкам шести русским, родственникам новгородского архиепископа. Князь Кантемир280, [находящийся] в Англии, тоже учился у петербургских профессоров, других же, делавших это, весьма мало.


185

 

Гимназия

Гимназия поделена на две части. 1) Немецкая гимназия, в которой три доцента и теперь 120 учеников, обучающихся читать, говорить и писать по-немецки, так что постепенно они выучиваются понимать предлагаемое им во второй части. 2) Латинская гимназия, или то, что мы у нас называем школой верхней ступени. Там преподают латынь, греческий и науки, именуемые гуманитарными. В гимназии (если ее когда-либо приведут в должное состояние) будут ректор, проректор, подректор и пять преподавателей. В обеих частях есть учителя рисования и французского языка. Число учеников во второй части не превосходит сорока, из них кое-кто уже вполне мог бы слушать профессоров, но из-за ухода таких учеников пришел бы в упадок первый класс, поэтому их оставляют гимназистами, пока прочие несколько не подучатся. Из московской школы недавно прибыли 20 человек, которых считали подготовленными к академическим занятиям, однако на экзамене их знания нашли настолько слабыми, что их пришлось посадить в гимназические классы.

Хотя родители ни копейки не платят за обучение детей и за используемые в классах бумагу и перья, все же плата гребцам и извозчикам достигает за год суммы большей, чем в других странах платят за обучение (ведь гимназия находится на Васильевском острове, и всякий отец опасается, что его ребенка зимой собьют санями, а летом надо переходить по плашкоутному мосту, где, кроме того, взимается мостовой сбор).

 

Семинария

Как следует из нового проекта, семинария должна быть учреждена под одной крышей с гимназией, и 30 юных дворян получат там комнаты, содержание, одежду и все необходимое, а также будут обучаться в классах вместе с другими городскими детьми. Такие юные дворяне, отбираемые (как и кадеты) в семьях, должны стать основой гимназии и послужить образцом для других семинарии, которые постепенно станут открываться в прочих больших городах. Новгородский архиепископ уже заявил, что как только будет налажена работа петербургской гимназии, подобную же организуют в Киеве для 100 юношей, причем затраты на них должны быть не больше, чем на 30 петербургских*.

 

*  Весь  штат Академии  и  гимназии  в  С.-Петербурге  будет,  согласно новому плану, обходиться в 64 тысячи руб. ежегодно.


186

 

Московская школа

Упомянутая выше московская школа представляет собой, по-видимому, нечто вроде университета и размещается в монастыре. Царь Петр I выделил на содержание всего ее штата 12 тысяч руб. в год. Сами тамошние профессора — дрянные, не способные научить слушателей чему-либо помимо кое-какой кухонной латыни, новогреческого языка (ибо лишь немногие из них сами в состоянии разобрать Новый Завет) и кучи вздора из схоластической логики. Да и студенты посещают классы скорее из-за одного рубля месячной стипендии, нежели для изучения чего-то. Мало кто из них выучивается на священника. До 1730 года профессора время от времени издавали, как иезуиты, тезисы на открытых листах, но поскольку они были заполнены клеветническими выпадами и изображениями против других вероучений, то теперь запрещено печатать что-либо без цензуры Синода.

 

Цензура

В С.-Петербурге многими учеными делами, не принадлежащими целиком к сугубо академическим, распоряжается новгородский архиерей. Это относится, например, к иллюминациям и фейерверкам, когда артиллерийское ведомство — одно или совместно с Академией — вносит свой проект в Кабинет на апробацию. Но если в этой иллюминации или на каком-либо общественном монументе есть надписи, то Кабинет не принимает решения, не выслушав архиерея.

 

Склонность народа к учебе н искусствам

Относительно охоты русского народа к учебе наставники заметили, что поначалу она очень сильна, но однажды вдруг вовсе пропадает, ибо довольно многие281 считают себя уже завершившими образование, если научились хорошо читать и писать на родном языке, с чем вполне можно занимать маленькие писарские должности и иметь по крайней мере 40—50 руб. в год. Большей книжной ученостью такой человек не интересуется, руководствуясь в делах собственным природным разумом, а он очень остер и у многих столь изобретателен на хитрости, что превзойдет изощренного адвоката.

О суровых мерах, посредством которых Петр Первый заставлял русских изучать полезные искусства и ремесла*, многое, конечно, выдумано, однако в основном это правда.

Фельдмаршал Голицын, стоявший с армией в Финляндии282, получил приказ, требовавший безо всяких возражений, невзирая на зим-

 

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 228.


187

нюю пору, построить галеры — по четыре на полк. Большинство солдат в жизни не видали галер, но по описанию, сделанному двумя присланными туда строителями, царская воля была-таки исполнена, и 50 новых галер в следующем году сошли со стапелей. Когда близ Ревеля строился увеселительный дворец Екатеринталь 283, для производства гипсовых работ и изготовления украшений были взяты каторжники. Два лепщика сделали несколько образцов и объяснили приемы работы, а само умение было в работников вколочено плетьми.

 

Книгопечатание

Типография — одно из лучших, чем владеет Академия. Русская типография расположена в отдельном помещении, и работы у нее лишь самая малость, так как на русский язык переведено мало трудов академиков; все книги духовного содержания издаются в Москве, а указы — в собственной типографии Сената. В немецкой же [типографии], обеспеченной всеми восточными и европейскими шрифтами, ежедневно работают семь печатных станков.

К печатному делу принадлежит словолитня, в которой изготавливаются литеры, и всякий по изданным книгам может видеть, что эти литеры столь же хороши, как где-нибудь в Голландии или Германии. Известно, что Петр I изменил старые славянские буквы, сделав их более похожими на греческие; однако старые он оставил для духовных книг и для трудов, выходящих по повелению Синода. Их проще читать и иностранцам, чем новые светские книги, где убраны все ударения.

 

Старый способ письма

Помимо изменений в печатных книгах, в последнее время и рукописные получили совсем иной формат. Чуть более сорока лет тому назад вообще отказались от писания на одной стороне листа, подклеивая один лист за другим в трубки, как у древних греков и римлян. В канцеляриях имеются такие свитки, толщина которых зависит от обширности дела, всем им не меньше 60 лет, но простые люди, чем-то обиженные и подавшие жалобы с относящимися к ним письменными свидетельствами, еще 20 лет придерживались старого способа письма, пока от него окончательно не отвыкли, и ныне он употребляется лишь в предписаниях*.

 

* В качестве  редкости я  взял с собой один,  заполненный разнообразными буквами, суждениями и завитушками, он шириной в четверть локтя и длиной несколько локтей.


188

В мастерской фигурной резки изготавливают из дерева и латуни всевозможные украшения, используемые в книгах. Здесь придумывают новые и копируют красивые виньеты, помещенные в роскошных французских и английских изданиях.

 

Гравирование на меди

Гравирование на меди, к которому относятся пять печатных станков, редко простаивающих, вроде бы не достигло таких высот, как прочие части [книгопечатания]. Между тем русские под руководством немецких мастеров стараются в этом искусстве, как и в названных выше, показать свой гений, причем довольно-таки в этом преуспели. Много лет тому назад все сражения и осады крепостей, совершенные Петром I, были постепенно вырезаны на дереве или меди с русскими описаниями внизу, однако размеры изображений были разными, а выполнены они по большей части плохо*. Поэтому царь положил начало красивому вычерчиванию и гравированию на обычных листах всех подобных планов с более пространными описаниями на русском языке. Но труд этот, который предполагалось назвать «Марсовой работой», был напечатан толщиной только не более пальца и не был ни завершен, ни распространен. В экземпляре Библиотеки на полях много поправок от руки. Кроме того, при царе для обучения офицеров сухопутной и морской милиции гравировались всякого рода сигналы и ранжиры; среди других людей их было распространено очень мало.

 

Книготорговля

В С.-Петербурге все печатается на счет императрицы, ей принадлежит и доход с переплетов, поэтому при типографии открыта переплетная мастерская; но можно приобретать и не переплетенные книги.

Книжная лавка, которая отныне должна снабжать Библиотеку новыми иностранными книгами, выменивая их за собственные издания, располагает многими дорогими зарубежными трудами, и в ее каталоге проставлены цены — они, если говорить об иностранных книгах, умереннее, чем на книги, напечатанные дома.

Духовные книги печатаются и переплетаются в Москве в пользу короны. Если купец берет партию для отправки в другие российские области, он получает значительную скидку, но в [специальной] книге делается запись о вложенной им сумме и о запрете продавать эту партию в Москве, где вести такую торговлю не дозволено никому

 

* Три [гравюры] чрезвычайно хорошо вырезаны на меди в Париже; однако они являются редкостью, и в Москве есть доски только двух.


189

помимо Книжного приказа ее в-ва. В Петербурге и других областях купец потом при продаже [книг] получает бессовестно большой барыш.

 

Фабрика инструментов

Фабрикой геометрических и астрономических инструментов управляет г-н Брюкнер284, искусный человек из Базеля, он благодаря механическим изобретениям заслужил себе во Франции доброе имя и пенсию, которую будет получать, пока может удостоверять своими аттестатами, что еще жив. Мастера, работающие у него, — немцы, но подмастерья и ученики — русские; среди них есть уже люди с хорошими навыками.

Поскольку Русское государство весьма обширно, то до сих пор еще не успели сделать циркулей, транспортиров, астролябий, зрительных труб, барометров и т.д. больше, чем требовалось для организации наблюдений во всех областях страны, но отныне можно покупать или заказывать все такого рода инструменты, подав заявку в академическую канцелярию.

Было также положено начало гравированию на камне. Мне показали кусок превосходного агата, привезенного статским советником Кириловым из Бухарской области на Каспийском море; на камень была нанесена мелкая травчатая резьба. Были еще представлены образцы красивых сортов мрамора из той же страны, и поэтому туда отправили камнетесов с заданием наломать мрамор и проверить, годится ли он для нового дворца и Петергофа.

 

Токарная мастерская

Художественная токарная работа, которой страстно увлекался Петр I, делается до сих пор. Особенного внимания заслуживают собственные токарные станки этого государя, выполненные чрезвычайно хорошо; к ним изготовлено много патронов, в частности для портретов Христа, Девы Марии, различных святых, самого Петра Первого и Екатерины, а также [изображений] походов и осад сего монарха, для чего он велел сделать формы и отлить в патроны. Есть намерение выточить из слоновой кости колонну высотой в несколько аршин, подобную Траяновой285. Уже готов запас необыкновенно толстых зубов.

Перед токарной мастерской есть комната, в которой находится восковая скульптура Петра I, вылепленная по его лицу и раскрашенная живыми красками. Он сидит в кресле, одетый в платье, бывшее на нем


190

в день коронации Екатерины286. По обеим сторонам от его установленного на возвышении кресла в нишах висят одежды, которые были на нем в замечательной баталии при Полтаве,

 

Одежда Петра I в день Полтавского сражения

Она состоит из зеленого суконного кафтана с красными обшлагами, красной подкладкой и позолоченными латунными пуговицами, серых чулок из тонкой шерстяной пряжи, округлых башмаков, сапожек, простреленной шляпы без галуна, серебряного офицерского знака с Андреевским крестом, серебряной перевязи — красной с синим, полупики и шпаги с латунным эфесом. Кроме того, пара штанов — из синего атласа, которые он, как полагают, возил с собой в поле, чтобы при необходимости вводить в заблуждение неприятеля, надевая шведский кафтан. Нагрудник, в который он приказывал стрелять, надев его на себя; полупика, которая была у него, когда он в бытность свою принцем обучался военным упражнениям, а также железная полоса, собственноручно выкованная им на Олонецком заводе. Разумеется, эти одежда и оружие не имеют отношения к токарному делу, но поскольку при жизни государя они находились неподалеку от токарных станков, то старики-мастеровые не хотят теперь допустить переноса их в другое место, непременно желая иметь при себе реликвии их батьки (Batska).

 

Анатомический зал

Средняя часть дома Академии — восьмиугольная, а по обеим сторонам два длинных крыла. В самом низу этого восьмиугольника расположен анатомический зал, построенный амфитеатром, скамейки в котором поднимаются друг над другом, как в Упсале, но зал далеко не такой светлый и просторный. Здесь редко производят публичные вскрытия, если не попадаются какие-либо необычные случаи. Г-н Дювернуа, профессор анатомии, поместил в «Мемуарах» некоторые наблюдения, произведенные им над слонами, львами и т.д.287.

 

Вейгелианский глобус

Над анатомическим залом расположено большое помещение для широко известного Гольштинского, или Вейгелианского, глобуса288. Правда, в диаметре он на два с половиной фута меньше парижских (прежде стоявших в Марли и имеющих 12 футов), однако примечателен тем, что он — и земной, и небесный. Небосвод и созвездия видны изнутри, где могут поместиться, сидя вокруг стола, восемь человек, и при вращении глобуса наслаждаться зрелищем восходящих и


191

заходящих звезд. Горизонт, или линия экватора, проведен по спинкам скамей, установленных вокруг стола. В углах помещения, в котором стоит этот глобус, есть четыре комнаты, стены которых должны быть увешаны математическими инструментами.

 

Обсерватория

Наверху находятся обсерватории. В самой нижней, сводчатой, где наблюдения производят зимой, проведена линия меридиана. Стены здесь намереваются покрыть книгами по астрономии. (Г-н Делиль сам располагает старыми наблюдениями Гевелия289 и других крупных астрономов за много лет). В средней обсерватории, которая, как и нижняя, может обогреваться, — на все стороны открытое небо, и там нет помех, какие порой случались при организации наблюдений в уже упомянутой. В самую верхнюю, или третью, месье Делиль заходит редко, разве только иногда летом.

В одном из названных выше крыльев дома Академии расположена Библиотека, а в другом — кабинеты искусственных и естественных редкостей.

 

Библиотека

Первый фонд петербургской Библиотеки — курляндский, взятый шведами в Митаве и увезенный в Ригу, где он и находился до 1714 года290. Затем была закуплена состоящая из отборных и в хорошем состоянии книг библиотека Питкарна*291, доброго друга д[октора] м[едицины] Скотта и царского лейб-медика д-ра Арескина293. Потом книги Арескина тоже были куплены и присоединены к царской библиотеке. Г-н Шумахер во время своего путешествия приобрел много крупных трудов на сумму 3 тысячи рублей294, и Петр I, пока был жив, ежегодно выделял 6 тысяч руб. на покупку книг и редкостей.

Библиотека расставлена в двух больших залах; нижний, где полки украшены портретами ученых мужей и хорошей фламандской живописью, вмещает [книги по] математике, истории и филологии; в верхнем, высотой в полтора этажа, хранятся [книги по] медицине, натуральной истории, а также по родственным предметам — описания путешествий, юридические и богословские книги. Юридические (именно римское гражданское право) — только поступившие с курляндской библиотекой, так как публицистов, поскольку их немного, ставят в нижней библиотеке сразу за историками каждого государства. Богословский

 

* Именно этому Питкарну принадлежат «Механические принципы в медицине», принесшие столь громкое имя Бурхавену292.


192

класс тоже не пополняется, оставаясь в фондах курляндском и Питкарна. Закуплено всего несколько больших трудов, касающихся церковной истории, и их ставят к всеобщей.

 

Манускрипты

На галерее, окружающей этот зал перед полуэтажом, стоят манускрипты и русские книги — рукописные и печатные. Манускриптов на греческом, латинском и новых европейских языках очень мало, и они едва ли сколько-нибудь примечательны. Прежде всего мне показали: 1) немецкую Библию в трех фолиантах, переписанную одним курляндским герцогом, находившимся в плену у русских. 2) «Токарное искусство» Пера Плюмьера в русском и голландском переводах — превосходный экземпляр, с теми же рисунками, что и во французском издании. Петр I, великий любитель этого занятия, велел перевести книгу для собственного удовольствия и обучения своих мастеровых людей. 3) «L'Optique sur l'organe de la vue» месье Леблона295. Автор был знаменитым французским архитектором, умершим в России. Труд не очень обширен, но написан хорошо и помимо рисунков, относящихся к самому предмету, украшен прекрасными картушами. Вдова архитектора получила за эту рукопись щедрую плату в память о больших заслугах мужа. 4) Много больших томов китайского лексикона, начатого Байером; правда, листы в них преимущественно пустые*.

Из восточных рукописей самые примечательные — тангутские, их много пачек на белой, синей и черной бумаге, а также несколько деревянных форм, на которых труды напечатаны ** .

Все русские манускрипты были в подручной библиотеке Петра I.

Самые старые — с прописными буквами и содержат неправдоподобные духовные и светские истории. «Хроникой» Феодосия (см. о нем в «Samlung russischer Schrifften»299) — копия со старого экземпляра, хранящегося в Кенигсберге. Описание подвигов Александра Македонского300, извлеченное для царя Алексея301 из старых историков, написано верно, но фигуры изображены скверно и — прошу заметить! — одеты по-русски. Из трудов ученого господаря Валахии Дмитрия Кантемира в Библиотеке есть только несколько рисунков.

 

* Г-н Байер уже напечатал Пробный образчик в своем «Museo Sinico» (Петербург, 1731, 8", Via 2)296. Работая над самим лексиконом, он пользуется словарем Даме, переведенным иезуитами в Пекине, однако начинающимся с латыни297. Кроме того, граф Сава дал ему один словарь, в котором китайские слова записаны латинским алфавитом так, как произносятся. По завершении труда Байера станет ясно, каков он выйдет. Достойно удивления, что человек, несколько лет проживший среди русских и не выучившийся русскому языку, берется за лексикон языка, к которому имеет столь мало пособий.

** Сравн.: Hisloire de l'Academie Royale des Inscriptions, t. 3, p. 6, Seqq. edit. d'Amsterdam298.


193

Его «Описание Молдавии и Валахии» цитировано Байером в «Dissertation de Situ Scythiae» в «Commentariis Petropolitanis»302. «Турецкая история», составленная им же и высоко оцененная в «Преображенной России», в части древней истории, согласно высказыванию г-на Байера, скудновата, заимствована у какого-то негодного сочинителя, и лишь то, что относится к более новым временам, продолжено самим Кантемиром. Комментарии же превосходны, они сообщают о многих политических хитростях турецкого двора, о характерах визирей, муфтиев и всех прочих министров, бывших при дворе на протяжении длительного пребывания там Дмитрия.

Его сын Антиох Кантемир взял рукопись с собой в Англию; говорят, он хочет отдать ее перевести с латыни на английский и напечатать в Лондоне. Помимо того, что сей полезный труд будет тогда понятен не слишком многим, еще и упомянутые рисунки не смогут войти в это издание. Да и как знать, сохранит ли английский переводчик точность всех восточных цитат, не исказит ли имена, оригинальные написания которых автор повсюду приводит в скобках.

 

Библия на русском языке

Среди печатных русских книг особое внимание привлекают: 1) Литургия in folio, это самая старая в России книга, она напечатана в Москве в правление Ивана II Васильевича303 попечением митрополита Макария304. 2) Евангелисты in folio на регальной бумаге с большими буквами и каймой вокруг каждой страницы, [напечатано] в Москве в 1707 году. Это издание для кафедральных церквей и больших монастырей. 3) Новый Завет на голландском и русском языках in folio, наибольшего формата. Голландские столбцы с прописными буквами напечатаны в Гравенхаге в 1716 году у И. ван Дюрена, а русские допечатаны с обычными славянскими в Петербурге. Петр I намеревался осуществить подобное роскошное издание всей Библии, но помешали другие дела, и после его кончины священники нашли способ уничтожить все экземпляры — вероятно, полагая это издание не вполне ортодоксальным. Русские не желают признать, что их Библия переведена неверно, о чем пишут некоторые протестантские авторы. Самое старое ее издание осуществлено в Остроге, городе в Малой России; оно затем было перепечатано в Москве с незначительными языковыми исправлениями, отмеченными на полях. Имеется также киевское издание. Но все издания очень редки, так как больше не печатают ничего, кроме Нового Завета; правда, теперь говорят, что Синод хочет издать всю Библию в своей петербургской типографии.


194

 

Кабинет натуралнй

В другом крыле нижнему залу Библиотеки соответствует [по расположению] кабинет натуралий. Анатомическая коллекция, как полагают, не имеет себе равных в мире. Она в 1717 году была куплена у известного Рюйша в Амстердаме за 44 тысячи гульденов (сумму, согласно суждению знатоков, весьма умеренную)305 и с тех пор прилежно пополнялась. Инъекции, мумии и анатомические препараты Рюйша превосходны и достаточно известны. Однако более всего шума вокруг серии препаратов, показывающих развитие человеческого плода, начиная с трехнедельного возраста от момента зачатия и до рождения младенца на свет.

Натуралий, то есть всевозможные редкие четвероногие животные, птицы, рыбы и насекомые, — главным образом из тоже приобретенного царем кабинета амстердамского аптекаря Себы306; описание этой коллекции с приложенными рисунками в своей значительной части уже напечатано в Амстердаме*. О том, что это собрание пополняется, мы уже говорили в связи с Камчатским путешествием307. Все звери либо представлены умело набитыми чучелами, либо сохраняются в спирте; они пронумерованы по их классам (как и анатомические препараты) и хранятся в стеклянных шкафах, образующих в этом большом зале три прохода.

 

Древности

Помещение, соответствующее верхней библиотеке, теперь приспособлено под Кунсткамеру. Пока все — и древности, и исторические предметы — хранится в двух комнатах нижнего этажа, а кроме того много упакованных ящиков заполнено редкостями татарскими и из кабинета фельдмаршала графа Брюса308. Оба эти помещения будут заняты под минералы, которыми уже переполнено третье, соседнее, очень хорошо украшенное в виде грота раковинами и горными породами. Меньшие и более редкие куски руды лежат в отдельных шкатулках. В нише — маленький рудник в разрезе, при помощи моделей и фигурок людей представляющий все горные работы, выполняемые под землей.

Внешняя из упомянутых кунсткамер содержит новые исторические вещи — всевозможные восточные одеяния, оружие, посуду, изображения богов и т.д. Среди них показывают шпагу Эреншельда, бывшую у него в несчастливом морском сражении.309

 

* Процесс превращения лягушек в налимов, показанный мне в нескольких бутылях, я нашел весьма удивительным. Метаморфоза эта если и не подлинна, то во всяком случае подстроена бесподобно хорошо.


195

 

Реликвии короля Карла XII

[Показывают] кубок Карла XII из луженого железа, которым он пользовался в походах, и его шпоры, [бывшие на нем], когда он был ранен. Эти предметы генерал-майор Шверин310 хранил до самой смерти у себя в шкатулке вместе с перчатками, которые были на нем, когда он помогал нести тело своего покойного короля 311 , и на которых различимы следы драгоценной крови. Также есть большой нож, на оправе его ножен выгравировано ХCII, и большая палка с луженым набалдашником и наконечниками, найденная на поле боя под Полтавой. Русские называют эти вещи егерским ножом и посохом скорохода, находившегося при короле Карле XII. Я никогда не слышал, чтобы король Карл брал с собой в армию егерей, а что скороходов у него не было — уверен, а последний предмет был жезлом полкового профоса. Во внутренней комнате находятся: 1) древности — такие как вазы, шпаги, приборы уздечек и седел; золотые, серебряные и медные божества, преимущественно с Востока и из татарских курганов.

 

Минц-кабинет

2) Минц-кабинет. Начало ему было положено минц-кабинетом Людера312, который г-н Шумахер по присланному царем из Дербента приказу купил в Гамбурге. Он содержит (как можно увидеть в Capel-los Catalogue313) значительные комплекты греческих, римских, новых золотых и серебряных монет, расположенных по государствам*, а вовсе не в хронологической последовательности**. Есть также много дублетов, бывших у Петра еще до покупки кабинета. Римские медные монеты лежат завернутыми в бумагу и не составляют какого-либо полного комплекта***. Кроме того, есть множество старых серебряных арабских с разъяснением профессора Кера317 на каждом свертке.

Минц-кабинет, завещанный короне графом Брюсом, хранится в маленьких картонных коробках и плохо рассортирован, хотя богат золотом. Что касается новых русских монет, то здешнее собрание считается самым полным из всех; наилучшей же коллекцией старых русских, татарских, индостанских, китайских и других восточных монет располагает граф Остерман****.

 

* Среди шведских был риксдалер Стуре314 с мантией.

** И. Грёнингиус в «Hist. Numismatico-Criüca», p.m. 45315, говорит, что там лишь 10 редких золотых монет супругов Моголов316, но на самом деле их все 12.

*** Буксбаум, привезя из путешествия в Константинополь много [монет] египетских и греческих колоний, продал их за бесценок месье Делилю, и Академия могла бы их купить.

**** Г-н Байер написал разъяснения к китайским, а Кер — к прочим.


196

До Петра I русские не имели собственных медалей, а для коронаций чеканили лишь маленькие золотые копейки, их разбрасывали в церкви над головой короновавшегося. Правда, показывают нечто, отлитое из золота во времена Алексея и весом около 15 дукатов, с одной стороны выпуклое, с другой вогнутое, но выглядящее столь уродливо, что назвать это медалью невозможно 318.

Еще в кабинете есть история Людовика XIV319 и много других новых медных медалей. Все эти серии, хранящиеся россыпью, будут в должном хронологическом порядке внесены в каталог, но Шумахер не хочет сложить их вместе и изъять дублеты, поскольку так ему гораздо легче при первом требовании отчитаться за каждую принятую партию. Тем не менее все, что лежит теперь в бумаге или в пакетах, будет помещено в соответствующие шкафы, когда в упомянутом верхнем зале станет больше места.

 

Кабинет Петра

То, что составляет Кабинет Петра I как целое, хранится в трех маленьких комнатах. 1) Книги по математике, кораблестроению, гражданской и военной архитектуре, а также по гравированию на меди. 2) Модели кораблей и всевозможные математические инструменты, особенно относящиеся к навигации и архитектуре. 3) Искусно выточенные предметы.

Реестр [предметов] камеры натуралий и кунсткамеры имеет на полях указания, где именно описана та или иная вещь, напр.: Себа, стр. ...320; Журнал, стр. ..., — то есть журнал, в который заносят все поступающие редкости с обязательным приложением реляции от нашедшего или доставившего эти предметы из отдаленных краев, и т.д.

Реестр содержит также изображения всех медалей, древностей и прочих кунштюков в их естественных цветах и в натуральную величину, а если такое невозможно, то в масштабе*. Г-н Гезель, швейцарец, весьма искусно делает эти изображения321, а всех редких животных и растения зарисовывает его жена322. Она — дочь знаменитой Марии Сибиллы Мериан323. Наряду с искусством рисования она хорошо владеет родным еврейским языком — единственным, на котором читает Ветхий Завет и изучает его, когда прочие уходят в церковь. Она на протяжении года с тремя четвертями была с матерью в Суринаме, за этот срок превосходно выучившись индейскому языку. Она много помогала матери при работе с суринамскими насекомыми, рисуя и раскрашивая эстампы.

 

* Эти рисунки составили уже 12 больших томов, и когда вес будет готово, устроят выставку наиболее достопримечательных предметов.


197

Ее сестра, впоследствии побывавшая в Суринаме, собрала коллекцию редких культурных растений324. Перерисовав их в эскизах, она передала их мадам Гезель для завершения работы, которая и была выполнена с необыкновенным изяществом. Эти рисунки с приложенным к ним описаниям на голландском языке я у нее видел; она хочет их продать, если найдется покупатель, который предложит достойную цену.

 

Коллегии в целом

Между Академией и Коллегиями325 — всего лишь площадь шагов приблизительно в 200. Прежде Сенат и все коллегии находились на Петербургском острове, но, как выше было сказано, когда на Васильевском задумали сделать истинный город, заложили и эти государственные здания — числом 12 в одну линию с юга на север; правда, при жизни Петра Первого они закончены не были. Они построены одинаковыми и издалека смотрятся превосходно, но впечатление ухудшается по мере приближения, поскольку замечаешь, что они возведены на петербургский манер, то есть наспех. Входом в эти дома является сплошной портик, великолепно выглядящий благодаря своей длине, шагов около 250.

В каждом здании лестницы двойные (как в стокгольмском Доме дворянского сословия). Господа члены [коллегий] поднимаются по одной стороне, служащие и посетители — по другой. Сенат и большие коллегии имеют здесь помещения, за исключением Адмиралтейской коллегии, которая со своей конторой расположена в Адмиралтейском дворе*. Поскольку в Русском государстве на протяжении нескольких лет было как бы две столицы — Москва и С.-Петербург, то основная часть каждой коллегии находилась там, где пребывал двор**, а в другой столице имелся лишь маленький департамент. На время, пока река Нева замерзает или вскрывается, с нерешенными делами переезжают [с острова] на твердую землю, и эти дни становятся порой жатвы для алчных чиновников, занимающихся вымогательством: просителям говорят, что их бумаги остались на другом берегу, а переезд для их отыскания сопряжен с большой опасностью и трудностями.

 

* См. ниже. С. 258 (с. 243 наст. изд. — Ю.Б.).

** За исключением Камер- и Ревизией-коллегий, которые для большего удобства русских подданных постоянно находятся в Москве, имея в Петербурге лишь конторы; то же и с Минц-коллегией .


198

Приемные и конторы коллегий грязны, и [там] не исполняют приказа, запрещающего кому бы то ни было входить туда, дабы не мешать канцеляристам. Они сидят за длинными школьными столами, страшно важничая перед посетителями. Документы свои они прячут в большие ящики, у которых нет замков, а только веревки; их связывают, опечатывая узел воском.

При каждой коллегии имеются арестантские — для осужденных таким судом. Чтобы засадить человека в тюрьму, не требуется особых оснований, поскольку при более подробном рассмотрении дела обвинителя всегда считают правым. Человеку, обвиненному таким образом в преступлении, для выхода на волю требуется много непростых поручительств. Несчастный обязательно должен добиться расположения сторожа, ведь тот под предлогом тесноты помещения запросто может посадить честного парня в крепость к мошенникам.

То, что Генеральный регламент говорит о постыдных наказаниях, относится к старому обычаю бросать провинившегося младшего чиновника [на землю] и стегать по заду. Но сидеть за столом с цепью на шее и ноге по сей день не является чем-то необычным для распутных или нерадивых молодых дворян. Сами господа тоже менее аккуратны, чем при жизни Петра, и всегда приходят на службу после девяти часов*. Президенты начинают корчить из себя совершенно независимых, а власть прокурора кажется не употребляемой**, как в церковном приходе власть вязать329. Многие дела они разбирают у себя дома (что прямо противоречит регламенту) и редко повышают младших чиновников, обычно протаскивая своих креатур, несмотря на то, что большинство природных русских из-за нерадивости и скверного поведения мало заслуживают какого-либо продвижения по службе.

В Генеральном регламенте перечислены следующие государственные коллегии***: 1) Канц-коллегия, то есть иностранных дел, 2) Камер-коллегия, 3) Юстиц-коллегия, 4) Ревизион-коллегия (то есть Ка-мер-Ревизион), 5) Военная коллегия, 6) Адмиралтейская коллегия, 7) Коммерц-коллегия, 8) Статс-контора, 9) Берг- и Мануфактур-коллегия.

 

* Генеральный регламент для коллегий327 (напечатанный только по-русски, но мне удалось-таки разыскать скверный немецкий перевод) составлен в основном по прежнему шведскому установлению. Впавший в немилость вице-президент [шведской] Камер-коллегии фон Фик перешел во лремя короля Карла XII со всеми шведскими инструкциями в Россию, где они послужили образцом328.

** Во всех коллегиях (за исключением Юстиц-коллегии) есть прокуроры, приблизительно соответствующие нашим адвокат-фискалам. Тот, который в Сенате, называется обер-прокурором.

*** О прежних приказах см. ниже, под лит. F330.


199

 

Сенат

Сенат, собственно, не числится среди коллегий, являясь высшим советом в государстве, наблюдающим за всем управлением в целом, составляющим все новые постановления и указы — либо для того, чтобы там впервые рассмотреть необходимые, либо чтобы коллегия (каждая в своей области) составила у себя проект и, приложив суждение, прислала в Сенат. Написанное в Сенате распоряжение из Кабинета331 представляют ее в-ву на одобрение и подпись. Порой государыня сама делает распоряжения по какому-нибудь делу, но указ на сей счет сочиняется все-таки в Сенате. Сюда же поступают и апелляции из всех коллегий и губерний.

 

Герольдиейстерская канцелярия

Герольдмейстерская канцелярия — служба, подчиненная Сенату, она держит реестр всех живущих в стране русских дворян, достигших 18-летнего возраста, а также уволенных офицеров с указанием их местожительства и рода занятий.

Каждый дворянин, достигший указанного возраста, обязан, под страхом сурового наказания, нести службу. Он не может укрыться, ибо сами его крепостные, если однажды были им немножко побиты, тотчас донесут в Герольдмейстерскую канцелярию, что такой-то лентяй не состоит на службе короны. Если у дворянина увечный и недужный сын, не способный к службе, то дворянин для своей безопасности должен показать его в этой канцелярии, поскольку там неохотно принимают подобные свидетельства, выправленные в губернии, где младшие чиновники за несколько рублей или за бычка часто удостоверяют все, что угодно.

Служба, на которую поступают молодые дворяне, — как правило, в сухопутной или морской милиции 332, где они начинают с самых низших должностей, и с ними обращаются так же, как с крестьянскими детьми; повышение тоже получают не прежде, чем его заслужат. Поэтому есть князья и другие сельские молодые дворяне, которые долго пробыли мушкетерами в гвардейских полках и которых, невзирая на происхождение, при необходимости наказывали фухтелями и батогами. Имеющие друзей и знатных покровителей могут избежать низших чинов, став адъютантами у генералов или придворными пажами. Но таких мест мало при многочисленности дворянства в стране. Равным образом лишь немногие могут определиться к министрам при иностранных дворах или быть отправленными в путешествия. На более почетные гражданские должности и в коллегии молодые дворяне идут


200

неохотно, пока некоторое время не послужат в армии, ибо младшие чиновники — писцы, канцеляристы, переводчики и мелкие секретари — преимущественно крепостные или дети священников.

Посему при поступлении на службу дворянин уведомляет об этом герольдмейстера; также и при увольнении со службы, сообщая, куда уезжает. Будучи уволен при сокращении армии или освобожден от военной службы по причине немощи, он может все же быть употреблен при каком-то гражданском деле, потому канцелярии и надо знать местопребывание такого человека. Даже если он совсем увечен, при случае от него могут потребоваться какие-то сведения. Если офицер, испросивший на некоторое время отпуск, не возвращается обратно, это ведомство его сразу разыскивает и вызывает. Идут письма в губернию, где, как указал офицер, находится его имение. Если это указание оказывается ложным, рассылают циркулярные письма во все губернии, и в конце концов дворянина обнаруживают, тем более что запрещено давать приют чужому, надлежащим образом не предъявившему и не отметившему свой паспорт.

 

Государственная канцелярия

Государственная канцелярия, или Коллегия иностранных дел, имеет две экспедиции — публичную и секретную. К ведению первой относится обеспечение паспортами уезжающих за границу, почта (это прежде всего департамент графа Остермана как генерал-директора почт), жалованье министров и всякие хозяйственные дела.

Второй экспедиции подчинены дела и корреспонденция с министрами при иностранных дворах. Но самыми тайными вопросами ведает Кабинет, и лишь когда слишком много работы, они поступают в экспедицию Государственной канцелярии без предварительного обсуждения с господами тайными советниками, которые, если их не очень загружает публичная экспедиция, обычно коротают время за чтением газет. Чиновники, называемые в России канцелярскими советниками, вовсе не имеют никакого голоса и могут быть сравнены с нашими секретарями экспедиции.

Привилегии, даваемые у нас из канцелярии, в России составляются и по одобрении государыни выдаются в Сенате или в соответствующей коллегии. Должности замещаются либо коллегиями, либо, по внесенному предложению, самой государыней, и тогда из Кабинета в коллегию, к ведомству которой данная должность относится, идет указ о том, что такой-то принят на такую-то должность. Этот указ протоколируется затем в коллегии, а какие-либо иные официальные документы составляются редко.

 


201

 

Кабинет

Кабинет существует вместо бывшего при прежнем правлении так называемого Тайного совета333 и как комиссия Сената, но состоит лишь из трех министров — государственного вице-канцлера графа Остермана, тайного советника князя Черкасского; место покойного тайного советника и генерала графа Ягужинского пока вакантно*. Обер-камергер граф Бирон хоть в Кабинете и не заседает, но известно, что его слово для императрицы весомее, нежели всех этих троих господ. Посланники при иностранных дворах тоже не упускают случая приложить к своим официальным реляциям сообщения для него о состоянии дел.

Все дела, требующие собственного решения государыни, поступают подготовленными в Кабинет, как и корреспонденция с иностранными дворами, которую, как уже сказано, почти целиком получают из Государственной канцелярии. Внутренние дела Кабинет полномочен решать, не докладывая о них, разве только если господа во избежание попреков со стороны некоторых могущественных партий захотят узнать собственное суждение ее в-ва. Внешние же дела и новые договоры оставляются на усмотрение ее собственное и тех, с кем она соблаговолит посоветоваться.

 

Камер-коллегия

Камер-коллегия несколько лет тому назад была уличена в весьма нерадивом отношении к своим обязанностям и потому упразднена, а вместо нее учреждена новая. Однако штат старой должен был за половинное жалованье окончить уже находившиеся в производстве дела. К настоящему времени исполнение этого решения продвинулось настолько, что контора в Петербурге уже закрыта**. Немецкая контора, ведающая завоеванными провинциями, тоже постоянно пребывает в Петербурге и с исходом 1735 года получила приказ все свои счета (не относящиеся к некоторым новым податям, возникшим при русском правлении) вести по старому шведскому образцу. Поступая с мест, они перед отправкой в Ревизион-коллегию сначала проверяются в этой конторе.

 

* Обер-егермейстер Волынский стал третьим [членом Кабинета] а начале  1738 гада, тем более что князь Черкасский получил дозволение уехать в свое имение.

** См. выше. С. 165 (с. 197 наст. изд. — Ю.Б.).


202

 

Коллегия именин314

Коллегия имений постоянно находится в Москве, она разбирает все имущественные споры — как короны с дворянством, так и дворян между собой.

Согласно русским законам, дочери не получают наследства, а лишь приданое, размер которого определяет отец. Если он умирает до замужества дочери, она тоже получает долю наследства, но меньшую, чем братья.

 

Право первородства

Петр I в 1714 году или около того ввел закон о праве первородства, признавший за старшим сыном или за тем, кого предпочтет отец, все имущество. Но русским это не понравилось, они прибегали к всяческим уловкам в обход закона. К примеру, имение формально продавалось чужому человеку, а потом сразу выкупалось одним из младших сыновей. При Анне Ивановне этот закон был отменен, и сыновья получают каждый свою долю; с дочерьми же все обстоит по-преж-нему335.

 

Вальдмейстерская канцелярия

Вальдмейстерская канцелярия имеет надзор за вырубкой леса, особенно за тем, чтобы не истреблялись деревья, пригодные для кораблестроения. Окрестности Петербурга и Казани (в этом царстве много дубового леса) — две самые важные местности, там нельзя валить деревья по собственному усмотрению, а нужно иметь разрешение из упомянутой канцелярии. Вблизи города Петербурга и в нем самом, где есть растительность, нельзя, согласно неоднократно повторенному указу, срезать ни единой ветки336. Однако с постановлениями в России, как и в иных странах, дело обстоит одинаково — они со временем забываются. В самой стране повсюду такие неисчерпаемые леса, что кто бы ни рубил, это никого не интересует.

 

Охота

К охоте, которая дозволена всем, Петр I не имел ни малейшей склонности, предпочитая направлять свое оружие против врага. Петр II же запретил охоту в пределах 20 верст от Москвы, так как сам желал что-либо подстрелить; в теперешнее правление никому, кроме придворных егерей, не разрешается охотиться ближе, чем в 15 верстах от Петербурга. Но ни в прежнее, ни в нынешнее правление


203

особенно строгого надзора [за исполнением таких указов] не было и нет. Дворяне своим крестьянам позволяют стрелять сколько угодно, и уж подавно им в голову не приходит отказывать в этом праве коронным крестьянам.

 

Минц-канцелярия

Минц-канцелярия находится в Москве. Ею руководит генерал-директор, теперь это граф Михаил Головкин, он одновременно является сенатором и живет в Петербурге. Ему подчинен директор, который, находясь в Москве, надзирает за канцелярией, состоящей из двух экспедиций. В каждой из них по одному советнику и два асессора. Первая экспедиция ведает всеми юридическими вопросами, относящимися к монетному делу, а также их исполнением; приемом и закупкой серебра и золота, монетными счетами вообще, выдачей изготовленных денег и т.д. Под попечением второй экспедиции* находятся хозяйство монетного двора, чеканка, машины и т.д. На серебряном монетном дворе один гвардии337, два смотрителя, один пробирный мастер, два кассира, один бухгалтер, резчик медалей и печатей, механик. На медном монетном дворе только один смотритель, он заключает договоры о прибыли с каждого пуда медной монеты и поэтому сам заботится о найме и оплате рабочих. Московские серебряный и медный монетные дворы раньше размещались в разных домах; теперь для обоих возводится новый просторный дом с тремя большими внутренними территориями, две из них будут заняты серебряным монетным двором.

Подсчитано, что в год чеканят приблизительно 3 миллиона рублей. От податей из Лифляндии и на таможне (поскольку купцам иногда позволяют уплатить русскими деньгами) редко получают более двух миллионов альбертус-талеров, остальное серебро закупается.

 

Юстиц-коллегия

Юстиц-коллегия делится на немецкую и русскую. Немецкая, к ведению которой относятся завоеванные провинции, судит по шведским законам и установлениям, а русская, как и все суды государства, по старым законам этой страны, или Уложению338. Поскольку более поздние указы многое в нем изменили и кроме того оно по многим вопросам нуждается в улучшении, уже несколько лет тому назад в Москве была создана законодательная комиссия, ежедневно над этим работающая, и, дабы иметь больше сведений, приказано перевести

 

* Вообще замечено, что устройство русских коллегий часто меняется - сдваивают или уменьшают экспедиции, увеличивают или сокращают штат служащих.


204

законы всех иностранных народов. А пока судят по старым законам, указам и военным артикулам, опубликованным при Петре I. Экземпляры Уложения стали столь редки, что за каждый платят по десять и больше рублей, но теперь действительно печатают новое его издание 339. Некоторые судьи приказали переписать этот свод законов на перегнутых листах, записав на одной их половине указы или постановления, изменяющие старый текст.

 

Судопроизводство

Во всех малых городах, селениях и уездах есть комиссары, которые не только принимают коронные подати от так называемых местных бургомистров (ежегодно избираемых из среды жителей для сбора налогов по дворам, как шведские коронные фогды), но и рассматривают судебные дела. Оттуда апелляции поступают к воеводе лена — иногда это высший начальник, а иногда подчиненный губернатору.

До 1710 года, когда во всем Русском государстве было еще не более восьми губерний340, все воеводы или старосты находились в подчинении у губернаторов, но поскольку многие дистрикты были сочтены слишком обширными, то учредили должности вице-губернаторов и воевод, подчиняющихся непосредственно коллегиям и Сенату и решающих многие важные гражданские и уголовные дела. Однако тяжущиеся стороны могут отправиться в коллегию, к ведению которой относится данное дело. Жалобщик обращается к губернатору или воеводе письменно. Если дело будет сочтено важным, а не какой-то дерзостью (в последнем случае жалобщика выпроваживают), то губернатор принимает жалобу и велит секретарю сделать надпись «в дело» и «к слушанию»*. Является ответчик — с письменным либо устным объяснением, его секретарь записывает на обороте жалобы истца и велит ответчику поставить под объяснением свое имя. Затем следуют, смотря по разногласиям сторон, возражения на обвинение. Проведя, наконец, все расследование, из законов извлекают подходящую для данного случая статью и выносят решение. Весь акт, записанный на гербовой бумаге (для свидетельства о залоге у проигравшего тяжбу), будет храниться в губернской канцелярии, а чтобы его нельзя было подделать подкладкой новых листов, на полях каждого по слогам пишется имя секретаря, например: се — кре — тарь — Ми — ха — и — ла —Гри — го — рье — вич — Та — ми — лов. Количество повторений этих слов зависит от обширности акта. Подобные пометы делаются и на актах государственных коллегий, на всех

 

* Испр.: «Преображенная Россия». С. 153.


205

указах и на выносимых письменных решениях. Лист гербовой бумаги обычно стоит две копейки (хотя для некоторых документов есть более дорогая, до пяти рублей), но бедный и бестолковый жалобщик всегда вынужден давать алчным канцелярским крючкотворам за составление прошения три, а то и пять, десять, пятнадцать копеек.

При поступлении к воеводам запутанных, однако не превышающих пяти рублей дел, они вправе рассудить стороны посредством жребия.

 

Гофгернхты

В 1718 году в каждой губернии был учрежден гофгерихт, но из-за постоянных разногласий между губернаторами и этими высокими судами последние в 1726 году были упразднены341, и теперь все апелляции идут в Сенат.

Иногда назначаются большие комиссии, которые по большому объему работы могут быть сравнены с обычными коллегиями и судами. Такой была комиссия, не столь давно расследовавшая и улучшавшая хозяйство в военных силах на суше и на воде; другая еще существующая комиссия занимается Петербургской крепостью и иными государственными зданиями, а также совершенными там в прошлые годы злоупотреблениями.

 

Генерал-прокурор

Пост генерал-прокурора несколько лет был вакантным*. Он во многом соответствует нашему юстиц-канцлеру. Генерал-прокурор обвиняет высших членов коллегий, если те плохо или медленно рассматривают поступившие дела. Часть его обязанностей, относящаяся к инквизиции и всем тюрьмам, исполняется пока генералом Ушаковым343; следовательно, арестованному по его приказу человеку впору готовиться к кнуту.

 

Тюрьмы

Об арестах и наказаниях мне рассказывали следующее. В обычных темницах (не в крепости или подобных ужасных тюрьмах) ведется особое хозяйство. Вновь поступающий заключенный должен дать своим новым товарищам несколько копеек за место на лавках среди них. Если он располагает средствами, то может купить себе два и три места, чтобы удобнее лежать. Тюремщик дает какое-то количество цепей (ими сковывают по два человека) [и] позволяет ходить под

 

* 22 апреля 1738 года генерал-прокурором стал обер-кркгскомиссар Соймонов342.


206

охраной по городу, прося милостыню. За такую цепь заключенные устраивают между собой аукцион, и если какая-то пара надеется получить в известных местах подаяние, цена порой достигает 50-60 копеек. Эта сумма уплачивается остающейся дома компании, а излишек оставляют себе господа главные арендаторы цепи. Для поддержания в сем обществе порядка избирается староста, он весьма строг к своим сотоварищам. Непременно есть и писец, ведущий книгу прихода и расхода. 344

 

Телесные наказания

Кнут, в русском подлинном тексте означающий «хлыст», бывает двух видов: кнут для наказаний (иначе называемый побоями на козле), когда преступник подвешивается на спине другого человека и получает определенное число ударов хлыстом, и пыточное битье, или собственно кнут, когда обвиняемого, но упорно запирающегося заключенного поднимают со связанными сзади руками и закрепленными ногами, таким образом хорошо растягивая.

Согласно русскому закону, тот, кто не имея свидетелей обвиняет другого в каком-либо государственном преступлении, сначала сам должен подвергнуться кнуту; если он продолжает держаться своих слов, то наступает черед обвиняемого. Если тот отрицает свою вину, заявителя бьют во второй раз, и так поочередно трижды. При последней [пытке] при наличии веских оснований израненную спину обвиняемого поджаривают угольями или рвут ему тело раскаленными щипцами, а то водят по спине горячим железом, как утюгом*.

Этот народ столь тверд, что многие, впоследствии полностью изобличенные, не говорили правды под всеми названными муками. А злоба некоторых столь сильна, что они обвиняли своих ни в чем не повинных недругов и сами шли раз под кнут, лишь бы недруг тоже получил несколько ударов, а потом брали свои слова назад и за облыжное обвинение выдерживали небольшое наказание кнутом, какое пьяный мужик почитает за безделицу. Поэтому, заметив несколько таких промахов сей инквизиции, стали поступать осмотрительнее, и прежде всего — ради иноземцев, боящихся русского уголовного процесса. Теперь в Юстиц-коллегии расследуются многие дела, дознание по которым прежде производилось исключительно хлыстом.

 

* У г-на асессора Грундельшерны345 был слуга, который присутствовал при высказываниях кеких людей против государыни. И поскольку он не донес на них, то был один раз наказан кнутом, лишен уха и выслан в Сибирь. Донеси бедолага об этом деле, то мог получить кнута трижды, ибо похоже, что русского человека не заставишь с целой спиной сознаться в столь опасном посягательстве.


207

Если крепостного, схваченного за разбой на большой дороге и тому подобные проказы, бьют кнутом, выведывая, кто еще с ним был, то дворянин рад подкупить палача, чтобы забил крестьянина до смерти, иначе слишком много других крестьян может угодить в ту же беду, и господин не досчитается своих людей, платящих оброк. Палачи с необычайной сноровкой владеют своими длинными хлыстами и при желании могут убить человека двумя-тремя ударами. И наоборот, когда надо дать десять ударов, лишь для виду оставляют [на спине] два кровавых следа, а все остальные удары наносят по воздуху, хотя всем присутствующим кажется, что бич на русский манер хлопает по спине преступника.

Батоги, соответствующие применяемому в других странах наказанию розгами, предназначены главным образом для солдат и матросов, хотя некоторые господа тоже наказывают ими свою челядь. Провинившегося кладут с обнаженной спиной на землю лицом вниз, один мужик садится ему на шею, другой на ноги, и двумя маленькими палками колотят по спине — подобно тому, как живодеры по меху. Кошки — маленькие многохвостые плетки — применяются преимущественно в Полицейской коллегии для наказания мелких воровок и распутниц. Их кладут и хорошенько лупят по спине и заду. На шведский лад это можно назвать наказанием розгами в коридоре рат-гауза,

К галерам некоторых приговаривают пожизненно; иных предварительно наказывают кнутом и вырывают ноздри.

Быть сосланным в Сибирь не так худо, как полагают иностранцы, — разумеется, если высланного оставляют на свободе. Такие изгнанники обычно милостыней собирают кое-что, с чем можно начать жить, затем новичков из сострадания поддерживают уже осевшие и устроившиеся в той стране, ведь сами они тоже были либо изгнаны,


208

либо против своей воли взяты из других русских областей, оторваны от друзей и родственников для заселения этого края.

Шведские пленные питали мало надежд на освобождение, а поскольку некоторые из них жили неплохо, они совершали благотворительные дела по отношению к своим русским собратьям по несчастью346. Жизнь там дешева, и поэтому Меншиков мог вполне прилично существовать за рубль в день на каждого члена своей семьи, ему не требовалось добывать для себя большого гардероба, однако нужно было все же несколько больше, чем предписывает конфискационное ведомство, — именно одно верхнее платье и две сорочки. Народ в Сибири услужлив ко всякому несчастному вельможе, понимая, что при перемене правления или другом каком случае он снова окажется в милости и сможет вознаградить и возвысить людей, сделавших ему добро.

 

Смертная казнь

Жизни подчас лишают без всякого шума. Одних казнят в тюрьме, других выводят на площадь. (Из опасения, что заключенный заговорит, в рот ему обычно засовывают кляп). Стража состоит из всего шести солдат. Впереди идет палач с колодой на плече, за ним кто-нибудь из Юстиц-коллегии, он зачитывает очень краткий приговор приблизительно следующего содержания: повелением ее в-ва (с титлатурой) ты, такой-то, преступивший против Бога и государыни, лишаешься жизни через отсечение головы; дата и т.д. Чтобы отвезти труп в болото, годится первая подвернувшаяся повозка.

 

Закладная палата

Крепостная, или закладная, палата в Петербурге подчиняется русской Юстиц-коллегии. Подобные [палаты] есть во всех губерниях и крупных городах. О продаже дома и земли там объявляется для утверждения покупателя в собственности, и 10 процентов покупной суммы отходит короне. Еще можно, пожалуй, заключить, что продавец, осведомленный о необходимости отдать короне десятую долю, вероятно, назначает за свое имущество такую цену, чтобы не понести убытка. Если покупатель обещает не сообщать об этой сделке в крепостной палате, то цена может быть снижена. Если, к примеру, некто А продал имущество X некоему В, В продал С, а С — Д, не отметив сделок в упомянутой палате, а Д, не желая рисковать, объявит о приобретенном имуществе, то А, В и С наказываются каждый штрафом в 25 процентов от покупной суммы, если подобное совершили впервые. Случись


209

такое во второй раз, виновный штрафуется на 50 процентов, но если это происходит и в третий раз, виновного наказывают кнутом.

Продавец должен удостоверить, что является законным владельцем имущества, а если оно досталось ему по наследству, удостоверить также, что он совершеннолетний и правильно отделен от своих братьев. Поэтому купчую он всегда начинает со слов: «Я, такой-то, не являющийся самым меньшим в моей семье...» и т.д. В случае, если под недвижимую собственность сделаны займы, они тоже должны быть отмечены с выплатой двух процентов обладателю заемного письма. Прежде купцы за такую же плату закладывали свои векселя или долговые обязательства, но это больше не делается с тех пор, как хорошо организовали вексельный порядок. Столько же купец должен еще выплатить из суммы, которая взыскивается судебным порядком за долг, и выставить за себя поручителя.

 

Военная коллегия

Военная коллегия по реформе 1736 года347 устроена следующим образом.

Президент — фельдмаршал граф Миних, но во время Петра I фельдмаршал мог председательствовать не более трех-четырех лет и заменялся другим.

Вице-президент — пост пока вакантен.

Два военных советника, которыми в настоящее время являются генерал-майоры. Генерал-лейтенант де Геннин впоследствии получил там место ввиду важности артиллерийских дел.

Экспедиции

1)  Контора генерал-кригскомиссариата, в ее штате директор и три советника.

2)  Цальмейстерская контора — директор и три советника.

3)  Провиантская контора — директор и четыре советника.

4)  Мундирная контора — директор и три советника.

5)  Счетная контора — директор и три советника.

Директорами этих экспедиций являются главным образом генерал-майоры или действительные статские советники; есть также советники, бригадиры, титулярные статские советники, полковники, подполковники и майоры.

Обмундирование армии

В связи с Мундирной конторой следует еще упомянуть Прусскую компанию — организованное в начале правления Екатерины общество купцов в Пруссии, которое взялось поставлять грубое сукно для обмундирования русской армии. (А сам король348 долго поставлял ору-


210

жие). Эта компания имеет в Петербурге контору, но ее успехи теперь вроде.бы не столь велики, с тех пор как s дело вмешались, начав делать свои поставки, англичане.

Прусский министр барон Мардефельд349 полагал, что по истечении срока последнего действующего контракта его соотечественники едва ли захотят поставлять за ту же цену такие добрые сукна*, как теперь, охотно оставив русским все воображаемые преимущества последнего указа (от декабря 1735 года), который гласит, что при заключении контрактов Военная коллегия должна отдавать предпочтение своим подданным перед иноземцами, если подданные могут выполнить обязательства350. Иноземец неохотно входит в компанию с русским, а отечественные фабрики пока еще производят не настолько хорошие ткани, чтобы они могли служить солдату на протяжении всей кампании, да их недостаточно и по количеству. Некоторые условия этого указа — просто кабальные. К. примеру, поставщик должен хранить сукно на собственных складах и на собственный страх и риск, покуда на него не отпустят деньги, а тем временем оно может испортиться, и это будет вменено поставщику в вину.

 

Штатс-контора

Штатс-контора при своем первоначальном устройстве была только экспедицией Камер-коллегии и никогда не имела собственного президента, но лишь вице-президента. Говорят, она весьма скверно обеспечена счетоводами. Русские настолько косны, что не желают учиться арифметике с цифрами, держась за свой бисерный счет351.

Переносы для них слишком обременительны, поэтому они сводят суммы с каждой страницы в общую сумму, а когда приходится складывать дроби более сложные, чем одна четвертая, одна восьмая и тому подобные простые числа, они в конце пишут их все одно за другим. Делая экстракт, принято писать не одну цифру под другой, а в ряд, держа левую руку на числе, которое прибавляют, а правой орудуя на бисерной доске.

 

Берг-коллегия

До 1732 года Берг-коллегия была отдельным учреждением и управлялась графом Брюсом, но теперь она — всего лишь экспедиция Коммерц-коллегии352.

 

* Они не столь уж превосходного качества — по присланным из армии графа Миннха кафтанам поняли, что среди прусского сукна негодного было не меньше, чем среди английского и русского.


211

Горные привилегии составлены горным советником Райзером*354, извлекшим из шведского и других иностранных горных уставов и привилегий то, что счел пригодным для России. Они пока изданы только на русском языке355.

Зга горная экспедиция имеет свою пробирную палату, но не в доме Коллегий, а в другом месте. При проведении каких-либо примечательных испытаний и химических экспериментов обычно присутствуют профессор Крафт356 и доктор Аманд357 из Академии.

 

Горные предприятия

Большинство созданных к настоящему времени горных предприятий стоит на коронной земле. Сама Россия — равнинная, но в Сибири и северных дистриктах за Онегой, где местность гористая, нет или почти нет дворянских имений. Основанные первыми частные владения были для поощрения подарены короной вместе с такими пространствами леса, сколько требовали. По прошествии свободных от налогов лет владельцы выплачивают лишь десять процентов ссуды. То же преимущество имеют и другие, желающие устроить на собственной земле рудники; если же владелец не занимается этим сам, то основывается коронное предприятие, владельцу возмещается весь ущерб, нанесенный его земле и лесу устройством завода, и к тому же дается 1/34 часть произведенной продукции.

Демидов358 и бароны Строгановы359 имеют в Сибири много прибыльных железных заводов, но весьма малая часть продукции идет за границу. Вывозят же главным образом коронное железо из Екатеринбурга и с других молотовых заводов, начиная с 1723 года поставленных в Сибири**.

Еще три года тому назад коронное железо малыми партиями продавалось иностранцам, но Берг-коллегия заключила с купцом Германом Манером контракт на всю продукцию с оплатой только в конце каждого года. От вывозной пошлины, которая, как полагают, за пять контрактных лет достигла бы 150 тысяч руб., купец тоже освобожден. Но так как тогда же доверие к нему стало уменьшаться (что в конце концов и оправдалось, когда он совершенно обанкротился), то торговля железом у него была отнята, а контракт передан Шиффнеру, Воль-

 

* Райэер, немец по национальности, был аудитором в полку Русекшеркы353; в [1лену поступил на русскую службу и продолжил начатое в юности изучение горного дела. Он был отправлен царем [за границу], продолжил учебу, нанял 8 страну много рабочих и хорошо послужил генерал-лейтенанту де Геннину на сибирских заводах.

** Есть обстоятельное описание (рукопись) Всех коронных и частных сибирских горных предприятий360.


212

фу и компании361 — с тем только изменением, что им предстояло уплачивать вывозную пошлину*.

Основную часть продукции компания вывозит для себя, оставляя, однако, некоторую часть другим купцам, тоже пользующимся названием этой компании.

Англичане в России, как и в Швеции, сетуют на то, что торговля железом слишком мала, чтобы обеспечить им процветание, так как значительные партии еще лежат непроданными в Англии, и они, купцы, берут этот товар главным образом как балласт при перевозке пеньки, льна и иных легких товаров. Из таможенных книг тоже было видно, что за пару лет вывоз железа несколько сократился.

Хотя много рудников в Сибири истощается (о чем сказано в вышеупомянутом описании), но и разрабатываются новые; все же можно надеяться, что все производство железа не увеличится по сравнению с теперешним 362.

Олонецкие железные заводы (примерно в двухстах верстах от С.-Петербурга, в верхней части Ладожского озера**) были тем, что пробудило в старом Петре склонность к горному делу363. До приведения систербекских заводов в их нынешнее состояние, в Олонце выковывали все якоря, болты и прочие корабельные снасти, но потом этим делом стали заниматься без прежнего усердия, тем более что руды там не особенно много; нельзя, впрочем, и сказать, что эти заводы пришли в запустение. Тамошняя местность, по-видимому, вообще богата полезными ископаемыми, ибо разрабатывались и небольшие медные жилы. Кислыми минеральным водами неподалеку от заводов пользовался сам Петр, желавший своим подданным подать пример, что не следует искать лечебную воду за границей, если она есть дома364.

Я ездил также осмотреть упомянутый Систербекский завод. Он стоит на Финской стороне в 27 верстах от С.-Петербурга; там уже в шведское время имелось предприятие, но в 1720—1721 годах оно было значительно улучшено и расширено под руководством генерал-лейтенанта де Геннина. Завод имеет хороший водопад, еще более усиленный посредством запруды, устроенной в нескольких верстах оттуда на маленькой речке. В угле недостатка нет, но железо — только из болотной руды, и плавят 70—80 пудов в сутки. Обрабатывают также сибирское полосовое железо. Плавильня в тех местах, где искры летят вверх, хорошо оборудована металлическими листами, в ней отливают

 

* Это натурализованные англичане, пользующиеся преимуществами, которые оговорены в последнем трактате о коммерции. В компании несколько богатых англичан, обосновавшихся в Риге и Лондоне.

** См. «Преображенную Россию». С. 223.

 


213

также котлы, ступки, кухонные плиты и т.д. Кузница для полосового железа (мастером в ней швед) не имеет ничего особенного, если не считать того, что там, куда вытаскивают выплавок, земля выложена железными плитами. В якорной кузнице (руководимой хорошо оплачиваемым английским мастером) делают красивые якоря, даже и первой величины. Для мушкетных стволов, шпажных клинков, топоров и лопат, проволочного производства и т.п. есть свои особые кузницы с относящимися к ним сверлильными и шлифовальными мастерскими. Производство меньших кованых изделий устроено так же, с отдельными верстаками для ножей, ножниц, ружейных замков и т.д. Причем на каждом рабочем месте лежат определенные части, которые тут изготавливаются, и ничего иного; к примеру, курки, пружины, винты, и эти части нарисованы на жестяных листах над станком, за которым стоит работник.

Сборщики ружей имеют собственное помещение, как и те, кто выделывает из латуни эфесы шпаг и приборы ружей*.

Не думаю, чтобы этот завод до сих пор приносил короне сколько-нибудь значительный доход; во всяком случае, продаваемые вещи необычно дороги, но и порядочно хорошо сделаны. По-видимому, за главнейшее почитают честь иметь в одном месте собственную всевозможную железную работу, особенно относящуюся к оправе. Похоже, по той же причине заложены и восемь пороховых мельниц; они, впрочем, стоят слишком близко к огню.

Пока генерал-лейтенант де Геннин был в Сибири, закладывая там предприятия, на Систербеке распоряжалось Адмиралтейство, однако оно приказывало делать главным образом якоря, болты и корабельную оснастку. К тому же довольно-таки сурово, при помощи русских батогов, обходились с немецкими рабочими. Упомянутый генерал, по своем возвращении вновь принявший руководство 365, вселяет надежду на приведение всего в прежнее и еще лучшее состояние, на что корона выделила 30 тысяч руб. Если не помешает недоразумение между русским и прусским дворами, де Геннин охотно возьмет рабочих из Потсдама.

Добываемая в Сибири медь потребляется главным образом в самой стране, или же из нее выковывают котлы для продажи татарам; лишь изредка малые партии для барыша отправляют в другие страны.

Аргунские и другие серебряные предприятия тоже дают весьма малую прибыль.

 

* Отныне только гвардейские Полки имеют латунные эфесы и приборы, так как заметили, что они не выдерживают многочисленных кампаний,


214

Предприятий по добыче квасцов есть несколько; одно маленькое расположено под Москвой.

Серы, напротив, изобилие* — ив Казани, и в Сибири, но, как выше было сказано, этот минерал толком не разработан. Сведущие в горном деле люди утверждают, что в последнем из названных государств366 можно было бы одной лишь самородной серы получать столько, сколько требуется всему артиллерийскому ведомству, и не пришлось бы выжигать серу обычным способом из зеленых ветвей.

Начав, таким образом, рассмотрение продуктов России, продолжим нашу прогулку вниз к пакгаузам и амбарам, стоящим неподалеку от здания Коллегий, дабы там посмотреть еще на товары и торговлю этого государства.

 

Таможенное ведомство

Дом морской таможни, стоящий на Малой Неве, снаружи выглядит посредственно367. Близ него много пакгаузов и лабазов, в которых распаковывают товар**. Таможенный сбор в России очень большой, что видно по пошлине, и он должен выплачиваться голландскими или альбертус-талерами. Их принимают всего по 50 копеек за штуку, так как во времена, когда голландцы только начинали свою торговлю в Архангельске, 50 копеек по внутренней стоимости соответствовали голландскому рейхсталеру. Хотя с тех пор русская монета стала наполовину легче, таможенный счет сохраняется прежним. Следовательно, теперь для оплаты рубля на таможне требуют два голландских рейхсталера, а если их нет, то 225 копеек в русской монете. Причем рейхсталеры принимаются не на счет, а на вес. 560 штук должны составить пуд, но он выйдет лишь из самых лучших и отборных монет, по большей же части купцу приходится давать 584—586 своих маленьких и обрезанных голландских талеров, чтобы получился такой пуд, который устроит таможню.

Что же касается порядков на большой морской таможне, то прилежно придерживаются шведских. Пару лет тому назад на море появилась таможенная яхта, она ходит вокруг островов. Учреждают также должность берегового таможенного объезжего, но большую часть товаров крадут уже после того, как судно встанет у пакгауза***. Рус-

 

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 29 и 223.

** Вексельный устав368, морской таможенный регламент369 и таможенный тариф370 напечатаны по-русски и по-немецки в Петербурге в 1729 и 1731 годах, в восьмую долю листа.

*** От вечернего зоревого выстрела до утреннего выстрела с крепости (что делается ежедневно, пока река свободна от льда) ни один шкипер под угрозой потерн товара не может разгружаться или загружаться.


215

ские досмотрщики с легкостью берут взятки за молчание. Купец, если у него нет денег для незамедлительной уплаты таможенного сбора, может взять вина в свой подвал, только дав опечатать каждый бочонок. Проверяющий, который потом придет оценивать товар, может подать дружественный знак и записать это вино как очень скверное, за которое пришлось бы платить высокую пошлину.

 

Внутренние пошлины

Иностранный товар, за который уплачен таможенный сбор и который везут в торговый город, облагается, как и все товары, поступающие из села в город, пятипроцентной пошлиной, если он там останется и будет употреблен. Однако дворяне освобождены от платы за все получаемое из их имений для собственного пропитания. Если купец, за определенный короткий срок не продав свой товар, отправит его в другую местность, то пошлина возвращается и будет взята в том городе, где товар будет в первый раз продан. Если же он потом продается в другой город, то при вывозе платят два с половиной процента и при ввозе в другое место еще столько же, и так всякий раз, когда товары продаются из одного города в другой.

Продовольствие, а также сено и дрова в Петербург приходят беспошлинно для воспрепятствия дороговизне, но в Москве и во всех русских городах есть различные рыночные площади, куда крестьяне приезжают со своими товарами, платя пошлину лишь по продаже товара. В подтверждение этого они получают маленький документ — пошлинное свидетельство, а деньги сразу же кладутся в стоящую на площади кружку.

Было время, когда московская внутренняя таможня сдавалась в аренду одному обществу, но помимо того, что доход от аренды не был особенно большим, еще и на горожан постепенно ложилось все большее бремя, так как теперь назначается несколько инспекторов (без оплаты) из их корпуса для присмотра за контрабандистами; причина же — в многочисленности служащих этого общества.

От всех купеческих товаров, перевозимых между городами, корона получает десять процентов провозных денег, помимо двух процентов, которые также следует платить в крепостной [палате], и тогда владелец наверняка получит ямщика и может вчинить ему иск в случае, если тот допустит злоупотребление с доверенным ему добром.

Мы не завершим разговора о таможенных порядках, не коснувшись вопроса о русской монете, мере и весе.


216

 

Монета

Дукаты, чеканившиеся от Петра Первого до нынешних времен, по своей добротности подобны голландским и дукатам других стран. Надо уметь отличать их от золотых двухрублевых монет, отчеканенных при Петре I* и неизменно сохраняющих свою цену, тогда как дукаты по вексельному курсу повышаются и понижаются в пределах от 2 руб. 15 копеек до 2 руб. 25 копеек**.

80 и более лет тому назад в России тоже были большие серебряные деньги, однако теперь они являются самыми редкими из монет, имеющихся в Кабинете. Первые рубли, то есть стокопеечные монеты, при Петре I либо маркировались двойным орлом, либо были совершенно перештемпелеванными голландскими талерами (так как военные потребности и спешные расходы не оставляли времени на их переплавку с добавлением лигатуры); они теперь выкупаются по цене 105 копеек за штуку, хотя наверняка стоят 108 и более копеек. Потом они чеканились определенной установленной пробы — 72 золотника чистого серебра в фунте. При Екатерине и Петре II рубли были такой же стопы. Анна велит чеканить их до 77 золотников и, наоборот, гораздо более легкими***, они соответствуют прежним по действительной стоимости, которая несколько больше 7 руб. 16 коп. в каролинах371.

Имеются также монеты в четверть рубля, они той же пробы. Наконец, можно заметить, говоря о рублях, что многие крестьяне, живущие в самых отдаленных местностях государства, неохотно их принимают, так как им лучше знакома медная и старая маленькая серебряная монета. Некоторым путешественникам приходилось продавать рубль за 90 копеек. Дукат тем крестьянам и вовсе неизвестен.

Если говорить о ходячей монете, то самые старые копейки прежних царей по своей добротности вдвое лучше монет Петра I, среди которых к тому же много фальшивых и более легких, чем следовало бы; встречаются даже оловянные. Когда берут среднее между более старыми и более новыми копейками, то находят, что такие содержат 78 золотников чистого серебра на фунт. С 1720 года таких уже не чеканили, их переплавляли с добавлением лигатуры в рубли по мере их поступления в виде коронных оброков или же путем вымена у частных лиц. При Петре I было выпущено, говорят, 40 миллионов [таких копеек]; пока успели выкупить не больше 10 миллионов и значительно на этом выиграли. При Екатерине и в правление Меншикова чеканились маленькие копейки весьма низкой пробы (едва ли не худшей, чем

 

* Онк очень редки; на них вместо государственного герба — св.Андрей на кресте.

** Сравн.: «Преображенная Россия». С. 312 и 336.

*** Выход монеты считают теперь 15 руб. 64 коп. на фунт.


217

наши монеты в один эре), привлекательные лишь своей формой — это были круглые деньги установленного размера, но теперь большинство их возвращено в казну, а оставшиеся объявлены не имеющими хождения.

Не видно и некоторых монет в алтын, то есть трехкопеечных, ходивших в старые времена; тем не менее сохранилась прежняя манера считать при купле-продаже — редко скажут: 3, 6, 9, 12 и т.д. копеек, но: 1, 2, 3, 4 алтына. Старый крестьянин, подсчитывая для себя большую сумму, непременно складывает стопки по 66 алтын и 2 копейки (что составляет 2 руб.), и многие запутались бы в арифметике, если бы для них принялись считать по-другому. Это почти как со счетом на марки у наших простолюдинов: 6 марок 2 эре крестьянину понятнее, чем 1 далер 18 эре.

Гривна, то есть десятикопеечная монета, тоже не особенно видна (хотя при Анне Иоанновне были отчеканены некоторые суммы той же пробы и соответствующего веса относительно ее рублей), однако в повседневной жизни считают на гривны: 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7, 8 и 9 гривен, редко говоря: 10, 20, 30, 40, 60 и т.д. копеек, хотя на письме счет всегда ведется в рублях и копейках.

Медная монета в последние годы Петра I и в последующее правление Меншикова стала очень легкой — из пуда меди чеканили 40 руб. Теперь же чеканят всего 10 руб., а посему упомянутые легкие копеечные монеты выкуплены и перештемпелеваны в полушки (то есть в четверти копейки), а потом и выпущены по той же стопе денежки, то есть полукопейки. Но для выкупа пятикопеечных монет пока не было денег, и они находятся в обращении — к большому вреду для страны, так как невероятное множество поддельных тайно ввозится из Польши, где сим незаконным промыслом занимаются евреи. 4 миллиона [таких монет] было выпущено государственной властью, а поддельных, как полагают, еще половина от этого количества372. Если изъять эти монеты из оборота, слишком много бедняков останется без гроша, а для выкупа их в казну нужны большие суммы. Для начала недавно было приказано выпустить на сибирских медных рудниках 2 миллиона рублей в копеечных и полукопеечных монетах; по-видимому, собрать такую сумму удастся все же не скоро.

В старину чеканная монета в России, особенно в северных краях, была весьма редкой, потому-то первые голландские купцы за свои товары не находили ничего, кроме мехов*. Лисья шкурка с штемпелем на ней в виде орла шла в стране за один рубль, а проштемпелеванная

 

* В  последнюю шведскую войну373 за доставленные мушкеты в Архангельске с  голландцами расплачивались мехами и рыбьим клеем.


218

беличья — за копейку. Меня даже уверяли, и некий автор пишет, что в стародавние времена за половину уха некоего зверя платили четверть копейки. Название «полушка» этимологически и может быть объяснено как «половина уха», однако, думается мне, ближе к истине мнение горного советника Райзера, сказавшего, что татары и по сей день называют всякую медную монету «полл» и что это название, должно быть, пришло в Россию во время их господства над нею. Деньга (уменьшительное: денежка) буквально означает «монетка, денежка».

 

Мера и вес

Мера и вес должны быть едиными по всему государству, однако они различны не только в разных губерниях, но нередко и в [разных] городах. Поэтому теперь предполагается произвести общую выверку и назначить во все губернии инспекторов, подчиненных директору в Москве.

Хлебные меры (поскольку мука и соль продаются на вес) таковы: четверть, содержащая восемь четвериков. (В Нарве считают 6 четвериков в одной мерной бочке). Осьмина содержит четыре четверика. Осьмина и четверик являются клеймеными мерами. В лавках имеют еще изготовленные для розничной продажи зерна получетверики и четверти четвериков. Кулями (куль — это большой мешок, в котором возят хлеб), как их часто называют в повседневном обиходе, торговых сделок не заключают, так как кули не одинаковы, хотя обычно вмещают 10 четвериков. Намеряют 8 четвериков, чтобы получилась четверть, делая это по договоренности насыпью или под гребло; чаще всего под гребло. Вывозимый за границу хлеб меряется назначенными для этого мерщиками.

В пуде 40 [русских] фунтов, или 33 1/3 голландских фунтов. 1 фунт составляет 96 золотников; 10 пудов называют берковцем.

За вино платят пошлину, и продается оно в оптовых винных погребах оксгофтами или анкерками. Но при его розничной продаже пользуются галенкой. 32 галенки составляют голландский анкер, который несколько больше русского. Прислужники [в кабаках] считают в голландском анкере 44—45 бутылок, а в русском только 38.

Водку и пиво меряют ведрами; три ведра составляют анкер. Есть еще большие бочки на 30—40 ведер, в них водку возят с больших винокурен, расположенных в стране, прежде всего на Украине.

16 вершков составляют аршин. Он длиннее брабантского локтя, их на 100 аршин придется 104 1/6. Три аршина называются саженью, то есть фамном374, которая соответствует семи английским футам. 500 саженей составляют версту.


219

 

Доверие между купцами

В полдень на мосту и на берегу перед таможенным домом собираются торговые люди, как на бирже. Взаимного доверия между ними очень мало: иностранные купцы говорят, что русские — плуты, а те в свою очередь утверждают, что в жизни не видели таких мошенников-банкротов, как немцы, которые через 14 дней после получения русского товара на свой корабль и уведя его из Кронштадта, часто объявляют себя банкротами или, спрятавшись за спину какого-нибудь высокопоставленного господина, испрашивают письменной отсрочки в платеже. Банкротов наказывают чрезвычайно мягко.

Когда банкрот соглашается выплатить своим кредиторам 40—50 и более рублей, у них есть причины для радости, если он платит добровольно, ибо они ничего не выиграют в результате дорогого и затяжного судебного процесса (в лучшем случае обманщик будет посажен в тюрьму), так как Коммерц-коллегию, решению которой подлежат такие дела (если стороны не придут к взаимному согласию об организации третейского суда, чтобы не терпеть притеснений от президента Коммерц-коллегии), должник без труда подкупит утаенными деньгами.

Обычно он сколько-то задолжает и казне, а посему приобретает покровительство высокопоставленных чиновников, утверждающих, что первым делом свое должна получить корона, ибо ее имущество не может ни сгореть, ни утонуть. В старые времена надежной гарантией были слова, которыми должник заключал свое письменное долговое обязательство: «Если я не выполню вышеизложенного, да падет на меня бесчестье». Кредитор был тем самым защищен более, нежели теперь тройным поручительством и вексельным уставом, — пусть это послужит доводом для тех, кто полагает, будто русские никогда не имели понятия о честности. Бывало, простосердечные люди, стремясь придать обязательству больший вес, добавляли при этом: «И пусть на меня смотрят как на кабатчика, игрока и любителя табака».

Английские купцы, как мне кажется, более всех прочих иностранцев высасывают соки из России. Они среди иных благоприятных условий последнего трактата о коммерции375 выговорили себе свободу от постоя — весьма тяжелого бремени для всех других обосновавшихся [в этой стране] купцов и также для штатных чиновников короны. Английские купцы объединены в общество (отличное от лондонской Московской компании), имеющее своих старейшин и ежегодно избирающее мэра. Английский резидент печется об их делах не меньше, чем о делах компании в Англии, которая недавно подарила ему прекрасный серебряный сервиз.


220

 

Русские товары

В амбарах, или кладовых, мы увидим следующее.

1)  Лен. Он растет преимущественно вокруг Волги и города, называемого  Псков.  Лен делится на три сорта:  чистый,  получистый и простой; последний — красноватый, и его редко вывозят из страны. На кипы в зависимости от качества ставят по 12, 9 или 6 отметин.

2)   Пенька.   Наилучшей считается украинская;  стародубская  же хотя и хороша, но очень короткая. Сортов пеньки тоже три: а) чистая, опознаваемая по 6—7 рядам маленьких отметин на краю тюка и по перевязке из 16 веревок; б) получистая — на обоих краях тюка маленькие отметины и 14 веревок; в) пакля, или pas-hampa, она обвязывается только 8—10-ю веревками. Эта сортировка производится не русскими, собирающими и увязывающими все партии [товара] в малые бунты по 15—16 фунтов, а купцом на его складе. Он связывает тюки весом по 25—28—30 пудов, которые потом перед вывозом утяжеляет до 50 и более  пудов.  За упаковку —  50—60 копеек с тюка — платит только русский продавец, а браковочную плату —  по пяти копеек за берковец — вносят пополам продавец и покупатель. Если покупатель, усомнившись насчет какого-то тюка, велит его вскрыть, то увязывать потом должен уже за свои деньги, если тюк окажется хорошим. С другой стороны, если в двух-трех обнаружится обман (например, если в тюке перемешана украинская и стародубская пенька или если она сырая и испорченная, а то и внутрь положены камни), то покупатель может велеть вскрыть всю партию, и продавцу надлежит платить за упаковку, однако тогда уж браковщик за свою дополнительную работу не получит ничего*.

Все браковщики пеньки и льна подчинены трем инспекторам — двум русским и одному немцу. Браковщики разбиты на маленькие общества, каждое из которых имеет своего начальника (десятника, то есть десятого) и собственную печать, выдаваемую инспектором, как только вода освобождается от льда. После проверки тюка браковщиком узел опечатывается висячей свинцовой пломбой, на одной стороне которой проставлен номер тюка, а на другой — номер и знак общества. Если потом из-за границы поступит нотариально заверенная жалоба на то, что такой-то тюк не соответствует указанным данным, общество должно возместить ущерб.

3)  Холщовые и камчатные ткани дешево изготавливаются на процветающих в Москве полотняных фабриках, причем довольно хороше-

 

* Петр I весьма пекся о сохранении доверия к русским товарам. Есть примеры, подобные тому, как он по жалобе одного немецкого купца тотчас спустился в пеньковую лавку и приказал повесить в дверях мошенника продавца.


221

го качества, особенно с тех пор как русские начали ткать более широкие ткани (к примеру, во всю ширину скатерти) и применили голландский способ беления. Ежегодно этого товара выпускается более чем на 200 тысяч руб. (в том числе приблизительно десятая часть тонкого камчатного полотна); теперь англичане, которые были крупнейшими покупателями и полотняных, и пестрых полушерстяных тканей (беря их для колоний в Вест-Индии), начинают сетовать на большие партии, еще их обременяющие. Поэтому и русским приходится соглашаться на обмен товарами, да к тому же предоставлять кредит, тогда как прежде они продавали этот ходовой товар только за наличные с немедленной оплатой.

4) Тканье парусины поставлено превосходно, главным образом в Москве. Ежегодно 10—12 тысяч штук ее вывозилось за границу, однако с Англией эта торговля не идет столь же бойко с тех пор как там повысили таможенный сбор с целью содействия своим собственным фабрикам.

 

Мануфактуры в целом

Вообще о русских фабриках можно сказать, что они работают с хорошей прибылью. Русский человек способен подражать всему им увиденному и если всерьез примется за какое-либо ремесло, то напрочь вытеснит иноземцев, ибо на жизнь он тратит очень мало, удовлетворяясь умеренной прибылью*. Он, однако, часто запрашивает втрое больше, чем ожидает получить, дабы, если удастся, провести покупателя. Такая высокая цена, назначаемая русскими за товар, нередко приводит к тому, что иностранные вещи приобретаются русскими взамен своих дешевле, чем были взяты или чем стоят в местах, откуда привезены.

Тот, кто основывает мануфактуру, — а это дозволено любому, — но, не имея собственных средств на ее устройство, должен обратиться за помощью к короне, дающей деньги беспроцентно сроком на десять лет, — тот моментально разоряется, так как люди, в руках которых находятся средства и которые должны их выплатить, пускаются на бесчисленные уловки, и вся ссуда уходит на взятки им. Стало быть, человек уже не в состоянии продолжать свое дело и в конце концов оказывается в трудных обстоятельствах. Но если он действительно получит деньги и к тому же, как порой случается, позволение выплачивать короне долг своей продукцией, то он счастлив, а его фабрика приходит в хорошее состояние.

Многие, правда, основывают фабрики не из желания перерабаты-

 

* Перечень всех русских фабрик имеется в донесениях посланника Дитмара за 1737 год.


222

вать производимые страной продукты, а стремясь избавиться от постоев и обязательной для горожан государственной службы, каковой является, например, должность инспектора при пакгаузе, важне, кабаках, при мостовом сборе, продаже соли и т.д., ибо такие занятия сопряжены с долгими проверками счетов — согласно русской пословице: год губернаторствовал да десять отчитывался.

Самые процветающие из всех мануфактур — вышеназванные полотняные и парусные. Есть еще разные другие, хотя и не работающие на вывоз, но снабжающие добрую часть страны бумагой; грубым сукном, простыми кружевами, галуном, золотыми и шелковыми тканями (правда, переменчивые придворные предпочитают парижскую и берлинскую работу), стеклом, зеркалами и т.д.

 

Стеклянные заводы

На Нарвской стороне в городке, именуемом Ямбург, еще в шведское время был стеклянный завод. При русском правлении он значительно улучшен, и делали там не только стаканы, но также оконное и зеркальное стекло376. Некий искусный французский мастер посредством очень суровых наказаний научил своих русских подчиненных изготовлению действительно больших и красивых зеркал, которые и поныне есть в императорских и других знатных домах. После того, как он покинул это предприятие, русские уже не смогли достичь таких высот в изготовлении зеркал, по свойственной этому народу дурной привычке, которая выражается в нежелании совершенствоваться, довольствуясь тем, что сделанное ими вполне сносно. Француз имел контракт на десять лет: 800 руб. за первый и по 100 руб. прибавки в каждый последующий год. А поскольку потом, когда жалованье уже становилось большим, русские власти при худо поставленном хозяйстве не захотели соблюдать условия договора в надежде, что мастер от них отступится, он разозлившись, убыл восвояси.

Английский купец Элмсейл377, занимавшийся этим предприятием, несколько лет тому назад перенес его на Ладогу, где есть большие запасы дров. А возможно, он сделал это затем, чтобы под видом задатка получить некоторую сумму казенных денег. Пока дело там идет хуже, чем в Ямбурге. Элмсейл имеет также маленькую плавильню в Петербурге.

5) Канаты. Они пользуются большим спросом, так как скручены крепко и из доброй пеньки. В Алжир, Сале378 и варварийские области379 идут смоленые канаты, а Лиссабон и большинство христианских городов предпочитают несмоленые, для лучшего определения качества


223

пеньки. Поскольку же было бы нерасчетливым покупать для них смолу через вторые руки из Голландии, то с канатами всегда должно следовать потребное ее количество. На воде туго скрученные пряди немного ослабевают, и тогда целесообразно не отказываться от смолы.

6)  Ревень — собственный товар короны, прежде продававшийся Коммерц-коллегией по контракту иностранным купцам. Теперь Кабинет передал эту комиссию Шиффнеру с его компанией, и они отправляют этот лекарственный товар в интересах короны в Амстердам и Лондон, благодаря чему государство имеет гораздо большую прибыль. Перед вывозом ревень проверяется одним аптекарем, дабы покупателю потом не пришлось жаловаться.

7)  Поташ и смольчуг тоже являются монополией короны и сданы упомянутой конторе в комиссию.

Поташ, крупнейшие выжигальни которого находятся у Арзамаса, селения в Нижегородском дистрикте, делится по качеству на три сорта: а) голубой акант; б) коронный, или твердый, и в) «зола князя». Последний получил свое название по титулу князя Меншикова, имевшего выжигальню, в которой зола получалась хуже, чем на коронных предприятиях.

Бочка поташа должна весить 26 пудов брутто и 24 пуда нетто. Бочка смольчуга (поступающего преимущественно с малой Украины) — 26 пудов нетто. Поташ вывозится главным образом в Англию для стеклянных заводов, а смольчуг — в Гамбург и в города, где расположены большие мыловарни. Цена за бочку смольчуга обычно на несколько рейхсталеров ниже, чем за бочку поташа (торговля ими с короной ведется на рейхсталеры), хотя при большом спросе на смольчуг цена бывает и равной.

Для браковки смольчуга и поташа раз в год приезжает присяжный из Риги, где торговля этими товарами в силу старых привилегий является свободной.

8)  Юфть. Наилучшие юфти прибывают из Ярославля и делятся на три сорта:  а)  цельные,  или большие,  без  пятен и следов ножа на мездре; б) менее цельные — меньшие и не лишенные названных недостатков; в) оборыши — наихудший сорт, юфть пятнистая и рваная. Маленькие малопригодные кожи не вывозятся, их называют roswal380. При покупке  в амбаре партии юфти платят,  конечно, вообще-то  с пуда, но при сортировке должно быть больше кож лучших сортов или по крайней мере одинаково каждого, иначе покупка не будет считаться состоявшейся, и русскому придется заново уславливаться с покупателем.   К тому  же иностранцы сговариваются,  чтобы другие уже  не вступали в сделки с таким продавцом, и он вынужден держаться за


224

того же самого покупателя, значительно снижая цену по сравнению с прежним договором. Браковщики юфти — не присяжные и не имеют поручительств, как браковщики пеньки, а вообще они люди услужливые и понимающие толк в этом товаре.

Шесть кож укладываются в сверток; 11 свертков составляют половинный, а 22 — целый тюк. Перевязка вокруг свертка не должна весить больше двух с половиной фунтов, но за нее надо платить, как за юфть, и иноземцы, понятное дело, сетуют на это, но в ответ слышат лишь, что, мол, таким же образом им самим платят за бумагу и веревку, в которые упаковываются сахарные головы и сулема с тех пор как эти товары вывозятся. Но некоторые русские прибегают к недозволенной хитрости, используя лыковую веревку, предназначенную для мешков с солью; ее намачивают, и она хотя и выглядит узкой, становится влажной и тяжелой.

9)  Торговлю смолой ведет в Архангельске главным образом барон Шафиров — не благодаря какой-то особой привилегии, а потому, что у него хватило силы и способов подчинить себе большинство малых смолокурен. Он, сбивая цены и как президент Коммерц-коллегии, может, разумеется, устраивать сильнейшие каверзы смолокурам, не желающим заключать с ним сделок. Однако все же каждый год значительные партии [смолы] по договорам уходят к купцам.

10) Тюлений промысел в Белом и Ледовитом морях корона отдала упомянутому Шафирову381, ежегодно зарабатывающему значительные суммы на шкурах и жире. Для этого ему приходится держать трех мореходов, знающих путь к Гренландии, они каждый год отплывают из Гамбурга, где потом и варится тран. Весь груз целиком идет в доход короне, так как барон Шафиров (или одна гамбургская контора, с которой он заключает соответствующий договор) должен платить экипажу, оплачивать провиант, инвентарь и нести все прочие корабельные расходы.

11)  Рыбий клей долго был монопольным товаром, но теперь сделан свободным.

12)  Соль совсем не вывозят, но ее в стране столько, что вполне можно было бы заняться экспортом. В России имеются не только солеродящие источники, крупнейшие и богатейшие из которых находятся в Пермской губернии* и разрабатываются богатой семьей Строгановых, но еще озера в Сибири, где соль производится солнцем, как в Вестерхавет382. Частным лицам под страхом смерти запрещено брать из этих озер соль. В Астраханском крае добывают также большие количества каменной соли. Следовательно, России не требуется из-за

 

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 37, 421, 431.


225

границы ни крупинки. Некоторые, однако, полагают, что испанская соль более пригодна для соления мяса, и поэтому заказывают шкиперам привозить ее понемногу под видом используемого для корабельных нужд продукта или же из Выборга и лифляндских портов, куда этот товар свободно ввозится согласно сохраненным для тамошних жителей привилегиям.

Вся русская соль, являясь монополией короны, отдается для распродажи некоторым горожанам, получающим от этого лишь четыре процента за растаявшую соль, но они все же имеют доход на розничной продаже, так как маленькие копеечные меры, каких держится бедный человек, не настолько полны, как следовало бы. Хотя корона берет от 25 до 40 копеек (смотря по отдаленности места) за пуд соли, поставляемой Строгановыми по 5 копеек, последние тем не менее получают с соляных варниц значительные суммы. Старый Строганов383 неоднократно делал Петру I подарки в 100 тысяч руб. и потому получил большие привилегии, позднее несколько урезанные. Кроме того, он был богат имениями, полученными его предками за военные поставки, весьма способствовавшие завоеванию Сибири. Наши шведские пленные называли его «богатым крестьянином» (ибо семья только при Екатерине была произведена в дворянство и баронство384) и знали от него много добра. Жена Строганова однажды раздала 700 шуб не имевшим одежды пленным.

13)  Икра. Свежей могут свободно торговать все, но паюсной — только корона, продающая ее через Коммерц-коллегию с торгов. Вся вывозимая партия икры составляет две тысячи, а при большом спросе — три тысячи пудов в год. На торгах платят 150—200 копеек с пуда, и купец получает за этот товар значительную прибыль в католических портах Средиземного моря, где русская паюсная икра очень, хорошо идет во время постов, так как она жирнее икры из других стран. Малая Россия и Украина, не имеющие больших запасов наличных денег, отчасти выплачивают паюсной икрой подати.

14)  Табак в России некогда считался ненавистным зельем. Все, кто его употреблял, делали это тайно, и сами слова «любитель табака» были весьма бранными. Посему этому народу показалось очень странным, что Петр во время своего первого [заграничного] путешествия заключил с англичанами контракт о беспошлинном ввозе табака. Еще и по сей день среди русского простонародья табак менее употребителен, чем в других странах. Некоторые считают за грех нюхать табак, но столь совестливых очень мало; даже священники и монахи носят при себе табакерки.


226

На Украине табак выращивается в изобилии. Он, как и ввозимый из-за границы, прежде являлся монополией короны, делавшей на нем немалые деньги. Доход был бы еще большим, когда бы не многочисленные случаи утайки: предприниматели с Украины, поставляя в Москву в счет налога тысячу пудов, еще почти столько же продавали исподволь сами, наживая более чем двойной капитал, хотя и торговали по меньшей, чем корона, цене. Из Москвы, где находился их склад, табак вывозился дальше, в другие области. Шведские пленные в Сибири превосходно разбирались в подобных делах. Теперь табачная торговля объявлена свободной, и лишь иностранцы обложены необычайно высокой пошлиной, что, впрочем, повлекло за собой распространение контрабанды.

15) Исключительное право на кабаки принадлежит самой короне. Полпиво всякий может варить для своих домашних потребностей, но гнать водку воспрещено всем, за исключением дворян — в количествах, нужных для их домашнего обихода. Правда, при этом, как отметил автор «Преображенной России», случается много нарушений. Сквозь пальцы смотрят и на то, что в домах держат маленькие кубы для перегонки водки, купленной в коронных кабаках, — лишь бы ею не торговали.

Пивоварение и курение водки арендованы некими компаниями; контракт при его возобновлении иногда перехватывается другими, предложившими за аренду большую сумму*. Компания, возвратив наконец вложенные деньги, не сохраняет в подчиненных ей кабаках за собой всего дохода, а должна делить его с короной; насчет этого бывают строгие проверки. Я не узнал имени сведущего в кабаках адвокат-фискала, недавно заметившего, что упомянутая компания в Москве не представила короне расчетов выгоды, получаемой благодаря пене при продаже в розлив пива и водки. За это ее приговорили к значительному штрафу.

Варка меда на продажу тоже сдается короной в аренду. В Петербурге варят немного, так как мед дорог и хуже, чем в глубине России.

Эти компании имеют оравы досмотрщиков, следящих, чтобы пиво и мед не продавали в домах и чтобы водку не гнал никто, кроме их поставщиков**.

 

* В Москве пиво, и водка находятся в руках одной компании.

** О коронных монополиях сравн.: «Преображенная Россия». С. 52 и ел. О русских товарах сказано, кроме того, в «Leben u. Thatcn Petri Alex.», см. цитированную выше ч. 1. С. 282 и ел.395


227

 

Торговые корабли

Все корабли, какие мы видим разгружающимися и загружающимися здесь внизу у складов, — маленькие, ибо те, которым нужна глубокая вода, подходят не ближе Кронштадта*, куда товары отвозят или откуда доставляют на малых судах. Русские торговые корабли вообще не очень большие, они все сосновые и строятся на Ладоге, главным образом близ города под названием Лодейное Поле388. А если и владелец корабля — русский, то таможенная пошлина на треть меньше. Несколько лет тому назад русские судовладельческие общества постигло довольно-таки большое несчастье — за одну осень в Финском заливе погибло свыше 30 русских кораблей, а также несколько из купленных у иностранцев; число же пострадавших английских и голландских кораблей оказалось гораздо меньшим — возможно, потому, что они были лучше построены. С тех пор сильно поубавилось охоты плавать на собственных судах, и русские товары оставались в стране, пока не были проданы иностранцам. Недавно русские начали фрахтовать английские и голландские корабли для самостоятельного вывоза товаров. Англичане (которые охотно бы заглотили всю прибыль) говорят, что этот способ едва ли принесет ожидаемую выгоду.

 

Дворец и церковь Меншнкова

От гавани мы повернули и идем мимо Коллегий к бывшему дворцу Меншикова, ныне являющемуся Кадетским домом. На площади между ним и упомянутыми Коллегиями Меншиков возвел церковь, — говорят, она была красивой**389. После кончины Екатерины ее снесли и заложили основание обширного дворца, чтобы юный император, живя в нем, всегда был на глазах у этого больного властолюбием министра. С его падением все переменилось; стены [дворца] возвышались тогда над землей не более чем на два локтя, и впоследствии уже никто не помышлял о завершении строительства390.

До возведения нового Зимнего дворца дворец Меншикова был самым большим и красивейшим в Петербурге. Комнаты хорошо украшены; одни плафонами и богатой позолотой, некоторые, как и в Старом Зимнем дворе, одеты дельфтским камнем в голландском вкусе, господствовавшем при Петре I. При этом дворце есть большой сад с красивой оранжереей и многочисленными службами. Все это отдано учрежденному в 1732 году дворянскому Кадетскому корпусу.

 

* «Reglement del'Imperatrice de Russie, pour 1ев Bateliers et autres, qui entrent avec des batimens marchands dans les ports de Russie, afin qu'ils sachent se qu'ils doivent faire et eviter»386 переведен с русского языка и напечатан в «Mercure Hist. el Pol.» 1737, июль,С.   53 sniv 387

** Сравн.: «Преображенная Россия». С. 460, 465.


228

 

Кадетский корпус

Честь проекта этой офицерской школы принадлежит фельдмаршалу графу Миниху, хотя некоторые говорят, будто уже Петр I подумывал о таком заведении, к чему его склонял барон фон Гюйссен, человек много попутешествовавший и сведущий. Ведь и поныне за новые идеи выдается многое из того, что Петр планировал, но не успел осуществить.

Возраст кадет от 12 до 20 лет, они представляют почти все старые российские княжеские и боярские роды, а несколько человек — из лифляндских дворян. Числом кадет 360391, они поделены на три роты под руководством отборных знающих ротных офицеров (а некоторые из них сами воспитывались в Берлинском кадетском доме, где, кстати, всего 236 кадет), а также майора, подполковника (в полковничьем ранге)392 и полковника, которым является фельдмаршал Миних.

Будущим командирам надлежит изучать не только необходимое и приличествующее офицеру, но также обязанности простого солдата и привыкать к военным тяготам. Поэтому кадет обучают экзерцициям, стоять на посту (правда, в ночное время постов выставляется немного), патрулировать, делать досмотр, подавать рапорты и прочим навыкам, нужным зрелому военному; они также учатся содержать в наилучшем состоянии свое оружие и обмундирование*. Офицеры строго надзирают за всем этим, наказывая провинившихся, смотря по их проступкам, арестом, фухтелями, выставлением к позорному столбу, сидением на острой кровельке, поставленной на орудийный запал, korsslut-ande и т.д.**

Время каждого кадета полностью распределено по занятиям и упражнениям, которые по склонностям и в соответствии с возрастом для него наиболее важны, а именно: русский, немецкий, французский и латинский языки, история, география, геометрия, фортификация, арифметика, письмо и составление писем, танцы, фехтование, вольтижировка, рисование и верховая езда***.

 

* Летом обычно проводятся смотры кадет для ее величества.

** Фухтелями наказывают в столовой в присутствии всех. Я видел экзекуцию трех кадетов, ночь напролет игравших в карты.

*** Учителя фехтования и танцев (один из учителей танцев — месье Ланде ) показались мне парнями, хорошо знающими свое дело, а вот учитель письма обучал мелкому почерку с многочисленными безвкусными хвостиками и немецкими печатными буквами. Учитель рисования — то же самое, он учил юношей мазать красками, сам хорошо не владея рисунком. Граф Мнких, или кто там еще, поступил бы лучше, если бы в поисках такого учителя обратился к знающим людям, ведь солидный диплом еще не дает надежной гарантии.

 


229

Каждый учитель по наукам и упражнениям имеет в своем классе список кадет, приходящих на урок, и делает им по этому списку перекличку. Чтобы обучение шло как можно успешнее, ни у кого на уроке нет больше 16 кадет. Чем слабее кадет в своих предметах, тем меньше видов упражнений и больше уроков по каждому Предмету получает он в неделю. Расписание занятий определяет обер-профессор, особенное внимание обращающий на то, чтобы равно успевающих и знающих одни и те же языки сводить в пары. Русский юноша всегда должен говорить со своими офицерами и учителями по-немецки, а немец — по-русски. Равным образом в Новый год два кадета обычно обращаются к ее величеству с поздравительными речами — немец говорит по-русски, русский по-немецки.

Я, проходя с майором по классам, с величайшим удовольствием наблюдал, как любовно обращался он с этими чудесными юношами. Он называл их по титулу — князь, граф, барон, или, если это простые дворяне, юнкерами. Он отдавал должное отличившимся хорошим поведением и заслужившим похвалы от учителей и, напротив, стыдил нерадивых. Недостатком, устранения которого он весьма и весьма желал, были слишком многочисленные отпуска. Один господин просит позволения съездить домой для своего сына, другой просит за брата, третий за родственника. Чадо за три месяца позабывает то, чему училось целый год.

Что касается содержания кадет, то оно действительно хорошее. Комнаты чистые и опрятные (однако самые лучшие отведены офицерам), есть свои прекрасные лазарет и аптека*. Едят все в большом зале, получая три добрых блюда в обед, два на ужин; для русских в их рыбные дни готовят отдельно. Для тех, кто провинился и слишком мал, чтобы выдержать удары шпагой, есть штрафной стол, накрытый мешковиной. На него в деревянной чашке ставят разломанный хлеб, немного соли и кружку с водой.

Там содержатся 60 верховых и 20 ломовых лошадей. В доме много ремесленников и рабочего люда; кроме того, кадеты побогаче имеют собственных слуг. Для рабочих есть маленькая русская церковь, для русских кадет — часовня, и теперь строится евангелическая церковь для лифляндцев, которые до сих пор отправляли богослужение в одном из залов.

Граф Миних однажды сказал, что этот кадетский штат ежегодно

 

* Один прусский офицер из числа моих друзей уверял меня, что берлинские кадеты в некоторых отношениях содержатся хуже.


230

обходится короне в 60 тысяч рублей; не знаю, учтено ли в этой сумме имение в нескольких милях от Петербурга, назначенное на содержание стола 394.

 

Инженерный корпус

При Петре Втором был также учрежден Инженерный корпус395. Он действует и теперь, занимая бывший дом Толстого396 в нижней оконечности Петербургского острова. Там обучают фортификации 70 мальчиков (взятых из полковых школ), которые в этом доме живут, получают пропитание и жалованье, но мундиры полагаются только офицерам и кондукторам. Учащихся, не делающих никаких успехов, обычно предпочитают отправлять в полки, а на их место искать других. Вообще же существует порядок, согласно которому 10 человек каждый год забирают отсюда в армию, дабы постигали науку на практике. Говорят, теперь таких и других, обученных частным образом молодых инженеров, в армии двести. В этом доме также хранятся планы наилучших европейских крепостей, рельефно выполненные для юного императора.

 

Военные силы

Описанные учебные заведения дают нам повод для разговора о сухопутных военных силах России. Известно, что старый Петр поставил их на немецкую ногу, и затем они скорее еще более улучшились, чем ухудшились. Четыре гвардейских, Ингерманландский и Невский полки, экзерциции которых я видел, выполняют приемы почти так же хорошо, как пруссаки, однако без забавных подпрыгиваний. Не сомневаюсь, что находящиеся в поле полки тоже хорошо обучены.

Вся русская пехота носит зеленые кафтаны с красными обшлагами и камзолами; кавалерия — синие кафтаны с красными обшлагами и камзолами; артиллерия — красные кафтаны с черными обшлагами и светло-желтые камзолы. Полковыми знаками являются лишь разные воротники камзолов, кокарды и подобные мелочи. Можно с большой степенью вероятности предположить, что полки до начала теперешней войны397 не были настолько укомплектованы, как это показано в военном штате*, ведь за три года набрали 80 тысяч рекрут, а между тем не слышно было о каких-либо крупных поражениях.

Отпуска тоже предоставляются щедро, однако офицерам от них никакой выгоды нет, поскольку жалованье уволенных в отпуск обязательно уходит в полковую кассу. Один штандарт-юнкер конной гвар-

 

* См. ниже, под литерой G.


231

дни уверял меня, что у него из каждой роты было отпущено по 25 солдат. Генерал Ушаков, являющийся подполковником Преображенского [полка], рассказывал как о чем-то примечательном, что в Новый год под ружьем в его полку было 2300 солдат (а он все-таки должен насчитывать 3245). Кроме того, обычно из гвардии многих отправляют с различными поручениями — например, для сопровождения денег и других важных вещей, для арестования в стране знатных персон, для отправки кого-либо в ссылку и т.д.

 

Рекрутские наборы

Рекруты набираются из дворянских и других платящих подушные деньги крестьян*. Однако от наборов освобождены вся Сибирь (где люди нужны против китайцев, монголов, тунгусов и прочих народов того края), вся Украина (поскольку там содержится новая ландмилиция), уважаемые горожане и ямщики, то есть обложенные почтовой повинностью крестьяне, а также все те, кто работает на коронных предприятиях, и т.д. Поэтому, зная требуемое число рекрут, делают раскладку согласно переписи, обычно беря каждую 250-ю, 280-ю или 300-ю душу. Если небогатые дворяне — скажем, у одного 150, у другого 100, а у третьего 50 крестьян — должны совместно выставить одного парня, то берут у того, кто владеет 150-ю, а оба других, со ста и пятьюдесятью, дают деньги за своих сохраненных крестьян. Однако отдающий парня не должен требовать слишком много от обоих других, у которых крестьяне малочисленны и крайне нужны; как бы велик ни был рекрутский набор, платят не более 30 копеек с каждой души. Обычно считают, что один парень стоит 60—70 руб. Если который-нибудь из дворян, имеющих меньшую долю, хочет добровольно лишиться своего парня, он может его отдать, предоставив обоим другим оплачивать свои доли наличными. Таким образом, ничего удивительного, если господин, желающий продать своих крепостных, наверняка теряет парня, когда тот умирает или сбегает, между тем как за него можно было получить какую-то сумму денег: всегда можно быть уверенным, что сбудешь свой товар, ведь крестьяне охотно дают две-три гривны за освобождение от солдатчины.

 

Отставка

Выйдя в отставку, солдат должен вернуться к своему прежнему господину или же, если хочет сохранить свободу, показать, каким

 

* По последней переписи, в России 5 миллионов 600 тысяч лиц мужского пола, платящих подушные деньги 398, так как женщины ничего не дают.


232

образом станет честно добывать себе пропитание. Большинство все-таки возвращается к господам, поскольку там все родственники и друзья. Слабых и покалеченных на коронной службе, неспособных прокормиться самостоятельно направляют в монастыри и там содержат за ту небольшую работу, которую они могут выполнять.

Государством основаны школы для солдатских детей, где обучают чтению, письму, русскому христианскому закону, а также одевают и кормят. Каждый гарнизонный полк в городе, где он стоит, имеет собственную школу*, а солдатских детей из полевых полков посылают в ближайшие города для учения в народных училищах, где содержат из выделенного для этого фонда. По достижении совершеннолетнего возраста их берут в солдаты, мустершреиберы или учат в полках ремеслу.

 

Поселенная система

Вечной квартирой полка называют тот дистрикт государства, где полк стоит в мирное время и получает свое жалованье с душевых денег*. Там он имеет и свои дома, построенные непременно близ какого-нибудь городка** либо большого селения. Но эти дома готовы не во всех местностях и содержатся недостаточно хорошо, так как полк редко стоит на собственных квартирах, а либо находится в поле, либо же в мирное время чаще всего командируется на государственные работы — строительство крепостей, рытье каналов и т.д. Да и сами солдаты без особенной охоты живут в таких домах, предпочитая быть расквартированными в городах, где можно вкусить маленьких радостей жизни — совсем по поговорке, что коза грызет там, где привязана. Если молодец подружится с дворовой девушкой, она будет таскать для него много лакомых кусочков, каких он никогда бы не отведал. Вечерами он может повествовать хозяину о своих подвигах и военном житье-бытье, получая пиво и водку, вместо того чтобы пить с быками воду. Живя в солдатской избе, он должен сам на полковых обозных лошадях ездить в лес за дровами, а у горожанина он, не прилагая усилий, обеспечен и светом, и дровами.

 

Ландмнлиция

Ландмилиция несколько больше десяти лет тому назад была устроена фельдмаршалом Голицыным по немецкому образцу. Прежде украинские мелкопоместные дворяне сами шли в поле для защиты

 

* В начале 1736 года в петербургской гарнизонной школе было 420 детей399, и тогда их нужно было одеть, к чему газеты призывали предпринимателей. ** Сравк.: «Преображенная Россия». С. 41. *** В России насчитывают свыше 300 малых городов400.


233

границ, и за это их имения освобождались от других наборов и повинностей. До правления старого Петра в России было почти то же самое: стрельцы были пехотой, а дворяне со своими слугами составляли кавалерию — за исключением всего нескольких полков, которые, впрочем, не представляли собой какой-то особой разновидности.

До сих пор было всего 20 полков украинской ландмилиции (не считая большинства расквартированных там драгунских полков), но в последнюю польскую войну401 убедились в их большой полезности (хотя они согласно старому установлению не должны были переходить через свою границу), и императрица приказала сформировать еще 10 полков*, офицеры которых получали бы две трети жалованья, тогда как прежде они имели не более одной трети наравне с гарнизонными полками по всему государству. К примеру, полковник полевого полка получает помимо своих рационов и порционов 600 руб., полковник в прибалтийских гарнизонных полках (Кексгольме, Выборге, Петербурге, Кронштадте, Нарве, Ревеле, Риге и т.д.) — 400 руб., а полковник в гарнизонах, расположенных в других частях государства, — всего 200 руб.**.

Лучше всех прочих живется офицерам ландмилиции, ибо поскольку русское дворянство не испытывает особенной склонности к военному делу и менее всего — к службе в Петербурге или других местах, где все дорого и где проедаешь свое состояние, то те, кого не снедает честолюбие, стараются попасть в ландмилицию, где не приходится нести больших расходов и можно, когда двор о них почти позабудет, скорее получить отставку. Вообще надобно сказать, что в России военная служба не является доходной: офицер не имеет касательства к обмундированию, отпускам, вербовочным деньгам и т.д., и ему остается довольствоваться определенным по штату жалованьем. Говорят, правда, что некоторые выгоды есть у кирасир, их офицеры имеют преимущество перед офицерами всех других полевых полков.

Регламент оплаты милиции напечатан по-русски и его трудно достать; для меня из него сделали выписку, согласно которой:

                 Руб.

генерал-фельдмаршал имеет                        7000

в рационах и порционах                        1140

                 8140

 

* Однако при наборе солдат смотрят, чтобы какой-нибудь двор не эапустсл нэ-эа отсутствия мужчин.

** Все рядовые солдаты в армии получают полное жалованье, а в гвардейских полках еще кое-что сверх него; украинский же ландскнехт служит на собственном содержании, когда он не под распущенным знаменем.


 234

 

16 денщиков

 

Полковник имеет жалованья                        600

рационов и порционов                        114                  

                 714

6 денщиков

 

Капитан имеет жалованья                         180

рационов и порционов        28

                 208

и двух денщиков.

 

Упомянутые денщики получают солдатские оклады и используются как слуги в домашнем хозяйстве; при этом офицеру* приходится тратиться только на ливрею. А если он хочет сэкономить и на ней, то денщик вынужден сам добывать себе одежду, а также еду и все прочее необходимое для жизни.

 

Назначение на должность

Обычно (когда соблюдаются предписания) с продвижением по службе дело обстоит довольно хорошо. Военная коллегия не имеет права предлагать ее величеству на освободившееся место иностранца, не состоящего уже на коронной службе, а все иностранные офицеры должны быть определены к должности самой императрицей, прежде чем смогут продвигаться среди русских. К примеру, императрица назначает рекомендованного ей иностранца капитаном, после чего из Кабинета в Военную коллегию дается указ, что такой-то займет известное коллегии свободное место капитана, и впоследствии его продвижение идет своим чередом, как если бы он был природным русским. Предложение может исходить от коллегии, при соблюдении старшинства — именно для должностей выше капитана.

Когда унтер-офицера производят в фенрики, он баллотируется полковыми офицерами (почти как в Венеции), которые высказываются: «достоин», «не достоин», «мне не известен» — независимо от того, представлен ли он коллегией или нет. Потом он пользуется своим служебным старшинством при производстве в лейтенанты и капитаны. Но чтобы стать штаб-офицером, надо вновь баллотироваться — члены Военной коллегии и генералитет голосуют, следует ли относительно капитана такого-то войти с предложением к ее величеству.

 

* Губернаторы в провинции тоже имеют денщиков. У Гагарина их было 50.


235

 

Слободские полки

Schwartze Regimenter402, о которых говорится в «Преображенной России» на стр. 28 и 379, ныне являются в России названием неупотребительным, и ее автор, вероятно, подразумевал слободские полки, бывшие прежде в Казани и на малой Украине, а теперь устроенные преимущественно по немецкому образцу и обращенные в ландмилицию, между тем как прежде они были устроены подобно казакам на великой Украине и имели командиров десятков, сотен и тысяч. Они использовались не только для защиты границ, но также губернаторами для производства арестов и для сопровождения важных вещей. Солдаты имели по пять-шесть рублей в год деньгами и маленький участок земли, которая, по-видимому, принимая во внимание исполняемую за нее военную службу, и получила название «черной земли» (то же, что у нас обложенное налогом дворовое место), а отсюда и полки — название черных. В Сибири есть еще наряду с полевыми полками несколько слободских — и конных, и пеших. Там их называют казаками, или литовскими, так как восходят они, говорят, к военнопленным, вывезенным из Литвы Иваном Васильевичем403.

От Кадетского дома к западной оконечности Васильевского острова прорублена широкая аллея длиной две-три версты; она, будь остров полностью застроен, представляла бы собой большую улицу. В конце ее прежде стоял высокий деревянный дом (бакен) — отчасти для того, чтобы замкнуть перспективу, отчасти же как ориентир для мореплавателей404. Этот дом теперь снесен, после того как в море поставили брандвахту и — через определенные промежутки — флаги. Вместо него построены маленькие жилые дома и караульни.

 

Галерная гавань

Шагах в 600—700 правее них находится новая Галерная гавань. В каком году она заложена, мне неизвестно, так как в 1722 году, когда наши пленные прибыли из России, большая ее часть уже была готова.

Поскольку на большое расстояние от берега очень мелко, в море пришлось соорудить две плотины из фашин и камня, а между ними прорыть канал для входа в гавань. Канал длинный — 8—9 галер могут стоять н нем одна за другой, и в своем конце имеет бон; кроме того, на оконечностях упомянутых плотин есть по маленькому павильону, развевающемуся флагу и по 20 пушек — скорее для красоты, нежели для обороны.

Сама гавань представляет собой док — настолько широкий, что


236

две галеры могут стоять в нем одна за другой, имея между штевнями пространство достаточное, чтобы любую из них можно было удобно вывести по каналу. Этот док сделан не сразу, а в три приема; вынутый песок употребили на строительство плотин и на поднятие берега, на котором стоят галерные дома, или амбары. Строительство будет продолжаться и впредь.

Такие [галерные] дома построены по обеим сторонам в шесть длинных рядов, каждый для 8—10—13 галер*. Фасады каменные, но боковые стены дощатые; крыши крыты прочной дранкой. Каждая галера имеет свое собственное помещение, и одно от другого отделены только толстыми каменными столбами, поддерживающими чердак и крышу всего амбара. Вокруг каждой галеры лежат принадлежащие к ней мачты, весла, балласт, орудия, фальконеты и лодки — все в красивом и добром порядке. На чердаке над самой галерой — ее снасти, паруса, флаги и тому подобные легкие вещи.

Для наилучшего проветривания держатся преимущественно открытыми не только боковые стороны амбаров, во всю ширину представляющие собой двери, но и с каждой галеры у киля и на бортах снято несколько малых досок обшивки, которые, однако, быстро могут быть поставлены на место, если галерному флоту понадобится спешно выйти в море. Когда какой-нибудь галере требуется починка, ее удобно произвести в этих домах. От дверей вниз к воде земля покрыта досками и бревнами, по которым галеры легче тащить вниз и наверх.

В настоящее время имеются дома для 64 галер, и я смог насчитать еще приблизительно 30 стоявших в доке, канале и снаружи. Таким образом, общее число галер в Петербурге не превышает ста.

Там есть также много построенных в ряд деревянных домов для офицеров, караула и работного люда. 170 гардемарин ежедневно несут караульную службу.

 

Петергоф

Увеселительный дворец Петергоф я осмотрел — правда, не прежде, чем при маем отъезде в Кронштадт. Однако воображу, что перебрался через воду на эту застроенную многими красивыми увеселительными домами Ингерманландскую сторону и так от Галерной гавани другим путем вернулся в город.

Местоположение Петергофа превосходно. Дворец стоит на возвышенности, со стороны суши от него большой сад405 и, насколько хватает глаз, прорублены аллеи. Со стороны моря красивый лиственный

 

* См. ниже, под литерой Н.


237

лес, покрывающий слева и справа весь берег  406 и море видно лишь по каналу и по-над вершинами деревьев*.

Дом не особенно велик, он двухэтажный и крыт железом, под окнами маленькие гипсовые барельефы, над воротами балкон, проход в воротах выложен мрамором, лестница очень темная, но это, пожалуй, вина не архитектора, а того, кто со стороны сада построил перед окнами крытый переход между апартаментами императрицы и обер-камергера. Над лестницей и в передней висит много картин; те несколько, которые были ясно видны, действительно хороши.

Комнаты таковы, какими хотел их иметь Петр I, то есть маленькие; большинство обито камчатными тканями, а над дверьми живописные изображения. Одна комната отделана деревом и в ней красивые скульптуры; другая обита китайской вышитой шелковой тканью и т.д. Потолки расписаны в новом французском стиле. Полы выложены карельской березой, орехом и древесиной других пород. В этой главной части здания вверху размещаются императрица и семья обер-камергера, а принцесса Анна — в нижней, где находятся и гардеробные.

Совсем рядом — галереи (деревянные), ведущие к двум крыльям (каменным) для придворных дам и тому подобных лиц, которые всегда должны быть под рукой. Затем в обе стороны идут различные красивые деревянные постройки для придворных кавалеров и младших служителей  **.

Сад очень велик, с красивыми длинными беседками, планами, шпалерами, воротами и фигурами из одних решетин или тонкой жести. Там есть четыре водяные затеи; две ближайшие к дворцу просто-напросто выбрасывают струи воды — толстые и, говорят, бьющие высоко***. Посреди сада стоит фонтан-дуб, извергающий воду из всех листов. Вокруг дерева лежат тритоны, наяды и дельфины, тоже исторгающие воду. Все фигуры — свинцовые, их лепил и отливал Растрелли407. Бассейн этого фонтана имеет в диаметре 44 шага408, но он все же совсем маленький по сравнению с четвертым бассейном, который наверно вскоре будет готов и для которого упомянутый Растрелли уже отлил огромного Нептуна и много других исторгающих воду фигур409.

 

* Более разборчивые люди говорят, правда, что дворец стоит слишком близко к морю, а потому открыт холодным и сильным ветрам.

** Года два тому назад кавалеры и дамы получили приказ носить во время пребывания в Петергофе униформу. Мужчины имеют шелковые кафтаны соломенного цвета с зелеными подкладкой, обшлагами и камзолом; все расшито серебряным галуном. Дамы — желтые адриены или жилеты и зеленые юбки. Из иностранных министров один только саксонский взял униформу.

*** В бассейне одной из них (куда втекает пресный ручеек), летом бывает иордань, или освящение воды.


238

Все прочие расставленные здесь в саду и на каскаде (о чем будет сказано чуть ниже) статуи — свинцовые и выполнены скверно, но тем не менее их ежегодно покрывают позолотой.

Морская сторона Петергофа содержит еще больше приятного. Подходя с открытого моря, прежде всего попадаешь в гавань, она образована сваями и ряжами, заполненными камнями. От нее на твердую землю идут две высокие плотины*, ограничивающие канал, вырытый ниже уровня остального берега до подножия горы, на которой стоит дворец, и имеющий два шлюза. Там, где начинается твердая земля, по обе стороны полукругом стоят колоннады — с мраморными столбами, но крыши из дерева и гипса. Еще две высокие колонны — витые, с гладиаторами наверху, полые и из решетин.

По берегам канала на всем его протяжении стоят подстриженные ели и маленькие водометы в виде кораблей.

При входе в партер сначала видишь по обеим сторонам колоннаду, в которой стоит несколько красивых мраморных изваяний. Затем среди многочисленных планов и цветников — три большие водяные затеи, а именно следующие. Фонтан Самсона, находящийся как раз в верхней оконечности канала 410. Я от разных людей слышал, что вода в этом фонтане бьет не ниже, чем в Сен-Клу411. Огромное изваяние выполнено упомянутым уже Растрелли. Две другие водяные затеи — просто водометы, но должны быть превращены в фонтаны подобно вышеописанным в верхнем саду.

В горе, на которой стоит дворец, есть два грота, один над другим. По обе стороны от входов в гроты падают каскады — с самого верха до канала. Фигуры и вазы, во множестве стоящие по бокам снизу вверх вдоль всех малых бассейнов, выполнены из позолоченного свинца; часть из них — фонтаны, да и в некоторых упомянутых маленьких бассейнах тоже бьют водометы. В промежутках между маленькими водопадами изображены сюжеты о воде из Овидия — рельефные, золотом по синему; должно выглядеть весьма эффектно, когда вода все это омывает **   .

Оба грота глубоки, и потому в них очень прохладно. Пол и наружные площадки выложены мрамором. В нижнем гроте есть несколько маленьких водометов, и стены украшены всевозможными раковинами, правда, не столь красивыми, как в гроте петербургского Летнего двора, но хорошо уложенными. Верхний грот — из разнородных камней,

 

* В начале плотин стоят два маленьких восьмиугольных павильона.

** Вода для петергофских затей подводится за 80 верст и берется от дудергофских бумажных и других полезных фабрик. Это, разумеется, весьма сердит Коммерц-коллегию, но придворные политики говорят, что удовольствия ее величества важнее пользы страны.


239

они, однако, выглядят весьма грубыми и некоторые отдаленно напоминают людей или животных, словно бы природа таким манером забавлялась. У входа в этот верхний грот стоят в нишах четыре действительно красивых мраморных бюста, представляющие времена года.

Когда стоишь на самом верху над гротами и, следовательно, перед воротами дворца, открывается превосходнейший вид на канал и партер со всеми их водяными затеями, на лес и открытое море.

Лес этот, конечно, как уже сказано, сотворен природой, но его хорошо расчистили, все деревья очищены и подрезаны, в пустых местах посажены новые; прорублено много аллей, по сторонам которых везде растут низенькие кусты*.

По ту и другую сторону канала есть четыре пересекающиеся аллеи, а посредине образованных пересечениями звезд расположены мраморные фонтаны Адама и Евы, довольно хорошо выполненные412. Вообще здесь отовсюду открывается приятный вид — каскады, море, статуи (они, если подойти ближе, оказываются не особенно отделанными, однако достаточно хороши, чтобы замыкать перспективу) или же какой-нибудь из относящихся к Петергофу увеселительных домов.

1)  Монплезир. Он стоит на морском берегу, усеянном большими камнями, каковой фундамент отлично виден, когда подплываешь морем. Дом хорошо спланирован, в нем приятные плафоны, большинство комнат отделано  деревом  и украшено фламандской живописью; одна —  китайской вышивкой, другая украшена лаковыми панно и фарфором. Кухня облицована дельфтским камнем. Галереи на обоих концах дома тоже облицованы деревом и заполнены красивыми картинами. Галереи завершаются двумя маленькими кабинетами, каждый заполнен живописью, имеет маленький купол и из каждого открывается вид сквозь длинные крытые аллеи.

Между этими крытыми и двумя полукрытыми аллеями (почти как портиками) заключен партер, в середине которого водяная затея, а в цветниках — можжевеловые кусты, подстриженные в виде птиц и четвероногих зверей. Перспективу замыкает каскад того самого холма, на котором стоит петергофский дворец. В другую сторону ведет длинная аллея .

2)  Эрмитаж, он маленький. На второй этаж (состоящий из восьми комнат) лестницы нет, людей туда поднимают на сиденье при помощи тяжестей. Тем же путем сами собой поднимаются кушанья и все прочее потребное413.

3)  Монбижон (прежде называвшийся Марли)414 — тоже малень-

 

* Для удобрения петергофских садов там всегда стоят 400 гвардейских лошадей.


240

кий красивый увеселительный дом*. Комнаты в нем, как говорят, тоже хорошо обставлены и украшены превосходной живописью, хотя ее и меньше, чем в Монплезире. Когда двор пребывает в Петергофе, в Монбижоне обычно располагается принц Вольфенбюттельский.

4) Храм Дианы — маленький дом в античном стиле415, расположенный симметрично Монбижону**.

В хорошую погоду императрица имеет обыкновение прогуливаться до какого-нибудь из этих домов, пьет там кофе и проводит несколько часов. Екатерина же, говорят, иногда дольше бывала в Монплезире.

Жаль, что изображение Петергофа со всем к нему относящимся не выгравировано на меди, ибо все это свидетельствует о несчетных расходах основателя, о крупных идеях и добром вкусе архитектора (упомянутого выше Леблона). Будь все части хорошо выполнены и дворец побольше, то этот русский [увеселительный дом], пожалуй, не уступил бы знаменитым увеселительным домам других стран.

Ораниенбаум — один из отнятых у князя Меншикова увеселительных дворцов, он расположен между Петергофом и Кронштадтом. Говорят, он красив, а имения, лежащие близ него н, по предположениям, приносящие 4 тысячи руб. годового дохода, отданы графу Миниху в качестве столовых имений.

Восточный берег до самого Петербурга застроен, как мы уже говорили, красивыми императорскими и частными дворами. Среди первых примечательна мыза Стрельна, в которой будет красивый сад, но сам дворец пока не достроен .416

 

Екатерингоф

Екатерингоф, находящийся лишь в нескольких верстах от города, выстроен в два этажа из дерева на каменном фундаменте. От моря прорыт канал, у дома столь широкий, что можно развернуть шлюпку. На расположенном напротив и покрытом лесом острове прорублена просека, так что с верхнего этажа виден фарватер. Через лес со стороны суши проходит прекрасная аллея, почти сплошь березовая и хорошо расчищенная. Этот лес и текущая мимо вода составляют единственную, хотя и немалую прелесть Екатерингофа, ибо здесь нет сада, а только огород, да и он расположен несколько в стороне, у Калинки-

 

* Рядом с ним есть большой рыбный садок; рыбу звоном маленького колокольчика подманивают к берегу для кормления.

** Три последних дома я не имел времени осмотреть ближе, чем с весьма значительного расстояния, а потому опираюсь на слова привратника.


241

ной*; имеется также маленький зверовый двор. Нет и иных строений, кроме разрушившейся уже кухни и доброго ледника, всегда обеспеченного напитками. В комнатах лишь несколько голландских картин, зеркал и стульев, к тому же все это скверно распределено, чему причиной, возможно, ветряной механизм, проходящий посреди дома и приводимый в действие установленным на крыше флюгером, а внизу в зале и перпендикулярный циркуль показывает малейшую перемену ветра 418.

Государыня порой для разнообразия приезжает на несколько часов в этот увеселительный дом; особенно же он становится местом отдыха, когда двор выезжает из Петербурга или приезжает в него. Правящая ныне императрица ездила в Екатерингоф в тот день, когда была выслана гофмейстерина принцессы Анны госпожа Аберкасс419, так как ее величество не желала быть при дворе во время этого наказания и чтобы избежать выслушивания заступничеств, которые легко могли бы тронуть ее. Кое-кто говорит еще, что Екатерина укрывалась здесь в день повешения камергера Монса420.

На песчаной косе в нескольких сотнях саженей от Екатерингофа вверх по течению реки в сторону города и примерно в ста саженях от твердой земли Петр I заложил маленький увеселительный дом — каменный, в два этажа, состоящий из одного главного жилого корпуса и двух крыльев, которые со стороны суши заключают в себе комнаты, выходящие во двор.

Грунт хорошо укреплен сваями и поднят сажени на две над уровнем воды. Надо признать, что строитель был мастером своего дела, так как хотя дом и стоит открытым ветрам и воде и в нем никто не живет, поскольку внутренняя отделка так и не была завершена, — все же он за 15—16 лет, на протяжении которых пребывал в этом состоянии, не разрушился, как это уже произошло со многими куда более молодыми петербургскими зданиями. Наверно, Петру I нравился вид, ведь отсюда можно наблюдать окраину города, вход в Галерную гавань и все предморье до самого Кронштадта421.

 

[Монастырь Св. Александра Невского]

Монастырь Св. Александра Невского — новая обитель на реке Неве в пяти верстах от Петербурга. В монастыре 50 монахов и аббат, или архимандрит, который является членом Синода и одним из высших русских прелатов. Монахи — великие невежды, так и не сумевшие мне ясно сказать, что за человек был их патрон или когда он

 

* Калинкина — длинный каменный дом, где прежде распутные женщины пряли лен и ткали камчатное полотно для двора. Дом этот теперь отдан Измайловской гвардии под полковой, то есть для архива и хранения прочих необходимых вещей 417 .


242

жил 422. Это я потом случайно узнал из «Samlung Russischer Geschichte», где говорится, что он был в Новгороде наместником своего отца великого князя Ярослава423, и в 1241 году одержал блестящую победу над шведским королем и лифляндским рыцарством на том самом месте, где теперь стоит монастырь.

Я спросил одного монаха, говорившего на польской латыни, какими качествами и достоинствами должен обладать святой отец, чтобы быть принятым в столь важный монастырь. Он весьма искренне ответил, что ищут главным образом таких, кто имеет хороший голос для литургии.

Монастырь задуман обширным, но пока готово не более половины. Не знаю, с чего монахи взяли, будто их монастырь построен в подражание Эскуриалу424. Посредине строится церковь, по обе стороны которой будут крылья425. Уже готовое состоит из многочисленных больших и меньших помещений, все они (за исключением нескольких келий, в которых монахи живут по двое и по трое) пустуют и использовались лишь когда Петр I и Екатерина как-то однажды молились у гробницы блаженного Александра, а затем обедали в монастыре.

Там есть также две часовни: маленькая в нижнем этаже и побольше в верхнем; обе очень хорошо украшены. В большей стоит гроб святого, он из позолоченного серебра с надписью, выгравированной старыми славянскими письменами; вероятно, это его житие. На крышке нарисовано изображение. Гроб был привезен основателем монастыря Петром I из своего первоначального места — церкви Богородицы в городе Владимире426, Теперь гроб опечатан или опломбирован, и монах мне сказал, что никому, даже самому императору, ни разу не было позволено открыть его. Богомольцы подходят и целуют крышку. Ниша, в которой стоит гроб, покрыта живописными изображениями чудес Александра, с датами; на одном из них он наносит удар по голове шведскому королю*.

Монастырская библиотека мала и помимо жизнеописаний нескольких русских святых содержит лишь старые схоластические книги. Однако я видел там красивый небесный глобус из латуни, изготовленный в Голландии.

За монастырем, обнесенным рвом, там и сям стоят маленькие деревянные домики, в которых живут монахи, пока не готово большое здание; потом будет разбит и значительный сад.

Я был приглашен в комнаты архимандрита и потчеван на монас-

 

* Шафиров в своем «Рассуждении» на с. 8 называет короля Магнусом427 — не знаю, на каком основании.


243

тырский лад хлебом и солью, тарелкой редьки и несколькими рюмками водки.

Об ордене Св. Александра Невского речь шла выше, на с. 83 (с. 148 наст. изд. — Ю.Б.).

Наконец мы возвращаемся через те и другие триумфальные ворота и по Перспективной улице назад, не имея, впрочем, для осмотра более ничего, кроме Адмиралтейства и верфи*.

 

Адмиралтейство

Корабельная верфь зимой со стороны Невы заперта палисадами, выставляемыми на льду. С трех выходящих на сушу сторон она надежно укреплена, имея палисады, контрэскарп, глубокий ров с водой, высокие валы на каменном фундаменте и бастионы на четырех углах. Между валами и складами — учебные плацы, на них и на внешних укреплениях находится караул от гарнизонных полков, но перед складами стоят гардемарины.

 

Склады

Склады, идущие параллельно валам, во время Петра были низкие и лишь фахверковые; при Анне возвели мощные каменные в три этажа, хорошо защищенные железными крышами и железными же ставнями**428.

В центре средней стороны — большие ворота, только через них и никакие другие должны входить и выходить все работники. Над воротами прежде была башня***, теперь снесенная429, так как ворота, а также помещения Военной коллегии430 по обе стороны и наверху должны быть построены более прочными и вдоль складов. Дело это, вероятно, будет завершено в нынешнем году. Медные листы, которыми обошьют новую башню, уже выкованы и лежат, отшлифованные для нанесения позолоты.

Нижний этаж складов предназначен для тяжелых предметов, а два верхние — для более легких или таких, которые требуют свежего

 

* Уже после того как написал это, я узнал, что 12 августа 1736 года сгорели адмиралтейские триумфальные ворота, расположенный рядок Мытный двор, большая и малая Морские улиим, а также прочее на большом пространстве,

** Правда, не все ставни были пока еще установлены, но я видел, что большие их партии лежали наготове, они прибыли с сибирских и демидовских заводов. Этот богатый заводчик охотно бы выплачивал свой налог деньгами, но должен ежегодно поставлять 100 тысяч пудов железа — частью в изделиях, частью полосового по 56 копеек пуд. Поскольку не все это железо расходуется, Адмиралтейство обычно может продавать 40 тысяч пудов в год.

*** См. виды Адмиралтейского острова, выгравированные на меди на трех листах.


244

воздуха. Всякого рода товары — необработанные и готовые — имеют свои отдельные помещения, и над каждой дверью написано, что за нею хранится, например: железо, всевозможные кованые изделия, покрасочные материалы, масла, сало, парусина в поставах и в [готовых] парусах, флажная ткань — неразрезанная и пришитая, блоки различных размеров, вестиндское твердое дерево для колесиков и гвоздей, холст и готовые рубахи, шерстяные ткани и skipade, одежда, шляпы, сапоги и башмаки, латунь и рога, готовые фонари, потребная на кухне и на борту посуда, навигационные инструменты, мебель для офицеров, оружие для морских полков, — словом, все, что необходимо для полной постройки и оснастки корабля 431, за исключением строительной древесины и канатов, о чем речь пойдет ниже.

Склады эти — все же только запасные, так как настоящие амбары для флота находятся у гавани в Кронштадте, а из петербургских берут лишь тогда, когда что-то износится или когда строятся новые корабли. Поэтому обязательно следует заполнить кронштадтские амбары, прежде чем загружать про запас петербургские*.

За дверьми складов проходит широкий, выложенный по обеим сторонам известняком канал, он обеспечивает большое удобство, так как все товары, прибывающие в Кронштадт или вывозимые из него, могут быть тотчас спущены в прамы либо иные плоскодонные суда433.

 

Адмиралтейские мастерские

На другом берегу этого канала находятся мастерские — фахверковые и совсем низкие, но есть намерение либо возвести более высокие и массивные каменные, либо же вообще перенести их в какое-нибудь удаленное место из соображений пожарной безопасности. Здесь производятся всякие работы, какие могут быть выполнены под крышей для кораблей с материалами, имеющимися в вышеупомянутых складах.

На память о том, что мы с г-ном Хедлингером побывали в токарной, адмиралтейский советник Далисин434 велел выточить для нас из мамонтовой кости по паре запонок. Этот любезный господин, с которым прежде я обедал у адмирала графа Головина435, случайно подойдя, когда мы вошли в Адмиралтейство, сам провел нас вокруг, веля открывать все склады и мастерские, а ведь это навряд ли было поручено адмиралом приданному нам унтер-офицеру.

В кузнице теперь не делают ничего иного помимо малых предметов, так как якоря и тяжелые снасти поступают из Систербека и Олонца.

 

* Ремесленников, плотников и других рабочих при флоте в Петербурге и Кронштадте насчитывают до пяти тысяч человек432.


245

За упоминавшимися мастерскими стоят два более высоких деревянных дома. В верхних этажах (представляющих собой лишь большие чердаки) вычерчиваются чертежи каждого нового корабля, по которым потом плотники будут сверяться, работая на стапеле, В нижних — в одном месте обтесывают мачты, а в другом строят корабельные лодки и шлюпки436.

 

Верфь

Верфь так велика, что на стапелях одновременно могут стоять 10~11 кораблей, но когда я осматривал ее, было всего четыре, из них одни 90-пушечный437. Установлено, что каждый год должны сходить со стапеля три корабля; они, с тех пор как морское ведомство и склады были приведены в добрый порядок, могут спускаться на воду в одиннадцатый месяц, когда уже готовы и все чертежи кораблей, которые потом закладываются.

Два самых больших из упомянутых кораблей строят английские мастера, а два других — русские438, учившиеся во Франции и могущие, конечно, применять свои французские навыки в частностях вроде наложения досок и т.п., однако сами пропорции должны соответствовать установленным при Петре I. Вообще же теперь есть девять русских [корабельных] мастеров439.

 

Школа навигации

Старый император не только научил своих подданных кораблестроению, но и весьма пекся о штурманском искусстве*. Школа навигации, прежде находившаяся на Адмиралтейском острове, с началом строительства Нового Зимнего двора была перенесена на Васильевский остров. 40—50 морских кадет (из них некоторые женаты) постигают там науки и несут караульную службу, но не живут**440. Один англичанин обучает их навигации и астрономии441, а несколько знающих адмиралтейских офицеров показывают все необходимые на море приемы, начиная от владения веслом***. В школе есть также свой инструментальный мастер.

Кроме кадет, еще группа учеников, или маленьких школьников, учится в этом доме читать, писать и иностранным языкам; кадеты обучают их также начальным элементам навигации.

 

* Сравн.: «Преображенная Россия». С. 221.

** Они получают и униформу.

*** Когда римляне только создавали свой морской флот,  людей тоже учили  гребле посредством такой имитации. См.: Rollin. Hist. Anc. T. 1. P-


246

Адмиралтейская школа в Кронштадте для матросских детей является отдельным заведением и устроена подобно гарнизонным школам. Хорошие ученики из нее приходят иногда в морскую кадетскую школу или в гимназию*.

Последняя большая комиссия составила проект лучшего устройства навигационной школы, ибо с кончиной Петра Первого из-за отсутствия усердных руководителей дела ее весьма расстроились.

 

Корабельный лес

Используемый на петербургской верфи лес — это исключительно дуб из Казани, его за 3000 верст везут по рекам и Ладожскому каналу. Поскольку наилучший дубовый лес в государстве далековато от воды, то 15 лет тому назад начали (и до сих пор продолжают) сажать по берегам маленьких речек желуди, создавая большое удобство и запасы для потомков. Еще искривляют некоторые растущие молодые деревья — они держатся лучше, нежели согнутые при помощи огня.

Близ Архангельска дубов, конечно, нет, но имеется особая порода сосны — как говорят, необыкновенно хорошо выдерживающая воздействие воды. Поэтому там тоже основана верфь, уже настолько развившаяся, что за три года на ней построили пять ранговых кораблей. 443

Г-н асессор Альбин Грундельшерна научил русских приготовлению деревянного бальзама Ерне444, и когда им намазывают на верфи строительный лес, то всем проплывающим мимо приходится дышать довольно-таки неприятным воздухом.

 

Канатные заводы

Левее Адмиралтейства есть большая площадь, на которой стоит упоминавшаяся Исаакиевская церковь, а потом начинаются канатные крутильни, выстроенные в камне; в конце их находятся большие пеньковые и канатные склады, тоже каменные и хорошо обеспеченные припасами. Перед складами проходит широкий канал, и еще другой — по одну сторону крутилен.

Напротив канала у упомянутых пеньковых и такелажных складов расположена Новая Голландия, то есть амбары для дубового корабельного леса — как начерно обтесанного, так и в больших бревнах и

На все выходящие в морс корабли сажают для обучения несколько таких мальчиков, На корабле, который в минувшем августе месяце приходил сюда с подарками ее величеству, было восемь мальчиков в возрасте от 12 до 14 лет.


247

досках. Амбары эти — деревянные, но все стены сделаны решетчатыми, чтобы воздух хорошо проветривал помещения и высушивал доски. Зимой и в сырую погоду все эти отверстия закрывают, опустив парусину. Новая Голландия уже с трех сторон окружена водой — двумя каналами и малым рукавом Невы, а с четвертой, расположенной напротив канатных заводов, тоже намерены прокопать канал, с этой целью уже выкупив все частные дома  445  .

 

Галерная верфь

Галерная верфь находится у самой Новой Голландии. Теперь там строится новая камель446, какими военные корабли перетаскивают через мели между Петербургом и Кронштадтом, но на стапеле нет ни единой галеры; стало быть, здесь более ничто не привлекает внимания, разве только обнесенная изгородью маленькая рощица, в которой Петр I обычно устраивал угощения после спуска галер на воду. Он угощал вкусными блюдами и напитками за столом, накрытым под этими зелеными деревьями, либо выставлял бутылки с вином и холодную закуску на лежавшие на земле доски и стоя угощался сам и потчевал своих морских офицеров.

Галерные амбары окружены отчасти естественными протоками, отчасти подведенной водой. Все они деревянные; их три больших для леса и один, в котором строят шлюпки и гондолы.

На площади между ними г-н Брюкнер поставил две пилы для распиловки досок; пилы ручные и, как говорят, имеют ряд преимуществ перед обычными пильными мельницами. На том же участке суши есть еще большие деревянные провиантские склады и каменная пекарня; но все это на надлежащем расстоянии друг от друга.

Рукав Невы, проходящий, как было сказано, мимо Новой Голландии и по одну сторону галерных амбаров, теперь несколько углубляется в сушу, получая название Глухой речки447. В нем галеры стояли, пока не было завершено строительство гавани на Васильевском острове.

Узкий участок суши, омываемый этой Глухой речкой и Большой Невой, заполнен пильными, толчейными и бумажными мельницами, которые в большинстве своем были разрушены после того как подобные предприятия основали выше Петербурга на Ладожской стороне.

 

Кронштадт

Наконец, теперь мы покидаем Петербург и отправляемся вниз к Кронштадту, до которого 30 верст морского пути. Этот город, который согласно планам, должен стать очень регулярным, отчасти укреп-


248

лен, особенно со стороны фарватера. На берегу уже возведено много совершенно одинаковых каменных домов, они большие и, по моему мнению, красивее простых домов в Петербурге, все построены за государственный счет и используются тоже в нуждах короны; в них адмиралтейская и таможенная конторы, квартиры адмирала и офицеров, школа матросских детей, провиантские склады и т.д.

Однако хорошо застроена лишь одна эта сторона берега, прочие дома — сплошь деревянные и незначительных достоинств.

Все улицы имеют названия, которые по-русски и по-голландски написаны на углах, как в Париже.

Императорский дворец стоит на берегу, это красивое здание, хотя небольшое и лишенное украшений.

Я видел две русские церкви — обе деревянные, но одна из них построена хорошо448. Есть там и немецкая церковь449.

 

Гавань

Гавань очень мелкая, в самых глубоких местах едва глубже тридцати футов. Вся она обнесена большой и нашпигованной пушками плотиной. Гавань состоит из трех частей: военной, коронной и торговой. В двух первых стоят большие и меньшие коронные суда, а в третьей — купеческие, которые из-за мелководья не могут с полным грузом пройти в Петербург и из него, а должны либо воспользоваться плашкоутами, либо же брать груз из купеческих складов.

Эти склады расположены как раз перед торговой гаванью, среди тех домов, которые почти все построил Меншиков450, и хотя они такие же, как прочие, но идут не вдоль берега, а в три стороны (с четвертой — вода), образуя обширную площадь.

 

Канал и доки

Уже двенадцать лет ведут большой канал, он проложен далеко в город и в другом месте вновь выйдет в гавань*452. При ней строят также шесть доков; то и другое целиком одето тесаным камнем. Плотины, или вход в канал, выдаются на две трети ширины гавани, и глубина воды между ними и в самом канале 21 фут, хотя естественная глубина там, где начинаются плотины, не превышает 18 футов. Если еще учесть, что Кронштадт расположен порядочно высоко над уровнем воды, то надо, приняв при этом во внимание протяженность и сложность работы, признать данное предприятие великолепным и пре-

 

* Эту работу начал адмирал Сивере, теперь ее продолжает генерал-майор Люберас451.


249

восходящим многие дела, которыми похваляется один француз, утверждающий, будто его соотечественникам нет равных во вселенной.

Когда канал будет совершенно закончен, что, возможно, произойдет через три-четыре года453, в него поставят все военные корабли, поскольку мелководье и сама вода в гавани очень вредны для кораблей. Равным образом и склады, стоящие теперь на окружающей гавань плотине и пока только фахверковые, будут тогда вокруг этого канала выстроены в камне.

Для тех, кто покидает Петербург, справа от фарватера будет укрепленная гавань Кронштадта, слева Кроншлотская цитадель и вновь справа — батарея Св.Иоанна454; обе последние поставлены прямо в воде.

В семи верстах оттуда стоит на якоре брандвахта, там все проходящие на судах должны предъявлять свои паспорта. Я сделал это 14 мая 1736 года в четыре часа пополудни и счастливо прибыл сюда, в Стокгольм, поздно вечером 21 числа того же месяца.

 

Lit. G

Русская армия, в военное и мирное время содержащаяся по немецкому образцу, состоит, согласно последнему утвержденному военному штату, из следующих полков:

 

1. Лейб-гвардия                                В военное                                 В мирное время

                                время

Преображенский                                3245                                3245

Бомбардирская рота                                107                                107

Семеновский                                2436                                2436

Измайловский                                2436                                2436

Конная гвардия                                1356                                1356

9580                        9580

9581                         

2. Полевые пехотные полки 38 полков,

в каждом в военное время 1564, в мирное 1407;

вместе составляют                                59432                                53466

 

3. Пехота в Персии

17 полков по 1454 постоянно                                24718                                24718

 

4. Полевая кавалерия

Кирасиры Миниха                                980                                977

24 полка по 1229, а в мирное

время по 1096                                29436                                26304

                                30476                                27281


250

5. Драгуны в Персии

7 полков по 1240 постоянно                                8680                                8680

6. Гарнизонная пехота на Балтийском море

20 полков, в военное время по 1329, в мирное

по 1325                                26580                                26500

7. Гарнизонная пехота в [остальном]

государстве

28 полков по 1311 постоянно — 36708,

еще 2 батальона по 650 — 1300                                38008                                38008

8. Гарнизонные драгуны

4 полка, в военное время по

1182, в мирное по 1056 —

4728 и 4224

2 эскадрона, постоянно по 564 —

1128    1128                                5856                                5352

9. Лейб-гвардия, Московский батальон,

постоянно                                643                                643

10. Ландмилиция

1) на Украине

16 конных полков по 1059 — 16944

4 пехотных по 1281 — 5124                                22068                                22068

2) в Казанской губернии

4 конных полка по 1059                                4236                                4236

11. Мекленбургский корпус                                664                                664

12. Гусарская рота                                280                                280

Сумма лейб-гвардии, полевых и

гарнизонных полков, а также

регулярной ландмилиции                                231221                                221476

Полевая артиллерия и возничие                                4800                                4800

Гарнизонная артиллерия                                5200                                5200

Инженерный корпус                                750                                750

Минерная рота                                211                                211

Общая сумма                                242182                                232437

Примечания. 1) Табель, в которой все полкн указаны со своими названиями, в 1732 году представлена императрице фельдмаршалом графом Минихом. Я воспользовался экземпляром, подписанным им самим.

2)  Полки, стоявшие тогда в Персии, теперь находятся при остальной армии.

3)  Мекленбургский корпус сформирован герцогом Карлом Леопольдом и должен по тревоге идти из своей страны на русскую службу; теперь он почти не существует, людей осталось совсем мало.

4)  Состояние русской армии, какой она была несколько лет тому назад, показано в «Преображенной России» на с. 377 4!6.


251

………..


 252

КОММЕНТАРИИ

1   Неточность.  С  января  1728 до января  1732 г.  русский двор пребывал в Москве.

Имеется в виду договор между Россией и Швецией, подписанный в Стокгольме 5 августа 1735 г. и возобновлявший, повторяя в основных статьях, союзный трактат между двумя странами, который был заключен 11 февраля 1724 г. (ПСЗ.

2 Т. IX. № 6782. С. 551—557; т. VII. № 4465. С. 254—259).

3  Хедлннгер, Гедлингер Иоганн Карл (1691—1771), швейцарский медальер. С 1718 г. работал по контракту в Швеции, неоднократно его возобновляя. В 1732— 1735 гг. работал у датского короля Кристиана VI, с осени 1735 по лето 1737 — в  Петербурге.   С   1746 г.  жил  в  Швейцарии     перерывом в  1747—1748 гг.) (Svenskt biografiskt lexikon. Stockholm. 1969—1971. Bd 18. S. 478—481).

4   Фермам,   Фёрман Даниэль   (1710—1780),   шведский  медальер,  учился у И.К.Хедлингера, сопровождал его в путешествиях в Данию и Россию (Ibid. Stockholm, 1956. Bd 15. S. 491-497).

5  Фредрик I (1676—1751), шведский король с 1720 г. Верста = 1,067 км; шведская миля = 10 км.

7  Делиль Жоэеф Никола (Иосиф Николай, Осип Николаевич, 1688—1768), французский астроном. Приехал в Петербург в феврале или марте 1726 г., будучи приглашен на должность директора астрономической обсерватории. Ж.Н.Делиль оборудовал обсерваторию в башне здания Кунсткамеры. Уехал из России в 1747 г. и с тех пор оставался почетным членом Петербургской Академии наук (История Академии наук СССР. Т. I. С. 95—98).

8  Систербек — шведское название Сестры-реки. Сестрорецкий оружейный завод в Дальних Дубках близ Петербурга открылся в 1724 г. Его уникальное описание по состоянию на весну 1726 г. принадлежит анонимному польскому автору, находившемуся в составе посольства Я.К.Сапеги в Петербург (Диариуш пути из Вильно в Петербург и пребывания в нем его светлейшей милости господина Сапеги, старосты бобруйского, а теперь фельдмаршала российских войск I/ Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. С. 200—201). О заводе см.: Гаусман Р. Исторический очерк гидротехнических сооружений Сестрорецкого оружейного завода (с 1721 до 1840 г,) // Инженерный журнал. 1861,  № 2. С. 117—119; Исторический очерк развития оружейного дела на Сестрорецком заводе II Оружейный сборник. 1890. Т. 30. № 1. С. 6—10; Вранденбург Н.Е. Сестрорецкий завод в первой половине XVIII столетия:  (Материалы для истории оружейных заводов в России) II Там же. 1882. № 3. Смесь. С. 1—21.

9  Согласно статье 4 Ништадтского мирного договора между Россией и Швецией, подписанного 30 августа 1721 г. и завершившего Северную войну 1700— 1721 гг., Выборг с уездом отошел к России (ПСЗ. Т. VI. № 3819. С. 423).

10   Имеется в виду высочайшая резолюция на докладе Сената о сложении подушных денег за первую половину 1735 г. от 27 января 1735 г. (ПСЗ. Т. IX. №6681. С. 476).

11  Фогд, фогт — чиновник в Шведском государстве, ведавший сбором налогов с податного населения.

12 Ландсхевдинг (шв. landshövding) — губернатор.


253

13 Бестужев-Рюмин Михаил Петрович (1688—1760), российский дипломат и государственный деятель. Участвовал в Прутском походе 1711 г. Резидент в Лондоне (1720), полномочный министр (1721—1724) и чрезвычайный посланник в Стокгольме (1724—1726, 1731—1741), в Варшаве (1726—1731, 1744—1748), в Берлине (1730—1731, 1744), граф (с 1742), действительный тайный советник и обер-гофмаршал (с 1742), посол в Вене (1748—1752) и в Париже (1750—1760). Член Конференции при Высочайшем дворе (с 1756) (Бантыш-Каменский Д.И. Словарь достопамятных людей Русской земли. М.. 1836. Ч. 1. С. 153—162; РБС. СПб., 1900. Том «Алексинский — Бестужев-Рюмин». С. 787—796).

14  Точнее, Нотебург был взят русскими войсками 11 октября 1702 г., а Ниеншанц — 1 мая 1703 г.

15  Существовал ли на бумаге какой-либо план строительства города и порта в дельте Невы, неизвестно. Крепость, позднее получившая название Санкт-Петербург, была заложена 16 мая 1703 г., эта дата и считается днем основания города.

16  Описан Домик Петра I — первое жилое здание в городе и сохраненное до наших дней. Согласно преданию, Домик был построен 24—26 мая 1703 г. (см.: О зачатии и здании царствую щаго града Санктпетербурга II Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. Приложение 2. С. 259). Первый футляр над Домиком — павильон с галереей — архитектор Д.Трезини выстроил в сентябре 1723 г., он существовал до 1784 г. (Зязева Л.К. Домик Петра I. Л., 1983. С. 14—16; Лисаевич И.И. Доменико Трезнни. Л., 1986. С. 118—120).

17  Заячий остров.

16 Земляные валы Петропавловской крепости в 1706—1740-х гг. перестроили в кирпиче. Упомянутые внешние укрепления — это Алексеевский (построен в 1733—1740 гг.) и Иоанновский (1731—1740) равелины (Пилявский В.И. Петропавловская крепость. [Л., 1967]. С. 63).

19  Первоначальный одноэтажный деревянный обер-комендантский дом под черепичной  крышей поставили в 1704 г.   В  1718 г.  его заменили большим,  тоже деревянным. Третий возвели в 1743—1746 гг. — уже каменный и чуть дальше от южных дверей собора (Лелина Е.И. Комендантский дом Петропавловской крепости // Санкт-Петербург. 1994. № 3. С. 3).

20   Имеются в  виду голландские куранты —  набор из  35  колоколов разной величины, связанный с башенными часами и клавиатурой для исполнения музыки. Куранты были установлены на законченной в основном колокольне Петропавловского собора в  1720 г.   Погибли в пожаре 1756 г.   (Аисаевич.  И.И. Доменико Грезини. С. 86—88; Овсянников Ю.М. Доминико Трезини. Л., 1988. С. 97).

21   В   1732 г.   Анна   Иоанновна  распорядилась  разобрать   первоначальную (1711 г.) Адмиралтейскую  башню.  Новую архитектор  И.К.Коробов поставил в 1733—1736 гг. (Грабарь Н.Э. Петербургская архитектура в XVIII н XIX веках. СПб., 1994. С. 112).

22   Маленькая первоначальная деревянная церковь Исаакия Далматского, поставленная в 1710 г. на лугу против ворот Адмиралтейства, скоро обветшала, и в 1717 г. Петр I собственноручно заложил каменную, приблизительно там, где теперь стоит Медный всадник. Церковь строилась по проекту архитектора Г.И.Маттарнови; с кончиной последнего (1719 г.) работы возглавил Н.Ф.Гербель (умер в 1724 г.) и затем Я.Неупокоев. Церковь была завершена в 1727 г, и стояла до


254

1763 г. (Богданов А.И, Описание Санктпетербурга. С, 295; Колотое М.Г. Исаакиевский собор. Л.; М., 1966. С. 7; Бутиков Г.П., Хвостова Г.А. Исаакиевский собор. М., 1979. С. 6—10). Двухъярусная деревянная колокольня со шпицем сгорела от удара молнии 21 апреля или 26 июня 1735 г.; в пожаре погибли и органные часы, выписанные вместе с часами для Петропавловского собора из Голландии (Богданов А.И. Дополнение к историческому, географическому и топографическому описанию Санктпетербурга, с 1751 по 1762 год / Изд. А.А.Титов. — М., 1903. С. 131, 132; Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 304).

23   А.И.Богданов  перечисляет три  предмета из  слоновой кости,  выточенные Петром I и хранившиеся в Петропавловском соборе: крест и два паникадила — большое и маленькое (Богданов А.И. Дополнение... С. 59—61).

24  Кремлевский Михайло-Архангельский собор.

25  Подмосковный Новодевичий монастырь.

26  Ссылка на труд немецкого филолога, профессора элоквенции и истории в Кенигсбергском   университете   (1710—1735)   Иоганна  Самюэля   Стримезиуса (1648—1744) «Historische Anmerckungen über die politischen Zeitungen». 1723— 1724. Th. l—2 (Jöcher Ch. G. Allgemeines Gelehrten Lexicon... Leipzig, 1751. Tb. 4. S. 883).

27  Tout comme chez nous — все, как у нас (франц.).

28 Ссылка на с. 20 рукописи, где речь идет о Выборге: «Свобода вероисповедания полная, только пасторы остерегаются привлекать к своей вере людей греческой церкви или принимать обратно в свою веру того, кто ее переменил, а теперь вновь хочет вернуться к прежней» (Berch C.R. Rese-Anteckningar om Ryssland II Kungliga Biblioteket (Stockholm). Ms M222. S. 20).

29  Петровские войска взяли Нарву в 1704 г.

30  Стефан Яворский (в миру Симеон, 1658—1722), русский церковный деятель. Митрополит Рязанский и Муромский с 1700 г. В том же году с кончиной патриарха Адриана был назначен Петром I управлять делами церкви в должности «администратора, блюстителя, викария и экзарха» святейшего престола. С учреждением в 1721 г. Синода Стефан стал его первым президентом (Терновский Ф. Митрополит Стефан Яворский // Труды Киевской Духовной академии. 1862. Т. 1. С. 36—70. 237—290; т. 2. С. 137—186-, РБС. СПб., 1909. Том «Смеловский — Суворина». С. 413—422).

31  Трактат Стефана Яворского «Камень веры» был направлен против проникновения протестантизма в православную церковь, подчинения церкви государству, защищал чистоту православия. Идеологические противники Стефана не без основания обвиняли его в симпатиях к католицизму. Биограф Стефана назвал его «ревностным противником протестантов и главным представителем католического рационализма  в   нашей   церкви»   (Самарин   Ю.Ф.   Стефан  Яворский   и   Феофан Прокопович II Самарин Ю.Ф. Сочинения. М., 1880. Т. 5. С. 34). О полемике вокруг «Камня веры» см. в кн.: Чистович H.A. Феофан Прокопович и его время. СПб., 1866. С. 366—385.

32  Цирюльник Фома Иванов, член возникшего в самом конце XVII в. кружка вольнодумцев, возглавляемого лекарем Д.Е.Тверитиновым и отрицавшего, в частности, обрядовую сторону религии. С раскрытием в 1713 г. кружка Стефан Яворский вел по этому делу следствие. В 1714 г. Ф.Иванов был сожжен на московской

 


255

Красной площади в срубе (Самарин Ю.Ф. Стефан Яворский и Феофан Прокопо-вич. С. 56—57; Корецкий В.И. Вольнодумец XVIII века Дмитрий Тверитинов II Вопросы истории религии и атеизма. М„ 1964. [Вып]. 12. С. 244—266; Шульгин B.C. Религия и церковь II Очерки русской культуры XVIII века. М., 1987. Ч. 2. С. 361). Казнь Ф.Иванова подробно описана немцем-очевидцем (но наблюдатель ошибочно назвал его Фомой Тверитиным), опубликовано в кн.: Winter E. Halle als Ausgangspunkt der deutschen Russlandkunde im 18. Jahrhundert, Berlin, 1953 (Deutsche Akademie der Wissenschaften zu Berlin. Veröffentlichungen des Instituts für Slavistik. № 2). S. 353—355.

33 Долгорукие, Долгоруковы, знатный княжеский род, представители которого захватили фактическую власть в стране при подростке-императоре Петре II Алексеевиче.

34 Вратислав Дмитрович Карл Франциск, граф, австрийский государственный деятель и дипломат. Тайный советник, чрезвычайный посланник в Петербурге

(1728—1733).

35   Петр I  с его протестантскими склонностями  запретил издавать   «Камень веры». При Петре II, когда к власти ненадолго пришла старая московская аристократия, член  Синода Феофилакт Лопатинский опубликовал этот трактат.  Труд вышел в Москве (1727), потом в Киеве (1730) и затем многократно переиздавался (Самарин Ю.Ф. Стефан Яворский и Феофан Прокопович. С. 58).

36  Название переводится с немецкого как «Молот Господа, разбивающий скалы». Речь идет о сочинении Феофана Прокоповича «Молоток на «Камень веры» (по другим спискам: «Рассуждение о Камне веры»). См. о нем: Чистович И.А. Феофан Прокопович и его время. С. 385—407.

37 Швед упомянул труд Иоганна Арндта. Первое русское его издание вышло, по Ю.Ю.Битовту, в 1784 г. под названием: «О истинном христианстве Иоанна Арндта шесть книг, с присовокуплением Райскаго Вертограда и других некоторых мелких сочинений сего писателя» (Битовт Ю.Ю. Редкие русские книги... № 2065. С. 406; см. также № 2621. С. 535—536).

38 Упомянут труд голландского правоведа Хуго Гроциуса (Хейга де Гроота, 1583—1645) «Истина христианской религии» (1627).

39  Иностранные наблюдатели охотно описывали зимние развлечения русских, см. обзор в статье: Беспятых Ю.Н., Сухачев Н.Л. Петербургский быт в Россике XVIII в. // Петербург и губерния: Историке-этнографические исследования. Л., 1989. С. 58—59, 61—63.

40  Шведская крепость-Ниеншанц, взятая войсками Петра I 1 мая 1703 г., была по его приказу срыта; часть материалов пошла на строительство Петропавловской крепости.

41  То есть Э.И.Бирона.

42  То есть в Летнем саду у Летнего дворца.

43 Шведский локоть (aln) = 59,4 см.

44 Слово (явно ругательное) в рукописи опущено.

45 Это круглые или квадратные так называемые «бородовые знаки». Они были разных размеров. Надписи гласили: «деньги взяты», с годом, проставленным на оборотной стороне, либо — «с бороды пошлина взята. 1723», и т.п. См. также примеч. 85 к тексту Ф.Дэшвуда.


256

46   Имеется в виду Иван IV Васильевич Грозный (1530—1584), московский великий князь (с 1533) и первый русский царь (с 1547).

47  «По свидетельству Плутарха, жрецам не дозволялся развод, а с кончиной жены   жреческий  сан  с себя  слагали»   (перевод А.Ю.Беспятых).      Плутарх (ок. 45 — ок. 127) — древнегреческий писатель и историк.

48  Упомянуты святочные забавы «потешной» компании Петра I — всешутейшего, или всепьянейшего собора (см.: Семенова Л.Н. 1) Общественные развлечения в Петербурге в первой половине XVIII в. II Старый Петербург: Историко-этнографнческие исследования. Л-, 1982. С. 155—161; 2) Очерки истории быта и культурной жизни России: Первая половина XVIII в. Л., 1982. С. 176—199).

49   Сенат поначалу размещался в Петропавловской крепости, затем (с 1718 г.) в  мазанковом здании  Коллегий и  Сената на Троицкой  площади.   В  1733 г.  он переехал в Здание Двенадцати коллегий на Стрелке Васильевского острова, возводившееся специально для высших государственных учреждений, а старое здание Коллегий и Сената вскоре было снесено (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 73, 74).

50  Монетный двор с 1724 г. и до конца XVIII в. располагался в Петропавловской крепости — в Трубецком бастионе. Переведенный в 1728 г. в Москву, он вернулся в Петербург спустя 10 лет (Спасский И.Г. Петербургский монетный двор от возникновения до начала XIX века. Л., 1949. С. 21, 24—26, 27).

51  Речь идет о Кронверкской протоке, отделяющей Заячий остров от Петербургского (Троицкого, Городового, Березового, Петроградского), а также о Малой Неве между последним и Васильевским островом.

52 Деревянная соборная церковь Святой Живоначальной Троицы (Троицкая) была возведена в 1710—1711 гг. вместо первой, поставленной уже в 1703 г.; церковь дала название площади н одно из названий всему острову. Храм неоднократно перестраивался и отстраивался после пожаров (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 291—294; Немиров Г.А. Троицкий собор, что на Петербургской стороне, в 1703—1903 гг.: Историческая справка. СПб., 1905. С. 65— 70). Снесен в 1927 г. (Канн П.Я. Петропавловская крепость. Л., 1957. С. 40, примеч. 1).

53 Сына Петра I и его первой жены Евдокии (Авдотьи) Федоровны Лопухиной Алексея Петровича (1690—1718), скончавшегося (илн убитого) в каземате Петропавловской крепости 26 июня 1718 г. (Ефимов С.В. Дело царевича Алексея и политическая борьба в России в начале XVIII в.: Дипломное сочинение. СПб.,

1993. С. 105—121).

54 Бракосочетание Анны Петровны (1708—1728) — старшей дочери Петра I и его второй жены Екатерины Алексеевны — с герцогом Гольштейн-Готторпским Карлом Фридрихом (1700—1739) состоялось уже после кончины первого императора 21 мая 1725 г. в Петербурге (Походный журнал 1725 года. СПб., 1855. С. 7; Приложения. I. С. 47—53, 63; Петров П. Цесаревна Анна Петровна (1708—1728): Биографический очерк II Сборник исторических материалов и документов, относящихся к новой русской истории XVIII и XIX века. СПб., 1873. Паг. 2-я. С. 83—123).

55 Автор говорит о шедевре русского литейного искусства — московском Царь-колоколе, отлитом 25 ноября 1735 г. по чертежам И.Ф.Моторика на осколков колокола начала XVII в. (с добавлением меди), который был разбит при пожаре 1704 г. Новый колокол весил 12327 пудов 19 фунтов (Рубцов H.H. История


257

литейного производства в СССР. Ч. 1. IXXVIII вв. М.; Л., 1947. С. 87—96; Приложение IV. С. 260; Иванов П. Исторические сведения о большом колоколе, лежащем в М[осковском] Кремле близ Ивановской колокольни. М., 1835. С. 1— 11; Приложения. С. 15—22). При московском пожаре 1737 г. колокол «упал в яму, при чем вышибен ему край ударившимся в него брусом» (Иванов П. Исторические сведения... С. 4; см. также с. 8). 56 Троицкая пристань.

57  Феофан (Элеазар) Прокопович (1681—1736), русский церковный и политический деятель, историк, философ. Ректор Киево-Могилянской академии (с 1711), епископ Псковский (с 1718), вице-президент Синода (с 1721), архиепископ Новгородский (с 1724). Автор трудов «История императора Петра Великого от рождения его до Полтавской баталии и взятия в плен остальных шведских войск при Переволочне,   включительно...»,   написанного ок.   1713 г.   и  дважды   изданного (1773, 1788), и «Краткая повесть о смерти Петра Великого, императора Российского» (первое издание —  1726 г., последнее — 1831), а также политико-философских  трактатов,   сочинений  о  поэтическом  искусстве   и  др.   (Чистович  ИЛ. Феофан  Прокопович  н его  время;  Самарин  Ю.Ф.  Стефан Яворский и  Феофан Прокопович).

58  Это не каменный, а мазанковый собор Успения Пресвятыя Богородицы «на берегу Малой Невки против Васильевскаго острова»  (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга.  С. 297),  построенный в  1712 г.  и имевший два придела — Рождества Иоанна  Предтечи и  Св.Николая Чудотворца.  Главный престол был освящен гораздо позднее приделов — только 4 апреля 1719 г.; в народе собор называли «Николой Мокрым» и «Николой на Мокрушах». В 1740 г. вместо этого обветшавшего храма начали  строить каменный  (Столпянский  П.Н.  Петербург: Как возник, основался и рос Санкт-Питербурх. Пг., 1918. С. 99; Лебедева ЕЛ.. Петроград и его святыни. СПб., [1995]. С. 51).

59 Каменный собор Св.Сампсония Странноприимца на Выборгской стороне (заложен в 1728 и освящен в 1733 или 1740 г.) построили вместо обветшавшей деревянной церкви, заложенной Петром I в 1710 г. в память о Полтавской победе — она была одержана 27 июня, в день св.Сампсония (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 299; Аплаксин А.П, Сампсоновский собор в С.-Петербурге: 1709—1909. СПб.. 1909. С. 1).

60  Иноверческое кладбище, которое называли «у Сампсона», находилось ближе к Большой Неве от собора (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 204).

61 Упомянута Московская Ямская слобода на московской дороге (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 186).

62  Ягужннскнй Павел Иванович  (1683—1736), российский государственный деятель и дипломат. Родился в Польше, с 1687 г. жил в России. С 1701 г. служил в петровской гвардии. Генерал-адъютант (с 1712). Участвовал в русско-шведских переговорах на Аландском конгрессе 1718—1719 гг. Посланник в Вене (1720— 1721), первый генерал-прокурор Сената (с 1722), посол в Варшаве (1726—1727), генерал-аншеф    1727),   обер-шталмейстер    1728),   сенатор      1730),   граф (с 1731),  посланник в   Берлине   (1731—1734),   кабинет-министр   (с 1735). Умер 6 апреля 1736 г., погребен в Александро-Невском монастыре (Бантыш-Каменский Д.Н.  Словарь достопамятных людей Русской  земли.   СПб.,   1847.  Ч.   3.


258

С. 560—574;   Голомбиевский  A.A.   Сотрудники   Петра   Великого:   I.   Граф П.И.Ягужинский. И. Князь А.Д.Меншиков. М., 1903. С. 3—48).

63  На с. 21—22 рукописи швед по собственным впечатлениям описал состоявшиеся в  Выборге торжественные похороны высокого офицера.   О посохах,   или жезлах, сказано следующее: «Еще были четыре траурных посоха с нарисованным на них в самом верху на жести гербом Кулонов. Эти жезлы... были перевязаны длинными кусками  белой тафты,   на ней висел черный флер (Berch  С.R.  Rese-Anteckningar om Ryssland. S. 22). То были похороны генерал-лейтенанта и выборгского обер-коменданта Алферия Декулона (Де Кулона).

64  Явный пропуск нескольких слов в рукописи.

65 Орден Св. Александра Невского был учрежден в 1725 г., орден Св.Андрея Первозванного — по-видимому, в 1698 г.

66  Партазан, протазан — «копье с длинным древком н двумя серповидными отрогами» (Словарь русского языка XIXVII ав. М., 1988. Вып. 14. С. 156).

67   Геннин Виллнм Иванович (Георг Виллим) де (1676—1750), артиллерист, инженер, специалист по горному делу и металлургическому производству. Голландец,  в России с   1698 г.  Участник  Северной войны  1700—1721 гг.   В 1712 г. строил в Петербурге Литейный двор и пороховые заводы. В 1713—1722 гг. заведовал Олонецкими металлургическими и металлообрабатывающими заводами. Автор проекта Сестрорецкого оружейного завода в Дубках близ Петербурга и руководитель   его   строительства   (1721).   В   1722—1734 гг.   начальствовал   над казенными горными предприятиями на Урале. Генерал-поручик (с 1728). Управлял Главной  Артиллерийской  канцелярией   (1735—1737),   член   Военной   коллегии (1737), заведовал Сестрорецким оружейным заводом (1735). Оставил капитальный труд:  «Описание уральских н сибирских заводов.  1735»  (издан:  М., 1937) (Верх В.Н. Жизнеописание генерал-лейтенанта В.И. Геннина, основателя российских горных заводов // Горный журнал. 1826. Кн. 1. С. 51—72; кн. 3. С. 89— 143; кн. 4. С. 85—132; кн. 5. С. 87—159; кн. 9. С. 85—150; 1827. Кн. 2. С. 107—128; кн. 5. С. 135—217; Злотников М.Ф. Первое описание уральских и сибирских заводов // Геннин В.И. Описание... С. 11—64).

68   У  П.И.Ягужннского было 2  сына  и 6 дочерей:  Наталья   (1716—1786), Екатерина (ум. 1738) и Прасковья (ум. 1775) от первого брака с Анной Федоровной Хитрово (ум. 1733); Анастасия, Мария и Анна (1732—1801) — от второго брака с Анной Гавриловной Головкиной (Голомбиевскии A.A. Сотрудники Петра Великого... С. 35, 40, примеч. 3; Гельбиг Г. Случайные люди в России // РА. 1865. Т. 3. Стб. 432, примеч. 39).

69  Сравн. описание этих похорон у Г.Гельбига, отметившего, что оно «дословно списано с современной  рукописи». Дату похорон он  привел  по  григорианскому календарю — 28 апреля (Гельбиг Г. Русские избранники и случайные люди // PC. 1886. Т. 50. Апрель. С. 74—75).

70  В 1736 г. в Петербурге находился калмыцкий хан Черен-Дондук, вызванный сюда императрицей (ПСЗ. Т. IX. № 7103. С. 978).

71 Точнее, не Полицейская коллегия, а Главная полнциймейстерская канцелярия; она строилась на коллегиальных началах и являлась органом местного управления (Высоцкий И.П. С.-Петербургская столичная полиция и градоначальство: Краткий исторический очерк. 1703—1903. СПб., 1903. С. 5—52).


259

72 Погребение ламы состоялось в районе Казачьей слободы н Верхней Охты на правом берегу Невы. Русский источник, глухо цитированный П.Н.Петровым, сообщает о сожжении тела «духовного ламанца, бывшего здесь при калмыцком хане» (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 305). Похороны подробно описаны П.С.Палласом ([Pa//as P.S.] /Beschreibung der feierlichen Verbrennung eines Ыта oder Oberpriesters II Neue Nordische Beitrage zur physikalischen und geographischen Erd- und Völkerbeschreibung, Naturgeschichte und Oekonomie. SPb.; Leipzig, 1782. Bd III. S. 387—392). Отсюда это описание заимствовал Х.Шмидт-Фиэелъдек ([Schmidt-Phiseldek Ch.] Materialen zu der Russischen Geschichte seit dem Tode Kaisers Peters des Grossen. Riga, 1784. Th. 2. S. 171—178). Кратко церемония изложена также Х.Раймерсом ([Reimers H.] St.Petersburg am Ende seines Ersten Jahrhunderts: Mit Rückblicken auf Entstehung und Wachsthum dieser Residenz unter den verschiedenen Regierungen wahrend dieses Zeitraums. SPb., 1805. T. I. S. 215). Есть также свидетельство на русском языке: Описание погребательного препровождения н обрядов, какие имели калмыки при сожжении тела Чакур Ламы недалеко от Санктпетербурга в майе месяце 1736 года II Собрание сочинений, выбранных из месяцесловов за разные годы. СПб.. 1785. Ч. I. С. 181—189.

73  Штатс-контора (коллегия) ведала государственными расходами,

74  Созданная в 1726 г. Коллегия экономии управляла церковными и монастырскими землями и подчинялась Синоду.

75 Гагарин Матвей Петрович (ум. 1721), князь, российский государственный деятель. Стольник (с 1686), воевода в Нерчинске (1693—1695). Руководил строительством шлюзов и каналов (с 1701). Глава Сибирского приказа (с 1706), московский комендант (с 1707), сибирский генерал-губернатор (1708—1719). В январе 1719 г. арестован за злоупотребления и 16 марта 1721 г. казнен в Петербурге (Бантыш-Каменский Д.Н. Словарь... М., 1836. Ч. 2. С. 7—12; РБС. М., 1914. Том «Гааг — Гербель». С. 75—82). Синод до 1741 г. размещался в доме М.П.Гагарина (прежде дом принадлежал Р.В.Брюсу и был князю подарен), после казни которого передан в казну (Столпянский П.Н. Петербург... С. 69).

76 То есть Юстиц-коллегии лифляндских, эстляндских и финляндских дел.

77 «Аугсбургское исповедание» (Confessio Augustana), документ, излагающий основы лютеранского вероучения, составлен Ф.Меланхтоном под наблюдением самого М.Лютера. Был готов к 1530 г., но официально признан лишь в 1555 г. по условиям Аугсбургского религиозного мира и с тех пор признается всеми лютеранами как текст, содержащий оправдание их веры как истинной (Nordisk familjebok... Stockholm, 1904. Bd 2. S. 397—398).

78 Мазанковый (фахверковый) Гостиный двор, построенный взамен первоначального (1705 г.), сгоревшего 28 июля 1710 г., на Троицкой площади в 1713 г. Разобран в 1737 г. (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 109; Овсянников Ю.М. Доминико Трезини. Л,, 1988. С. 55; Богданов H.A. Первые гостиные дворы Петербурга // Блокнот агитатора. Л., 1985. № 7. С. 50 — 52). Описан французским путешественником в 1726 г. (Мотрз О. де ла. Из «Путешествия...» // Беспятых Ю-Н. Петербург Петра I. С. 220).

79 Каменный гостиный двор у берега Малой Невы на Васильевском острове был построен по проекту Д.Трезини в 1722—1735 или в 1721—1737 гг.; часть этого здания сохранилась доныне (Бунин М.С. Стрелка Васильевского острова:


260

История формирования архитектурного ансамбля (здания Академии наук. Военно-морского музея, Университета и др.). М.; Л., 1957. С. 183—189, 351—352; Богданов И.А. Первые гостиные дворы Петербурга. С. 53—54).

80 Каменный гостиный (Сытный) двор на Мойке около Зеленого (Полицейского, Народного) моста был построен в 1719—1720 гг. по проекту Г.И.Маттарновн (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 109—110; Богданов И.А. Гостиный двор. Л., 1988. С. 14). Сгорел в пожаре 11 августа 1736 г. уже после отъезда К.Р.Берка из Петербурга.

81  Новый деревянный гостиный двор на пересечении Большой Прешпективой (Невской першпективы.  Невского проспекта)  и новой  Прешпективой  (Большой Садовой улицы) был завершен в 1737 г. (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 111; Богданов И.А. 1) Гостиный двор //Диалог. Л.. 1987. № 15 (30). С. 27; 2) Гостиный двор. Л., 1988. С. 15, 16).

82  Провиантские магазины (склады) вдоль Невы на Выборгской стороне существовали с 1711 г., пеньковые амбары с 1718 г. В 1732 г. близ госпиталей были поставлены два больших каменных (а не фахверковых) магазина (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга- С. 142, 143).

83 Мазанковое  здание  госпиталя на   Выборгской стороне было возведено в 1717—1719 гг. но уже в 1719 г. последовал указ его сломать и ставить каменное, которое и завершили в 1726 г. (Ауппов С.П. История строительства Петербурга. С. 34, примеч. 70; Грабарь И.Э. Петербургская архитектура... С. 42).

84  Кронштадтский генеральный адмиралтейский (морской) госпиталь на острове Котлнн открылся в 1720 г. (Чистович Я. История первых медицинских школ в России. М.,  1883.  С. 205). Он стоял на северо-восточной оконечности острова (Розадеев Б.А., Сомина P.A.. Клещъва A.C. Кронштадт: Архитектурный очерк. Л., 1977. С. 33).

85   Генеральный адмиралтейский (морской)  госпиталь на Выборгской стороне был открыт в 1716 г., сухопутный — в 1717 г. {Чистович Я. История первых медицинских школ... С. 150—152, 192—193).

86  По А.И.Богданову, эту каменную церковь достроили в 1741 г. (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 138). По И.Э.Грабарю, в 1741 г. П.А.Тре-зинн подготовил проект церкви, но «постройке не суждено было осуществиться» (Грабарь И.Э. Петербургская архитектура... С. 42).

87  Парижский госпиталь Шарите (Höpital de la Charite) на улицах Сен-Пьер и Тарани (Русский дипломат во Франции:  (Записки Андрея Матвеева)   /  Публ. подготовлена  И.С.ШарковоЙ.   Под  ред.  А.Д.Люблинский. —  Л.,   1972.  С. 69, 70, 249).

88 «Регламент о госпиталях и о должностях определенных при них комиссаров, докторов, писарей и прочих» (гл. XLVIILII «Регламента о управлении Адмиралтейства и верфи...» от 5 апреля 1722 г. (ПСЗ. Т. VI. № 3937. С. 591— 600). 24 декабря 1735 г. датирован аннинский «Генеральный регламент о госпиталях и о должностях определенных при них докторов н прочих медицинскаго чина служителей, также комиссаров, писарей, мастеровых, работных и прочих ко оным подлежащих людей» (ПСЗ. Т. IX. № 6852. С. 662—682; то же в кн.: Чисто-вич Я. История первых медицинских школ... Приложение I. С. IIIXXVIII).

89 То есть Медицинская канцелярия; Медицинская коллегия как орган цент-


261

рального управления была образована указом от 12 ноября 1763 г. (Чистович Я. История первых медицинских школ... Приложение VII. С. XLVII—LV).

90 Ингерманландия — немецкое н шведское название Ижорской земли (Ижоры), территории по южному побережью Финского залива, левому берегу Невы и юго-западному Приладожью. Встречается также латинское (и английское) название Ингрия.

91  Для  нас  более  привычно название  Литейный  двор  (Пушечный литейный двор). Его комплекс охватывал помимо собственно «литейного анбара», где отливали орудия, также кузницу, токарную и другие мастерские. Продукцию хранили на Пушечном дворе (Родзевич В.М. Историческое описание С.-Петербургского Арсенала за 200 лет его существования: 1712—1912 гг. СПб., 1914. С. 27—88).

92 Алексей Петрович.  Его дворец на Московской стороне,  поставленный, по П.П.Пекарскому, в 1711 г., был мазанковым, с черепичной кровлей. Царевич жил в нем с августа 1713 г. (Пекарский П.П. Петербургская старина II Современник. 1860.  Т.   82.   С. 173).   По  И.Э.Грабарю,   дворец построили  в   1714 г.   (Грабарь Н.Э. Петербургская архитектура... С. 19). Стоявший рядом дворец родной сестры Петра I Натальи Алексеевны (1673—1716) был, по сведениям П.П.Пекарского, тоже мазанковым и крытым черепицей (Пекарский П.П. Петербургская старина. С. 173), а согласно И.Э.Грабарю — каменным (Грабарь И.Э.  Петербургская архитектура... С. 19). Там же стоял дворец царицы Марфы Матвеевны (Апраксиной, 1664—1715), вдовы царя Федора Алексеевича (1661—1682).

93 Должно быть, речь идет о доме П.М.Апраксина за Литейной прешпективной дорогой, в сторону Смольного двора, где в 1727 г. разместились Берг- и Мануфак-тур-, а также Коммерц-коллегия (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 251).

94 Имеется в виду дом казненного в 1718 г. А.В.Кикина (Кнкнны палаты) на Московской стороне, в котором с 1719 г. и до постройки специального здания на нынешней Университетской набережной размещались коллекции Кунсткамеры. Она была торжественно открыта в новом помещении 25 ноября 1728 г. (Стакю-коеич Т.В.  Кунсткамера  Петербургской Академии наук.   М.;  Л.  1953.   С. 58; Итпс Р.Ф.  Кунсткамера. Л.,   1980. С. 17;  Бунин М.С.  Стрелка   Васильевского острова...   С. 141—144). Следовательно.   К.Р.Берк передает уже устоявшееся в традиции название «Кикины палаты».

95  Упомянут  план   Петербурга   (Grundriss  der   Festung,   Stadt   u.   Situation St.Petersburg),   помещенный  в   первой  части труда ганноверского резидента  на вклейке между с. 432 и 433 (Weber I).  План воспроизведен также с этого издания на переднем форзаце в кн.:  Беспятых Ю.Н.  Петербург Петра  I. — Однако швед ошибается, полагая, будто перечисленные им постройки отмечены на этом плане, — показан один только дом Алексея Петровича (под литерой I). На изданном в Нюрнберге И.Б.Хоманом плане Петербурга 1717 г. из жилых построек  в   этом  месте отмечены   лишь дома  царевича и  генерал-фельдцейхмейстера Я.В.Брюса (см. план в кн.: Очерки истории Ленинграда. М.; Л., 1955. Т. I. На вклейке между с. 128 и 129).

96 Речь идет о строительстве архитектором И.Я.Шумахером в 1733—1738 гг. каменного Литейного дома вместо мазанкового.

97  В 1734 г.  в ходе войны за  «польское наследство»   (1733—1735)  русская


262

армия под командованием генерал-фельдмаршала Б.К.Миниха и флот под командованием адмирала Т.Гордона осаждали Данциг (Гданьск).

98 Принц Гессен-Гомбургский Людвиг Иоганн Вильгельм стал генерал-фельд-цейхмейстером уже в июле 1735 г. (Бантыш-Каменский Д.Н. Биографии российских генералиссимусов  и   генерал-фельдмаршалов,   М.,   1991   (репринт издания 1840 г.). Ч. 1. С. 236; Сб. РИО. Юрьев, 1902. Т. 114. С. 352—353).

99  Б.К.Миних.

100  Каменная церковь Св.Симеона Богоприимца и Анны Пророчицы на Фонтанке (поныне сохранившаяся) построена М.Г.Земцовым в 1730—1734 гг. вместо обветшавшей деревянной (1712 г.) и освящена 27 января 1734 г. (Иогансен М.В-Михаил Земцов. Л., 1975. С. 68—72).

101  Казармы   («светлицы») конной гвардии, учрежденной указом от 6 марта 1732 г. (ПСЗ. Т. VIII. № 5974. С. 637—642), были построены в 1734 г. между Смольным двором и будущим Таврическим дворцом (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 188). Они показаны, напр., на плаке Петербурга 1737 г. в кн.: Очерки истории Ленинграда. Т. I. На вклейке между с. 144 и 145.

102 Старым Зимним днором К.Р.Берк вслед за петербуржцами называет Третий Зимний дворец.   Первый был построен Д.Трезини в  1710—1711 гг., второй — Г.И.Маттарнови в 1715—1716 гг.  (в нем умер Петр I), третий — Д.Трезини в 1726—1728 гг.,   когда вокруг двора  Второго Зимнего дворца были  возведены двухэтажные корпуса покоем с галереями внутрь (Грабарь И.Э. Основание и застройка Петербурга II Русская архитектура первой половины XVIII века: Исследования и материалы. М., 1954. С. 99—100; Овсянников Ю.М. Доминико Тре-эини. С. 142, 146).

103 Петр II жил во дворце А.Д.Меншикова на Васильевском острове. Светлейший князь еще в 1727 г., при императрице Екатерине I, начал строить на территории своего дворца на набережной дворец для юного Петра, но Д.Трезини успел возвести лишь фундамент. Дворец был завершен строительством в 1759—1761 гг. «для покоев кадетского корпуса»  (Богданов А.И. Дополнение... С. 12, 15, 25). Теперь в нем размещаются филологический и восточный факультеты С.-Петер-бургского государственного университета.

104 То есть в Летний дворец.

105 Петр II уехал с двором в Москву 9 января 1728 г.; Анна Иоанновна вернулась оттуда в Петербург 15 января 1732 г.; торжественный въезд состоялся на следующий день (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 266).

106 Савва (Сава) Лукич Владиславич-Рагузинский (или: Рагузинский-Владиславич, 1668—1738), граф, российский государственный деятель, дипломат, богатый финансовый агент и купец. Серб, с 1702 или 1703 г. жил в Москве,  потом в Петербурге.  В   1710 г.  произведен Петром I   в надворные советники.  В  1711— 1722 гг. представлял интересы России в Черногории, Венеции и Риме. В 1725 — 1728 гг. возглавлял русское посольство в Китай. Выполнял также личные поручения   Петра  I   (Павленко  И.И.   1)   Савва  Лукич   Владиславич-Рагузинский  II Сибирские огни, 1978. № 3; 2) Птенцы гнезда Петрова. М., 1994. С. 331—366; Станишич И.Я- Деятельность Савы  Владиславича  в  России //  Петербургские чтения:  Научная конференция, посвященная 290-летию Санкт-Петербурга.  24— 28 мая 1993 года: Тезисы докладов. СПб.. 1993. Вып. 2. С. 71—72).


263

107  Цесаревна Елизавета Петровна жила на построенном Петром 1  в 1720 г. (по другим данным — позднее, уже Аннон Иоанновной) «Запасном (Смольном) дворе» неподалеку от казарм конной гвардии (Богданов А.И. Описание Санктпетербурга. С. 61—62; Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 271, 272).

108 Речь идет о строительстве Зимнего дворца для Анны Иоанновны по проекту Франческо Бартоломео   (Варфоломея   Варфоломеевича)   Растрелли в   1732 — 1736 гг.   Дворцовый   комплекс   охватил   территорию,   занимаемую   домами Ф.М.Апраксина, А.В.Кикина, С.Л.Владиславича-Рагузинского, П.И-Ягужинско-го. А.И.Румянцева, Г.П.Чернышева (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 271;    Грабарь И.Э.   Основание   и   застройка   Петербурга.   С. 109;   Овсянников Ю.М,   Франческо   Бартоломео   Растрелли.   Л.,   1982.   С. 142—144;    Денисов Ю.М., Петров А.И. Зодчий Растрелли: Материалы к изучению творчества. Л., 1963. С. 8).

109 Карл XI (1655—1697), шведский король с 1660 г.

110 Эренстраль Давид (1628—1698, до возведения в дворянское достоинство (1674) — Клёкер). Немецкий художник из Гамбурга. С 1652 г. жил и работал в Швеции. Придворный портретист шведских монархов (с 1661), гофинтендант (с 1690) (Svenskt biografiskt lexikon. Stockholm. 1949. Bd 13. S. 369—380).

111Ульрика Элеонора Старшая (1656—1693), дочь датского короля Фредрика III и жена шведского короля Карла XI.

112 Густав II Адольф (1594—1632), шведский король с 1611 г.

113 Делагарди Понтус (ум. 1585), выходец из Южной Франции, полководец, с 1580 г. успешно командовавший шведскими войсками против России в Ливонской войне 1558—1583 гг.

114 Фредрик IV (1671—1730), датский король с 1699 г.

115 Двухэтажный мазанковый Почтовый двор (дом) у Невы на Лебяжьей канавке, куда выходила к Неве дорога из Москвы, был поставлен не позже 1714 г. Почту в  1730 г.   перевели отсюда к Исаакиевскому собору;  здание Почтового двора было снесено не позже 1731 г. (богданое А.И. Описание Санктпетербурга. С. 148—149; Богуславский Г.А. Первый Почтовый двор II Блокнот агитатора. Л., 1984. № 11. С. 47—54).

116 Ладожский канал нз реки Волхов в Неву в обход бурной, губившей много судов Ладоги был прокопан в 1718—1733 гг. в соответствии с петровским именным указом Сенату от 19 сентября 1718 г., начинавшимся словами: «Понеже всем известно,  какой убыток общенародной есть сему новому месту от Ладожскаго озера, чего необходимая нужда требует, дабы канал от Волхова в Неву был учинен; того ради оную работу яко последнюю главную нужду сего места не медля начать...»   (ПСЗ.  Т.  V.   № 3228.   С. 588;  другую  редакцию  указа  цитирует С.М.Соловьев (История России с древнейших времен // Соловьев С.М. Сочинения. М., 1993. Кн. VIII. Т. 16. С. 450—451).

117  Эзель — остров в Балтийском море.

118 Растрелли Франческо Бартоломео (Варфоломей Варфоломеевич, 1700 — 1771), итальянец, российский архитектор. Граф (с 1704). В Петербурге с 1716 г. Был здесь придворным архитектором с 1730 по 1763 г. В Петербурге помимо аннинского Зимнего дворца построил собор Смольного монастыря (1748—1764), перестроил Большой дворец в Петергофе (1747—1752), возвел Екатерининский


264

дворец в Царском Селе (Пушкине) (1754—1756), последний Зимний дворец для Елизаветы Петровны (1754—1762), Летний дворец в Третьем Летнем саду (1741—1747). дворцы Д.Кантемнра (1721—1727), М.И.Воронцова (1744) и С.Г.Строганоаа (1752—1754), Манеж (1732) и другие здания (Козьмян Г.К. Ф.-Б.Растрелли. Л., 1976; Овсянников Ю.М. Франческо Бартоломео Растрелли. Л., 1982; Алексеева Т.В. Франческо-Бартоломео Растрелли н русская культура II От Средневековья к Новому времени: Материалы и исследования по русскому искусству XVIII — первой половины XIX века. М., 1984. С. 131-140; Денисов Ю.М,, Петров АН. Зодчий Растрелли...; Грабарь И.Э. Петербургская архитектура... С. 119—155).

119 Бонде, Бунде Нильс, граф, голыптинскин государственный деятель и дипломат. Обер-камергер, чрезвычайный посланник в Петербурге (1728—1736).

120 Растрелли Бартоломео Карло (1675—1744), скульптор, граф (с 1704), отец Ф.Б.Растрелли- В Петербурге с 1716 г. Занимался архитектурно-планировочными к отделочными работами в самом городе  и в загородных резиденциях, строил фонтаны и Большой каскад в Петергофе (1721—1723), но известность приобрел прежде всего своими скульптурными произведениями, среди которых бронзовый конный монумент Петра I. отлитый в 1744—1746 гг. н в 1800 г. установленный перед Михайловским (Инженерным) замком; бронзовый бюст Петра I  (1723— 1729) и мраморный А.Д.Меншикова (1716—1717); знаменитая «восковая персона» Петра I (1725). Здесь К.Р.Берк упоминает о выполненной в бронзе скульптурной  группе   «Анна  Иоанновна с арапчонком»   (1733—1741),   хранящейся  в Государственном Русском музее (Петербург) (Архипов H.H., Раскин А.Г. Бартоломео Карло Растрелли: 1675—1744. Л.; М-, 1964; Пстинова Е.Ф. Б.К.Раст-рслли: 1675—1744. Л., 1979).

121 Бернини Жан Лоренцо (1598—1680), итальянский художник, архитектор и скульптор. Построил в Риме колоннаду площади собора Св.Петра (1657—1663), создал скульптуры «Аполлон и Дафна» (1622—1625), «Экстаз св.Терезы» (1644—1652) (Лившиц H.A. Жан Лоренцо Бернини. М., 1957).

122 Каравак, Каравакк Луи (1684—1754), французский живописец, главным образом портретист и декоратор. В Петербурге с 1716 г. Автор картины «Полтавская баталия» (1718), портретов Петра I (1716, 1722), Екатерины I и их дочерей-царевен (с 1721 г. — цесаревен) Анны. Елизаветы, Натальи (1717, 1722, 1725), а также детей царевича Алексея и Шарлотты Христины Софьи — Натальи и Петра (1722). При Анне Иоанновне имел титул придворного живописца и чин полковника. Ему принадлежат портреты Анны Иоанновны (1730), Анны Леопольдовны, Э.И.Бирона и его жены Бенигны Готлиб (1730-е гг.). Кроме того, Л.Каравак исполнял росписи в петергофских дворцах и одновременно руководил живописными работами (1721—1727), оформлял «Новые палаты» в Летнем саду (1725—1727), подготовил 12 чертежей Тримуфалыюй колонны (1718), разрабатывал проекты придворных торжеств, фейерверков н т.д. Искусствоведы весьма сдержанно оценивают художественный дар Л.Каравана; В.Никольский^ напр., считал его (а также Г.Гзелля и И.Таннауэра) «посредственностями» (Никольский В. История русского искусства: Живопись. Архитектура. Скульптура. Декоративное искусство. Берлин, 1923. С. 123) (Собко Н.П. 1) Французские художники в России в XVIII веке: Живописец Людовик Каравак (1716—1752) II ИВ. 1882.


265

Т. VIII. Апрель. С. 138—148; 2) Еще несколько дополнительных сведений о живописце Людовике Караваке II Там же. Июнь. С. 703—704; РБС. СПб., 1897. Том «Ибак — Ключарев». С. 484—485; Портрет петровского времени: Каталог выставки. Л-, 1973. С. 40—47).

123 Non nisi grandia canto — пою лишь величественное (лат.).

124 Точнее, Босса della verita — буквально: «правдивые уста» (итал.). Одно из значений этого выражения: архитектурное украшение в виде гротескной маски (напр., в стенах домов), в уста которой вкладывались анонимные обвинения, доносы. — Благодарим Л.Г.Климанова за эту справку.

125  Фраза не дописана.

126 Театральный зал, устроенный в апартаментах Зимнего дворца, см. примеч. 9 к тексту Э.Джастис.

127 Август II Сильный (1670—1733), курфюрст саксонский (с 1694. под именем Фридриха Августа I) н король польский (1697—1704, 1709—1733).

128 Голицын Михаил Михайлович (1675—1730), князь, российский государственный и военный деятель. Участвовал в Азовских походах 1695—1696 гг. и в Северной войне 1700—1721 гг, В конце 1721—1722 г. в отсутствие Петра I и А.Д.Меншикова «имел вышнюю команду над С.-Петербургом и прочими принадлежащими к нему крепостями». Генерал-фельдмаршал (с 1725), президент Военной коллегии, сенатор и член Верховного Тайного совета (1728—1730). С восшествием на престол Анны Иоанновны был удален от двора (Экстракт о службах генерала кавалера князя Голицына... II Сборник военно-исторических материалов. Вып. I. Северная война: Документы 1705—1708 гг. / Изд. Д.Ф.Масловский. — СПб.,   1892.   № 368.  С. 315—326;   Бантыш-Каменский    Д-И.  Биографии... Ч. 1.   С. 132—141;   Мамышев  Вс.  Генерал-фельдмаршал  Михаил  Михайлович князь   Голицын.   СПб.,   [1904]). —   Обер-гофмейстериной  была  вторая  жена М.М.Голицына — Татьяна Борисовна (1696—1757), дочь виднейшего петровского дипломата н родственника царя князя Б.И.Куракина (1676—1727). Уволена от двора в 1746 г. (Караванов П.Ф. Статс-дамы и фрейлины русского двора в XVIII столетии // PC. 1872. Т. 2. С. 469—470).

129 Петр I в 1721 г. женил А.И.Остермана на своей родственнице, дочери боярина И.Р.Стрешнева Марфе Ивановне (1698—1781). Она была статс-дамой (с 1725) при Екатерине I, Анне Иоанновне и Анне Леопольдовне. Уехала с мужем в березовскую ссылку (1724), с его кончиной поселилась в Москве (1747) (Караванов П.Ф. Статс-дамы и фрейлины... С. 480—481; Шубинский С.Н. Примечания II Рондо Дж. Письма леди Рондо, жены английского резидента при русском дворе в царствование императрицы Анны Ивановны. СПб., 1874. С. 199).

130 Головкина Екатерина Ивановна (1701—1791), графиня, жена вице-канцлера М.Г.Головкина, по матери двоюродная сестра Анны Иоанновны. Пожалована в статс-дамы перед ее коронацией (Караванов П.Ф. Статс-дамы и фрейлины... С. 483—485).

131 Салтыкова Прасковья Юрьевна, графиня, была женой не петербургского генерал-полицнймейстера В.Ф.Салтыкова (он, кстати, графского титула не имел), а камергера и впоследствии генерал-фельдмаршала графа П.С.Салтыкова. Жена В.Ф.Салтыкова Мария Алексеевна (1701—1752) тоже стала статс-дамой, но позже — при восшествии на престол Елизаветы Петровны.


266

132 Лопухин Степан Васильевич (ум. 1748), российский военный, военно-морской и государственный деятель. Псковский ландрат (до 1718). Осужден по делу царевича Алексея Петровича и сослан с семьей в Кольский острог (1719). Петр II вернул его из ссылки и взял к своему двору камергером (1727). Затем С.В.Лопухин был камергером при дворе Анны Иоанновны  (с 1730).  Кригс-комиссар по морскому ведомству в ранге вице-адмирала с правом присутствовать в Адмиралтейств-коллегий (с 1740), генерал-поручик (с 1741), с 1742 г. в отставке. В следующем году был арестован по обвинению в злоумышлениях против Елизаветы Петровны и сослан в сибирский Селенгинск. С.В.Лопухин в 1716 или 1717 г. женился на  фрейлине  герцогини  Мекленбург-ШверинскоЙ   Екатерины   Ивановны  Наталье Федоровне   Балк   (1699—1763),  которая  потом была  статс-дамой  при дворах Анны Иоанновны и Елизаветы Петровны ([Семевский М.И.] Наталья Федоровна Лопухина.   1699—1763:  Исторический очерк // PC.   1874. Т.   11.  Сентябрь. С. 1—42; октябрь. С. 191—235; РБС. СПб., 1914. Том «Лабзнна — Ляшенко». С. 634—646, 687—692).

133  Долгорукий,  Долгоруков Иван  Алексеевич   (1708—1739),   князь.   Камер-юнкер великого князя Петра Алексеевича (с 1723), затем обер-камергер уже императора Петра II (с 1728); майор гвардии (с 1728). Имел очень большое влияние на юного монарха. С воцарением Анны Иоанновны семейство Долгоруких было сослано в сибирский Березов; в 1738 г. Ивана Алексеевича перевезли в Шлиссельбург  и   казнили  по обвинению в  неуважительных словах об императрице Анне Иоанновне (Корсаков Д.А. Князь Иван Алексеевич Долгорукой, фаворит и обер-камергер императора Петра II (1708—1739) II Корсаков Д.Л. Из жизни русских деятелей XVIII  века.  Казань,  1891. С. 89—138).

134 Жена Э.И.Бирона — дочь курляндского дворянина, фрейлина Анны Иоанновны (в бытность ее герцогиней Курляндской) Бенигна Готлиб, урожденная фон Тротта фон Трейден (1703—1782). При коронации Анны Иоанновны уже значится ее статс-дамой (Карабанов П.Ф. Статс-дамы и фрейлины... С. 482—483).

135 Орден, Св-Андрея Первозванного был учрежден Петром I, по-видимому, в 1698 г. Согласно А.В.Терещенко, первое награждение им — ФА.Головина — состоялось 30 августа 1698 г. (Терещенко A.B. Опыт обозрения жизни сановников, управлявших иностранными делами в России, Ч. I. Сановники, управлявшие иностранными делами до учреждения звания канцлеров.   СПб.,   1837.  С. 202). Дата К.Р.Берка —  20  марта  (по старому стилю —  10-го)   1699 г. —  может восходить к секретарю австрийского посольства в Москве И.Г.Корбу, под этим днем записавшему: «Его царское величество учредил кавалерственный орден святаго Апостола Андрея... Первым кавалером этого ордена, которому пожалован был крест, царь избрал боярина Головина» (Корб И.Г. Дневник путешествия в Московию (1698 и 1699 гг.) / Перевод и примечания А.Н.Малеина. — СПб., 1906. С. 135. — Латинский оригинал: Когб /. Diarium itmeris in Moscoviam de Guarient et   Rall   ab  imperatore   Leopoldo  I  ad Tzarum...   Petrum Alexiowicium Anno  1698 ablegati extraordinarii... Viennae,  [1700]). — Однако из текста И.Г.Корба прямо не следует, что орден был пожалован Ф.А.Головину именно 10 (20) марта 1699 г. Есть авторы, полагающие, что первым кавалером ордена стал Ф.Я.Лефорт (умерший 2 марта 1699 г.), см., напр.: Гельбиг Г.  Русские избранники и случайные люди II PC. 1886. Т. 50. Апрель. С. 18; Вилинбахов Г.В. К истории учреждения


267

ордена Андрея Первозванного и эволюция его знака II Культура и искусство Петровского времени: Публикации и исследования. Л., 1977. С. 145—146. — Стоит, однако, прислушаться к словам весьма осведомленного современника эпохи — князя Б.И.Куракина; он, говоря об учреждении «кавалерии святаго Андрея», уверенно сообщает: «...и первая одна Федору Головину, другому — гетману Мазепе» (Куракин Б.И. Жизнь князя Бориса Ивановича Куракина, им самим описанная: 1676 июля 20 — 1709 // Архив князя Ф.А.Куракина. СПб., 1890. Кн. I. С. 257). Авторитетный биограф Ф.Я.Лефорта пришел к выводу, что генерал и адмирал не стал обладателем первого российского ордена (Possclt M.C. Der General und Admiral Franz Lefort. Sein Leben und seine Zeit: Ein Beitrag zur Geschichte Peter's des Grossen. Frankfurt am Main, 1866. Bd 2. S. 544).

136  Имеются  в  виду Азовские  походы  1695  и  1696 гг.  против турок;  в июле 1696 г. была взята крепость Азов в устье Дона. Война продолжалась до 1700 г., когда было заключено перемирие на 30 лет.

137   Точнее,   «Hübners Staats und  Zeitungs Lexicon» — один из капитальных трудов немецкого географа и историка Иоганна Хюбнера (Гибнера, 1668—1731). Ему принадлежат также «Kurtze Fragen aus der neuen und alten Geographie biss auf gegenwärtigen  Zeit continuiret»   (Leipzig,  1693),  выдержавшие 36 изданий общим тиражом свыше 100 тысяч  экземпляров на разных языках,  в том числе русском. Назовем еще девятитомные «Fragen aus der politischen Historie bis zum Anfang des 17. Saeculi» (Leipzig, 1702—1721).

138 Des Grossen Henens, Gzaars und Gross Fürstens von Moscau, Petri Alexiewiz, Des gantzen grossen, kleinen und weissen Reusslandes Selbsthalters, etc etc etc. Leben und Thaten aus besonderen Nachrichten beschrieben, Mit schönen Kupfern gezieret. In Zwey Theilen. Von J.H.v.L. Franckfurt; Leipzig, 1710 (Жизнь и деяния великого государя царя и великого князя московского  Петра Алексеевича,  всей великой, малой и белой России самодержца, и проч., и проч., и проч., по особым известиям описанные. Украшены превосходными гравюрами.  В двух частях).   См. об этом труде ниже, примеч. 236.

139 Ссылка на один из многочисленных трудов Вильгельма Эрнста Тентцеля (1659—1707), советника и историографа (с 1702) Августа II Сильного (/оспег Ch.C. Allgemeines Gelehrten Lexicon. Leipzig, 1751. Th. 4. S. 1057—1058). Полное название труда: Curieuse Bibliothec oder Fortsetzung der Monatlichen Unterredungen. Frankfurt am Main; Leipzig, s.a.

140 Издание на русском языке: Описание коронации ея величества императрицы и  самодержицы  всеросийской Анны   Иоанновны,  торжественно отправленной  в царствующем граде Москве 28 апреля 1730 году. Печатано в Москве при Сенате октября 31 дня 1730 году, — 46 с. —  Издание имеет гравированный портрет Анны Иоанновны в рост, в императорском облачении (работа Х.К.А.Вортмана) и 15 листов гравюр на меди, выполненных Л.Караваком.

141  Вероятно, К.Р.Берк имеет в виду гравюру С.М.Коровина с оригинала (рисунка) Л.Каравдка, выполненную в 1723 г. (см. воспроизведение в кн.: Портрет петровского времени...   С. 221). Там  же отмечено, что в 1735 г.   этот рисунок гравировал И.А.Соколов.

142 Об этом списке К.Р.Берка см. во Введении. 143 См. там же.


268

144 То есть в Александре»-Невский.

145 Русская армия, летом 1711 г. окруженная на реке Прут, была на краю гибели. Плен угрожал царю с Екатериной и приближенными. Вице-канцлер П-П.Ша-фиров 12 июля сумел заключить с турецким визирем мир, спасший русское войско (Война с Турцией 1711 года (Прутская операция): Материалы / Изд. А.З.Мыш-лаевскнй  (Сб.   военно-исторических материалов.   Вып.  XII).  СПб.,  1898;  K.urat A.N. Der Prutfeldzug und der Prutfrieden von 1711 // Jahrbücher für Geschichte Osteuropas. Neue Folge. 1962. Bd 10. H. 1. S. 13—67).

146  Молва связывала заключение мира с Екатериной, будто бы отдавшей свои драгоценности на взятку визирю. Правда, французский путешественник, находившийся в те дни на Пруте у турецкого паши, решительно отрицает упомянутую роль будущей царицы в событиях:   «...Все, что сделала  царица...  это ходила к нему (Петру I. — Ю.Б.)  в шатер, где он не желал видеться ни с кем помимо нее, представляя ему на одобрение планы и суждения о средствах для ведения переговоров и убеждая предоставить Шафирову все полномочия» (Мотрэ О. де ла. Из «Путешествия...» С. 216, примеч.).

147  19 марта 1726 г. императрица Екатерина пожаловала орден Св.Екатерины жене А.Д.Меншикова Дарье Михайловне (Диариуш пути из Вильно в Петербург и пребывания в нем его светлейшей милости господина Сапеги, старосты Бобруйского, а теперь фельдмаршала российских войск II Беспятых Ю.Н.  Петербург        ' Петра I в иностранных описаниях. С. 207). 5 февраля 1727 г. этот дамский орден получил сын светлейшего князя Александр. Орден Св.Екатерины имела также старшая дочь А.Д.Меншикова Мария; младшая, Александра, и сестра Дарьи Михайловны Варвара имели орден Св.Александра Невского (Павленко Н.И. Полудержавный властелин: Историческая хроника. М., 1988. С. 252).

148 Имеется в виду сочинение: [Nestesuratioi /.] Memoires du regne de Catherine... La Haye,  1728.   Были еще три французских издания   (Амстердам,   1729;   Гаага, 1733; Амстердам и Лейпциг, 1742), а также голландский (1728) и итальянский (1730, 1740, 1770) переводы.

149 Наталья Алексеевна (1714—1728),  дочь царевича Алексея Петровича и принцессы брауншвейг-вольфенбюттельской Шарлотты Христины Софьи (в православии Евдокии), сестра Петра II. Была награждена орденом Св.Екатерины в 1727 г. Неясно, что за портрет Натальи Алексеевны упомянул швед. Со звездой и лентой этого ордена дважды изображена цесаревна Анна Петровна (см.: Портрет петровского  времени... С. 46 —   работа Л.Каравака,  1725 г., и с. 175 — работа неизвестного художника второй четверти XVIII в.).

150 Об этом перечне см. во Введении.

151 Федор Алексеевич  (1661—1682), сводный брат Петра I, русский царь с 1676 г. Отменил местничество.

152 Шафиров Петр Павлович (1669—1739), российский государственный деятель и дипломат. Вице-канцлер и управляющий почтами (с 1709), барон (с 1710), посланник в Турции (1711—1714), вице-президент Коллегии иностранных дел (с 1717). президент Коммерц-коллегии (1725—1730, 1733—1739), посол в Персии (1730—1732) (см. о нем: Дудаков Ю.С. Петр Шафиров. Иерусалим, 1989; Терещенко A.B. Опыт обозрения жизни сановников... Ч. III. Вице-канцлеры. СПб.. 1837. С. 3—51, 199—204; Orbec M. Le Ьагоп Pierre Pavloviich Shafirof (1669—


269

1739), vice-chancelier de Pierre le Grand: (Descendance. Titre et Blason) // Versailles. Paris, 1962. P, 48—53).

153 Сочинение П.П.Шафирова «Разсуждение, какие законные причины его царское  величество Петр Первый,   царь и  повелитель  всероссийский  и  протчая,  и протчая, и протчая, к начатию войны против короля Карола XII шведского 1700 году имел... СПб., 1717; были также издания 1719 н 1722 гг. Недавно переиздано Н.И.Павленко в кн.: Россию поднял на дыбы-.. М., 1987. Т. 1. С. 466-—549, — Кратко это сочинение именуют «Разсуждением о причинах Свейской войны».

154 K.P.Берк цитирует немецкий перевод фразы,  которая в оригинале звучит так: «...царь Феодор Алексеевич, хотя и весьма слабой комплексии и худого здравия был, однако ж славы родителя своего и попечения о пользе государства не утратил, но елико силы его и здравие и краткость времени допустило во введении лутчих и с чужестранными народы сходных обыкностей во учреждении некоторых изрядных зданий и в премене древней н неудобной одежды, паче же зело жестокого и вредителъного обычая в разрядных случаях, которой как закон почитали, рачение свое о государственной пользе показал» (курсив наш. — Ю.Б.) (Россию поднял на дыбы... Т. 1. С. 473—474). Речь в выделенных курсивом словах и далее а тексте К.Р.Берка идет об отмене Федором Алексеевичем местничества.

155 Имеется в виду петровская Табель о рангах 1722 г. (ПСЗ. Т. VI. № 3890. С. 486—493).

156 Существовало много дворянских родов Волковых; родословные трех наиболее старых надежно прослеживаются до XVI в. (см.: Петров П.Н. История родов русского дворянства. М., 1991. Кн. 2. С. 230—240).

157  Голицыны — старинный княжеский род,  восходящий  к великому князю литовскому Гедимину (ум. 1341). 158 То есть в Сибирской губернии.

159  При   Петре I   в   России были  сформированы  поселенные и непоселенные ландмилицкие полки для охраны границ.   В 1736 г.   существовали: Украинский ландмилицкий корпус (20 полков), Закамская ландмилиция (4 полка) и Сибирская ландмилиция (1 полк и 1 батальон) (бескровный Л,Г.  Русская армия н флот в XVIII веке: (Очерки). М., 1958. С. 46—47, 60—61).

160 На с. 68 рукописи об этом не говорится; вернее была бы отсылка на с, 169.

161 Первым графом Священной Римской империи германской нации стал в России Ф.А.Головин (1701); Г.И.Головкин получил этот титул в 1707 г.

162 Торпари в Шведском государстве с конца XVI  начала XVII  в. — крестьяне, бравшие в долгосрочную или пожизненную аренду участки земли (тор-пы), обычно за отработки.

163 Фрельсовые (фрельзовые) крестьяне в Шведском государстве — частновладельческие, зависящие от дворян-землевладельцев крестьяне.

164 Черкасский Алексей Михайлович (1680—1742), князь, российский государственный деятель. Ближний стольник (с 1702), тобольский воевода, глава петербургской  Городовой канцелярии     1714),   обер-комиссар  Петербурга   (1715— 1719), сибирский генерал-губернатор (1719—1724), тайный советник и сенатор (с 1725), член Верховного Тайного совета (с 1726), действительный тайный советник (с 1730), кабинет-министр (с 1730), канцлер (с 1740). По сведениям А.В.Терещенко, всего князь имел 70 тысяч крестьян (Терещенко A.B. Опыт обозрения


270

жизни сановников... Ч. II. Канцлеры. С. 50—60; РБС, СПб., 1905. Том «Чаадаев — Швитков». С. 183—194).

165 Манталь — единица налогообложения в Шведском государстве.

166  Речь должна идти о переписях 1678—1679, 1709, 1710 н 1715—1717 гг., см.:  Водарский  Я.Е.   Население  России в  конце  XVII  начале XVIII  века: (Численность, сословие-классовый состав, размещение). М., 1977. С. 18—58.

167 Имеется s виду податная реформа, заменившая подворное налогообложение на подушное. Начатая по указу от 26 ноября 1718 г., она важной своей частью имела очередную перепись населения, которая и была проведена в 1719—1721 гг. Затем  в   1722—1728 гг.   провели   «свидетельство  душ   мужского  пола»,   ставшее проверкой  полученных переписью  результатов  и  позволившее  властям  вскрыть много случаев утайки душ от переписи. По переписи 1719—1721 гг. общий итог душ мужского пола составил приблизительно 4,8 млн. человек; к 1728 г. выявили 1,3 млн. утаенных душ, то есть ревизорами были вскрыты таковых 9 из каждых 10 (Анисимов Е.В. Податная реформа Петра I: Введение подушной подати в России. 1719—1728 гг., Л., 1982. С. 63—115; Кабузан В.М. Народонаселение России в XVIII   первой   половине   XIX   в.:   (По  материалам   ревизий).   М.,   1963. С, 118—119, 122, 123—124, 134).

168 Jeux de commerce — азартные игры (франц.).

169 Педрилло Адам (собственно — Миро, Мира Пьетро), итальянец из Неаполя, исполнявший в итальянском театре при дворе Анны Иоанновны роли буффа и игравший на скрипке в оперном оркестре. Сам нанялся в придворные шуты и в этой должности  нажил немалый капитал.  Составил сборник анекдотов, который спустя столетие был опубликован (Умные, острые, забавные и смешные анекдоты Адамки Педрилло, бывшего шутом при дворе императрицы Анны Иоанновны во время регентства  Бирона.   М.,  1836.  Ч.   1—2). С  кончиной Анны   Иоанновны вернулся  в Италию ([Schmidt-Phiseldek Ch.]  Materialen...  Th.   2.  S.  277;   РБС. СПб., 1902. Том «Павел, преподобный — Петр (Илейка)». С. 450—451; Шу~ бинский С.И.  Придворный и домашний быт императрицы Анны  Иоанновны // Шубинский С.И. Исторические очерки и рассказы. СПб., 1908. С. 181—184). По П.Н.Петрову, в Петербурге шута звали Кузьма Петров Педрилло (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 425).

170 У Анны   Иоанновны   было,   действительно,   шесть  официальных