Бернулли Д. Автобиография // Бернулли Л. Гидродинамика, или Записки о силах и движении жидкостей [Пер. В.С. Гохмана]. – Л.: Издат. Акад. Наук СССР, 1959. – С. 427-432.

 

 

АВТОБИОГРАФИЯ

 

Даниил Бернулли, доктор философии и медицины, ординарный и непременный (perpotuus) профессор физики в Базельской Академии.

Появился на свет 29 января 1700 г. от родителей Ивана Бернулли, украшавшего тогда кафедру математики в Гронингене, и от Доротеи Фалькнер, происходившей также из прославленной и очень древней базельской семьи.

На шестом году жизни был возвращен родителями на родину, где он, научившись немецкому языку и закончив обычный курс обучения в классах Базельской гимназии в 1713 г., был признан достойным быть предназначенным для чтения академических лекций.

Чтобы утвердиться в практическом знании французского языка, он был отдан на воспитание какому-то французскому священнику в Куртларии. Через год он вернулся на родину, где в 1716 г. получил звание магистра философии.

Затем он вступил в число изучающих медицину и усердно слушал врачей, преподававших тогда в Базеле. В 1718 г. перешел в Гейдельбергскую академию, в которой под руководством самого выдающегося врача Нобеля тщательно изучал все отделы медицины. В следующем году он перешел в жилище муз в Страсбург, где самые выдающиеся мужи трудились на поприще анатомии и хирургии. В 1720 г., вернувшись на родину и защитив диссертацию «О дыхании» был провозглашен лиценциатом медицины.


423

Но пример членов его семьи, а именно его отца и старшего брата Николая, а также наклонности его собственной души влекли его к математическим наукам и к изучению природы. Он почти целиком отдался этим занятиям, хотя и не забросил вовсе медицину. По этой причине он прибыл в 1723 г. в Венецию, чтобы утвердиться в практическом знании медицины и приобрести в ней опыт под руководством знаменитейшего врача Микелотти. В 1724 г. один знатный венецианец, друг автора, напечатал на свой счет в Венеции несколько экземпляров небольшого сочинения, в основном полемического, под названием: «Даниил Бернулли. Математические упражнения». После этого наш Бернулли был чужд каким бы то ни было научным пререканиям, о чем с полной ясностью свидетельствуют его разнообразные сочинения, изданные после этого.

В это время Парижская Академия наук пришла к весьма похвальной мысли, начав предлагать ученым вопросы с обещанием весьма щедрых премий, в большой степени содействующих развитию геометрии, астрономии и медицины. Первая из этих премий, имевшая практическую цель, приглашала ученых высказать свое мнение о лучшем способе построения песочных часов (clepsydra), чтобы они могли с удобством применяться мореходами. Бернуллп взялся за разрешение этой задачи и послал свое исследование Академии наук; оно по решению судей получило премию, после чего было напечатано.

Затем, привлекаемый славой первейшего мужа Иоанна Баптиста Морганьи, он прибыл в Падую, но не успел он перейти ее границы, как заболел жесточайшей лихорадкой; однако силу этой болезни победило тщание самых выдающихся врачей Валиснера, Морганьи и Когросса. Но болезнь так подорвала его силы, что он едва восстановил их после шестимесячного пребывания у Падуанских муз и не мог проявить себя какими-либо успехами в изучении наук. Но Болонья дала ему, в то время как он находился в Италии, новую почетную степень. В этом городе достославное учреждение для развития наук тогда превратилось в ученую академию, и Бернулли в 1724 г. был внесен в список ее членов.

 


429

Точно так же в в знаменитой республике Генуе возникла мысль основания подобного же научного общества. Руководство этой Академией было предложено Бернулли. Но он был более скромного мнения о себе и, не будучи уверен в своих силах, считал это дело для себя слишком трудным и потому вначале был в нерешительности. Пока он колебался, божественное провидение предложило ему другой удел: после того как незадолго до этого Петром Великим, императором россиян, была основана в С.-Петербурге знаменитейшая Академия наук, он был в 1725 г. приглашен в С.-Петербург вместе с братом Николаем, который уже через восемь месяцев закончил свой земной путь и ушел из жизни.

Даниил же после пятилетия, в течение которого он посвятил свой труд Академии, вследствие слабости здоровья решил просить об увольнении и вернуться на родину. Но в силу каких-то причин он был удержан Академией, что послужило к еще более замечательной его славе, ибо жалованье его было увеличено на половину, и он получил звание почетного профессора Академии, причем ему была назначена пожизненная пенсия и дано разрешение оставаться в Петербурге до тех пор, пока это ему будет полезно.

Эти проявления императорской милости удерживали его как оковы, и поэтому он еще три года пробыл в Петербургской Академии, до тех пор, пока неустойчивое состояние здоровья не заставило его, наконец, серьезно подумать о возращении на родину. Однако же в течение того времени, которое он провел в этих краях, он сделал все возможное для того, чтобы приблизиться к тому результату, к достижению которого стремился славной памяти основатель Академии. Благосклоннейший покровитель (Princeps Optimus)1 приказал академикам исследовать и обработать какую-либо тему, полезную для человеческого общества и еще недостаточно разработанную. Поэтому Бернулли написал свою «Гидродинамику» или «Записки о силах и движениях жидкостей», и это сочинение перед своим отъездом он представил Академии, а позже, в 1738 г., в расширенном виде напечатал в Страсбурге. Кроме того, за корот-

 

1 Подразумевается Бирон.

 


430

кое время до своего отъезда он узнал, что будет дана удвоенная премия тому, кто разрешит вопрос «О взаимном наклонении планет», который был предложен в 1732 г. Парижской Академией наук, но тогда не было представлено такого решения вопроса, которое было бы достойно премии; поэтому он решил, что и он должен принять участие в этом состязании. Слава этой премии до такой степени овладели умами ученых, что, как заявила Академия в особом объявлении, было очень много ученых, которым ей с большем огорчением пришлось отказать в премии. Трем ученым открыт был доступ в Академию и выданы похвальные грамоты; присужденная же премия была разделена между двумя учеными. Когда были вскрыты запечатанные конверты с девизами, оказалось, что эту награду получили отец и сын Бернулли. Поэтому сочинение Даниила Бернулли, написанное по латыни, было переведено им на французский язык п издано Академией на обоих языках.

В 1733 г. он отбыл на родину в сопровождении младшего брата Ивана, который тогда совершал поездку с учебной целью.1 После опасного морского путешествия они были занесены в Данциг, откуда отправились в Голландию, а затем в Париж.

В это же время Академия родного города Даниила предоставила ему звание публичного профессора анатомии и ботаники.  В это время он всецело посвятил себя науке о природе и математической науке и поэтому лишь в небольшой степени занимался изучением медицины; тем не менее, побуждаемый любовью к родине, он принял это приглашение и вернулся к прежним занятиям. В конце 1733 г. он прибыл в Базель, по обычаю предков принял права и почести доктора медицины и вступил во вверенный ему удел. Однако некоторое время спустя, когда в том же его родном университете, освободилась кафедра физики, он с согласия как высших должностных лиц этой республики, так и высокого академического совета, переменил кафедру медицины на более близкую его сердцу кафедру физики.

 

1 In itinere literalia versantem.


431

В то же время, поскольку он получил звание почетного профессора Петербургской Академии с соответствующим жалованием, он прилагал все усилия к тому, чтобы выполнять надлежащим образом ати обязанности, отправляя в Петербург свои сочинения, главным образом механического содержания; эту работу он продолжает вплоть до нынешнего дня. Всем другим весьма выгодным и блестящим поручениям, которые возлагались на него учеными учреждениями всех стран, он предпочитал научные занятия на досуге и любовь к родине.

Однако он постоянно переписывался с иностранными учеными, из которых предпочтительно перед другими здесь заслуживают быть упомянутыми Мопертюи, Бугер, Леонард Эйлер, Клеро и Иоанн-Альберт Эйлер.

Кроме тех двух названных выше сочинений, за которые Бервулли получил премии от Парижской Академии наук, он написал еще много других которые были также премированы, а именно: «О лучшем способе устройства якорей» (1738 г.), «О морском приливе и отливе» (1740 г.), «О наилучшем способе устройства магнитных стрелок наклонения» (1743 г.), «О лучшем способе определения времени в море» (1745—1746 гг.); «Теория магнита» — в 1742, 1744 и 1746 гг.

В 1751 г. удостоилось удвоенной премии его сочинение «О теории течений и о лучшем способе их наблюдать»; в 1753 г. получило премию его сочинение «О наиболее выгодном способе замены действия ветра на больших судах», в 1757 г. — другое сочинение «О наилучшем способе уменьшения боковой и килевой качки судна».

Все эти сочинения напечатаны!

Следует также упомянуть о том, что Бернулли в своем родном университете был награжден [различными почестями и званиями своими согражданами: так он был дважды, а именно в 1744 и 1756 гг., выбрал ректором Академии; в 1754 г. он был назначен деканом Базельского петринского капитула, после того как в предшествующем году был избран членом этого капитула.


432

Кроме указанного выше научного учреждения в Болонье, в которое он, как мы сказали, вступил в 1724 г., и имп. Петербургской Академии, почетным профессором которой он был назначен в 1730 г., он был выбран членом многих других, в притом знаменитейших, иностранных академий и научных обществ, и, в частности, в 1747 г. — членом королевской Берлинской Академии наук.

В 1748 г. он был избран членом Парижской королевской Академии наук, в которой было только восемь мест для иностранных членов, в 1750 г. — Лондонской Академии, в 1762 г. — Бернского экономического общества, в 1764 г. — Цюрихского экономического общества, в 1767 г — Курфюрстской Пфальцской Академии.

Нельзя умолчать, что Бернулли был в числе тех семи иностранных ученых, которых милостивейшая и могущественнейшая ныне царствующая императрица россиян удостоила подарком — именным экземпляром знаменитой золотой медали, недавно вычеканенной в память о славном мире, заключенном с турками. С нетерпением и вместе с тем с глубочайшей благодарностью Бернулли ожидает получения на ближайших днях этого ценнейшего памятника своего счастья.1

 

1 На этом автобиография обрывается.

buy cialis lilly uk cialis online buy cialis on craigslist
Hosted by uCoz
$DCODE_1$