Бух К. Ифер (Фридрих) Винфельд Бух в 1787-1811 гг. // Русская старина, 1885. – Т. 48. - № 11. – С. 432-435.

 

 

ИФЕР (ФРИДРИХ) ВИНФЕЛЬД БУХ

в 1787—1811 гг.

 

В одной из газет, при описании внутренняго убранства Михайловскаго дворца в старину—упоминается два раза имя деда моего, при чем в тексте статьи автор называет его «датчанином фон-Баухом», а в примечании к ней—«серебряным мастером Бухом, исправлявшим должность датскаго агента во время царствования Екатерины II», добавляя, что «императрица одно время подозревала его, что он сообщал ея разговоры в Копенгаген».

Мне неизвестно откуда автор почерпнул эти сведения; но как они во многом неверны, то я решаюсь возстановить истину, основываясь на хранящихся у меня документах и на воспоминаниях о деде моем современника его, известнаго писателя Августа Коцебу.

Дед мой Ифер Винфельд Бух (Iver Winfeldt Buch) родом из г. Драммена в Норвегии, которая в то время составляла часть датскаго королевства. Известно, что в Норвегии нет дворянства и вообще сословных делений и потому дед был просто гражданином норвежским и ни сам он, ни потомство, которому суждено было водвориться в России, не могли, предъявить в новом отечестве родословных пергаментов и фамильнаго герба.

Прибыв в Poccию по торговым делам, он 30 мая 1787 года, рескриптом датско-норвежскаго короля Хрисиана VII, назначен королевским придворным агентом. В этом его звании императрица Екатерина II просила его выписать из заграницы мастеров и устроить в Петербурге, собственно для надобностей двора, фабрику золотых и серебряных изделий. Фабрика эта была учреждена дедом начально в компании с некоим Макаром Манычаровым, а в 1790 году, как видно из акта 15 октября сего года, дед выплатил Манычарову 41,566 руб. 64 коп. и остался единственным

 

 

 

433

собственником фабрики. Из этого акта видно, что Бух был в то время не только гоф-агентом, но и юстиц-советником.

Коцебу, в сочинении своем Une année mémorable de la vie d'Auguste de Kotzebue, publiée par lui-même, Paris, 1802, описывая отстроенный в то время Михайловский замок, говорит, что в тронной зале «большая люстра в четыре аршина с четвертью вышины и восемь других по три аршина с половиною, все из массивнаго матоваго и полированнаго серебра, отличной работы, были сделаны на фабрике искуснаго и талантливаго Буха, советника Дании». Вот об этих-то люстрах в тронной зале составитель статьи «Старый Петербург» говорить, что их «работал датчанин фон-Баух»; а описывая парадную императорскую спальню, г. М. И. П. говорит, что кровать отделялась балюстрадою из массивнаго серебра длиною в 13 аршин, весом в 14 пудов, «которую работал серебряный мастер Бух, датский агент». Балюстрада эта, как передавал мне покойный отец, после кончины императора Павла, пожертвована была государем Александром I в Казанский собор, где и поныне отделяет алтарь.

И. В. Бух, который, неизвестно на основании какого перевода, именовался между русскими Василием Андреевичем, а между немцами Фридрихом (Iver), назван Коцебу советником Дании не совсем правильно. Из рескрипта за подписью того же короля Христиана VП, от 19 декабря 1800 г., видно, что придворный агент и консул в Петербурге Iver Winfeldt Buch произведен в чинъ действительнаго статскаго советника, и что на основании датскаго закона 14 октября 1746 г. ему предоставлено старшинство и права третьяго класса. Документ этот, писанный на датском языке, прислан при собственноручном французском письме 23 декабря 1800 г. министра иностранных дел графа Бернсторфа, который в приписке извиняется, что по ошибке канцелярии, изготовлявшей патент, дед назван в нем консулом 1).

Чин действительнаго статскаго советника послужил, конечно, поводом к величанию деда фон-Бухом, хотя сам он никогда не подписывался таким образом.

Что касается того, будто императрица Екатерина подозревала Буха, «что сообщает ея разговоры в Копенгаген», то об этом в фамильных бумагах никаких намеков не имеется; впрочем, дипломатические агенты, как известно, обязаны доносить своим

*) По фамильным преданиям дед был генеральным консулом.

 

 

434

правительствам о всех инцидентах, а тем более о разговорах с ними высочайших лиц, при которым акредитованы. Датское королевство в конце XVIII века имело не то значение, в какое поставлено оно теперь; с знаменитым министром графом Бернсторфом европейские кабинеты считались; одно имя его раздражало императора Павла.

И. В. Бух был женат на замечательной красавице девице Доротей Цеттель (Zôttel), от которой имел двух сыновей: Андрея Христиана, моего отца, родившагося 22 ноября 1776 года, и Давида, умершаго в юношеском возрасте. По образованию своему,—которое было весьма солидное,—в качестве иностранца и дипломатическаго агента, Бух был принят в высшем круге петербургскаго общества 1); он имел свой дом 2) и две дачи на Аптекарском острове. Состоя в самых дружеских отношениях с генералом от артиллерии Мелиссино, он успел оставшагося сына определить в военную службу сержантом (13 мая 1792 г.) с назначением почти одновременно (11 Июня 1792 г.) флигель-адъютантом в штаб генерла Мелиссино 3). Из сохранившагося у меня указа об отставке отца моего, от 10 октября 1797 г. за № 41,842 4), видно, что генерал Мелиссино чрезвычайно благоволил к И. В. Буху; после выпуска из артиллерийскаго кадетскаго корпуса, сын его, в течении всего только шести месяцев службы, получил следующие чины: штык-юнкера 6 июля 1796 г., подпоручика 19 декабря 1796 г., поручика 11 января 1797 г. Все эти отличия, щедро сыпавшияся на моего отца, приписываю дружеским отношениям Мелиссино к деду, потому что отец был крайне слабаго здоровья, постоянно болел и, по характеру своему, мало был способен к служебному поприщу вообще, тем более к военному; он вышел в отставку артиллерии поручиком,

1) Между прочим он был членом английскаго клуба с 1803 по 1810 г., когда, по совету докторов, должен был оставить Петербург и переселиться в Москву.

2)  Дом  этот  сохранился  в прежнем своем виде  до сих пор в Большой Конюшенной, № 11. В нем родился пишущий эти строки.

3)  Флигель-адъютантами, в то время, назывались личные адъютанты, а генеральс-адъютантами заведывавшие делопроизводством в штабах. Одновременно  с отцом  моим  был  при Мелиссино генеральс-адъютантом Клейнмихель (Андрей), отец известнаго Петра Андреевича.  Отец мой разсказывал, что мать этого Клейнмихеля, простая чухонка, являлась иногда в штаб для свидания с сыном и всегда выгонялась последним.

4)   Указ из государственной военной коллегии подписан:  генерал-лейтенантом Зайцевым, генерал-маиорами Лиццано и графом  Апраксиным и за обер-секретаря подполковником Миловановым.           К. Б.

 

 

435

с правом ношения мундира, в 1797 г., имея от роду невступно 21 год, и с тех пор уже более в службу не вступал, если не считать весьма кратковременных причислений: в 1799 г. именным высочайшим указом 24 мая к бывшему при императорском кабинете по разным поручениям действ. ст. сов. и архитектору Бренна и в конце двадцатых годов к департаменту военных поселений. Первое из этих причислений, продолжавшееся лишь до 1801 года, последовало вследствие отношений деда моего к кабинету и к главному строителю Михайловскаго дворца Бренна, а последнее по внезапной любезности Петра Андреевича Клейнмихеля, страстно влюбившагося в одну из моих двоюродных сестер 1); с отказом будущему графу руки кузины, отец лишился неожиданно предложенной Клейнмихелем синекуры.

В 1804 г. скончалась жена И. В. Буха; смерть ея повергла старика и в особенности слабаго здоровьем сына в большое горе; они оба тотчас же отправились в продолжительное путешествие заграницу, откуда возвратились в Петербург в 1806 г. Здесь вскоре отец мой женился на девице баронессе Елене Егоровне фон-Швахгейм 2), а в 1810 г. дед, по совету врачей, с семейством сына переехал на жительство в Москву; впрочем, в Москве они прожили недолго и возвратились в Петербург, где И. В. Бух скончался 9 августа 1811 года, имея от роду 62 года. Он погребен на Волковском немецком кладбище, где до сих пор на надгробном памятнике читается следующая надпись:

Sanft schlummert Er von Kindern und Enkeln beweint, der biedre, edle Menschenfreund. Zu fruh ward Er Ihnen entrissen, lange werden bittre Trahnen um Ihm fliessen.

 

Константин Бух.

 

 

 

1) Александру Александровну Шкурину, вышедшую впоследствии  замуж за Константина Петровича Чечирина.

2) Бабка моя Елена Ермолаевна, по первому мужу баронесса Швахгейм, а по второму маиорша Цейтен, была владетельницею Касковской вотчины, Ямбургскаго уезда.

                                                                         К. Б.

Hosted by uCoz
$DCODE_1$