Дубасов И.И. К биографии фельдмаршала графа М.Ф. Каменского // Исторический вестник, 1880. – Т. 2. – № 5. – С. 199-204.

 

К биографии фельдмаршала графа М.Ф. Каменскаго.

 

В записках В. II. Геттуна, помешенных в февральской книжке „Историческаго Вестника", мы прочли несколько весьма интересных страниц о графе М.Ф. Каменском, именно — о его генерал-губернаторстве в С.-Петербурге. Личность нашего известнаго фельдмаршала представляется в указанных нами записках далеко не в привлекательном свете. Это был человек, судя по словам В.Н. Геттуна, крайне вспыльчивый, дерзкий и завистливый. Такой отзыв о графе М.Ф. Каменском подтверждается несомненными фактами. Кому например, неизвестны действия графа Каменскаго в южной армии по смерти князя Потемкина-Таврическаго, eго странное командование русскими войсками в 1806 году и наконец его крутой нрав по отношению к крепостным, бывший причиною его трагической смерти.

Тем не менее в дополнение к запискам Геттуна мы позволяем себе высказать, что в более раннюю эпоху деятельности графа Каменскаго, когда он был государевым наместником Рязанскаго и Тамбовскаго наместничеств, т. е. в начале 80-х годов прошлаго столетия, его действия отличались совершенно иным характером и изображают его начальником в высшей степени деятельным, гуманным и весьма практичным, так что нельзя не придти к убеждению, что М.Ф. Каменский, как рязанский и тамбовский генерал-губернатор, несомненно личность, заслуживающая самаго полнаго уважения. Такая противоположность в характере и деятельности указаннаго нами лица нисколько не должна смущать нас. В данном случае главную роль могла играть известная исторически сложившаяся неустойчивость, непоследовательность многих русских людей, благодаря которой они часто бывают и хорошими и дурными людьми.

Граф М.Ф. Каменский назначен был генерал-губернатором Рязанскаго и Тамбовскаго наместничеств в 1781 году и пробыл в этом почетном звании до конца 1785 года. В течение всего этого времени, судя по тамбовским архивным документам, Каменский обнаруживал замечательно хорошия личныя качества, вообще уже указанныя нами в начале нашей заметки, и кроме того привел в исполнение несколько таких мер, которыя содействовали гражданственности и порядку в Тамбовском крае.

Каменский не ограничивался одним высшим надзором над вверенными ему наместничествами. Как истинный государев наместник (так он любил называть себя) он сам вникал во все мелочи правления, часто сам смещал и назначал мелких уездных чиновников и от всех губернских и уездных властей требовал строгой отчетности. Даже сотские обязаны были им представлять в нижние зсмские суды еженедельные рапорты о происшествіях 1). В видах строгаго надзора над управляемым краем Каменский часто совершал поездки по уездам Тамбовскаго и Рязанскаго наместничеств, заезжая не только в города, но в села и деревни.

До какой степени граф М.Ф. Каменский был внимателен к происшествиям, совершавшимся в пределах Тамбовскаго края, видно из следующаго:

1) Это распоряжение сделано было по поводу зверскаго убийства в селе Матренке, Усманскаго уезда. 3-го февраля 1781 года дворовые села Матренки убили топорными обухами своего помещика Потулова с его женою и дочерью и гостем — соседом.

 

 

200

В конце 1784 года в имении помещика Сабурова, учитель де-ла-Тур из-за чего-то поспорил с капитаном Мартыновым. Мартынов стал грубо бранить учителя и без церемонии прибил его палкою. Об этом узнал Каменский и немедленно приказал взыскать с обидчика и своевольника—по всей строгости законов 1).

7-го февраля 1783 года задонский врач Михайлов был в гостях у липецкаго помещика Хотяинцова и усмотрел у него скитающихся 6 человек унгарцев под названием лекарей с собственными в ящиках лекарствами, кои (?) в медическом и хирургическом искусстве понятия не имеющими оказались. Несчастных унгарцев забрали в Тамбов и стали свидетельствовать цезарские ящики и нашли там разныя алейки, т. е. масла, бальзамы, да какия-то микстуры. Все эти лекарства оказались, по словам тамбовских врачей Альфонскаго и Лимнолиуса, настоящими, а сами унгарцы—австрийскими фельдшерами. Без всяких рапортов Каменский узнал и об этом, унгарцам дозволил практику, а доносчика Михайлова отдал под суд за ложный донос 2).

С особенным вниманием и строгостию Каменский относился к тем чиновникам, которые притесняли простой народ. В 1781 году он ревизовал Борисоглебский уезд и в это время 19 новохоперских мещан подали ему письменную жалобу на уездных начальников, которые не платили им денег за работу у перевоза чрез реку Хопер. На этом прошении Каменский собственноручно написал: „по сей просьбе г. городничий изъяснится письменно на обороте". Испуганный городничий подполковник Страхов, чтобы оправдаться, оговорил казначея прапорщика Салькова: я де не получал от него денег. А казначей в свою очередь отзывался неполучением резолюции из казенной палаты. Словом, начались известныя приказныя уловки. Но от Каменскаго трудно было скрыть суть дела, он хорошо понял борисоглебских дельцов и без прошения удалил их от службы.

Во время этой же поездки Каменский обнаружил, что казенная палата обижает государственных крестьян, их собственныя земли отдает в оброчныя статьи, вместо пустопорожних, получая конечно за это известную благодарность от лиц, заинтересованных в этих статьях. Разделавшись с виновниками такого злоупотребления, Каменский немедленно разослал во все присутственныя места Тамбовскаго и Рязанскаго наместничеств циркуляры с строжайшим запрещением обирать простой народ, а по возвращении в Рязань командировал во все уезды подчиненнаго ему края землемеров, которые должны были поверить, какая земля у крестьян пустопорожняя и какая находится в их пользовании. Вместе с тем казенной палате вменено было в обязанность отдавать в аренду пустопорожния земли не иначе, как с разрешения наместническаго правления

Следующий факт еще рельефнее выставляет нам Каменскаго, как начальника чрезвычайно гуманнаго относительно темнаго, простаго люда.

В 1782 году проводили границу между Тамбовским, и Пензенским наместничествами 3). Для этого была командирована в нынншние Керенский и Спасский уезды особая коммиссия из чиновников разных присутственных мест и из землемеров, которые, проводя границу, поставили пограничныя вехи около села „Красной Дубровы". Краснодубровским крестьянам это по

1) Архив губ. правления, 1785 г. № 14.

2)  Каменский в этом случае руководствовался   таким соображением:   лучше хоть какая нибудь помощь болеющему народонаселению, чем никакой.

3)  В то же время   были  определены   границы Тамбовскаго   наместничества и с другими соседними наместничествами. О ходе пограничных работ Каменскому представлялись еженедельныя рапортички.

 

 

201

казалось подозрительным. Они подумали, что их землю перемежовывают и при том не в их пользу, составили мирской сход и единогласно порешили собственноручно расправиться с коммиссиею. Сказано— сделано. В то время как коммиссия спокойно занималась своим делом, из „Красной Дубровы" показалась многолюдная толпа крестьян, вооруженных чем попало. С криком и при звуках набата эта толпа бросилась на чиновников, избила их и разогнала. Местныя власти, сильно перепуганныя, дали знать о случившемся в Тамбов и Пензу, и началось следствие над краснодубровцами, которые после своего необдуманнаго, сгоряча сделаннаго дела успели уже образумиться и были тише воды, ниже травы. Спасский острог, как ближайший к „Красной Дуброве", был переполнен подсудимыми, которых ожидала конечно известная участь. В это время в город Спасск прибыл сам Каменский и повел дело совершенно по своему. Заключенных он освободил, вменив им в наказание тюремное, сидение, а коммиссии и суду сделал строгий выговор. „Крестьяне, внушал он им, — народ темный, им нужно было сначала растолковать дело и тогда они были бы совсем покорны и не стали бы буйствовать". Таким образом, благодаря М.Ф. Каменскому, десятки крестьян были избавлены от Сибири и каторги.

Снисходительный к людям темным, которые виновны были вследствие своего безъисходнаго невежества, Каменский в то же время не щадил чиновников, дурно относившихся к служебному долгу. Один уездный судья, по фамилии Докукин, неправильно решил тяжебное дело в пользу прапорщика Докукина же. Тогда противник выигравшаго дело, солдат Кащеев, подал жалобу Каменскому и судья слетел с места, а Кащеев получил потерянное. Одинаковой участи с судьею Докукиным и за такия же дела подверглись борисоглебский расправный судья Шталин и председатель Тамбовскаго губернскаго магистрата Синельников. А Шацкий расправный судья Пермяков был удален от службы Каменским за то, что притеснял шацких ямщиков, не равнял их землею с прочими однодворцами, не смотря на неоднократные указы, начиная с 1724 года.

По случаю изменения плана города Тамбова секретарь Тамбовской казенной палаты Титов вздумал переселиться в новый центр города и с этой целью сломал там 13 мещанских домиков, обещая удовлетворить пострадавших домовладельцев денежною платою. Однако не заплатил им ничего и даже запретил напоминать себе о долге. Слух об этом дошел до Каменскаго, и он приказал Титову расплатиться с мещанами немедленно.

В 1783 году, моршанский капитан-исправник Маслов, вообще не чистый на руку, приехал в село Алгасово для сбора податей. При этом ему хотелось и самому поживиться на счет крестьян и он стал собирать двойныя подати. А кто не платил ему по его желанию, тех он сек плетьми. Об этом узнал Каменский и собственноручно предписал моршанскому дворянству выбрать новаго исправника и взять имение Маслова в опеку. В то же время Тамбовской казенной палате было сообщено, чтобы она не выдавала Маслову жалованья, и кроме того о его действиях дано было знать во все присутственныя места империи.

Подобной же участи подвергся спасский исправник князь Маматов за притеснение жителей и за насильственное принуждение их к работе в Маматовском имении.

В декабре 1783 года прапорщик Лукин избил солдата Максимова. Каменский и тут явился на помощь к обиженному. Он посадил обидчика под арест на месяц и взял с него в пользу Максимова 15 рублей.

Обращая внимание на судопроизводство в тамбовских судах, Каменский не мог не заметить крайней его неудовлетворительности, весьма выгодной для приказных и в то же  время   крайне тяжолой для просителей, осо-

 

 

202

бенно из простонародья. Многие из этих просителей часто после многолетней тяжбы узнавали от известных присутственных мест, что они не туда подавали просьбы. И вот, чтобы оказать покровительство всем неопытным просителям, Каменский приказал прибить к дверям всех тамбовских и рязанских присутственных мест объявления с изложением того, куда подавать просителям и по каким делам просьбы. В случае ошибки просителей подачею прошений судьи и присутствующие обязаны были немедленно, под опасением строгаю взыскания, вразумить их.

Подобными действіями Каменский приобрел среди тамбовскаго народонаселения такую доверенность, что некоторые купцы обратились к нему с жадобою на его предместника графа Р.И. Воронцова. „Граф (следуют все его титулы) Р. И. Воронцов, писали они, забирал у нас товары в долг, а денег и по сие время не платит". Из „дел", бывших в нашем распоряжении, не видно, однако, чем кончилась эта жалоба.

Нельзя здесь пройти молчанием и того, что Каменский, бывший впоследствии в своих имениях суровым   крепостником,   во  время   своего генерал-губернаторства  содействовал  отчасти  ослаблению   крепостнаго   права. В то время многие тамбовские помещики,  возвратившись из  Турции после Первой Турецкой войны, привезли  с собою  пленных  турок, арабов, татар и болгар и сделали  их  своими   крепостными. Так   поступил даже-тамбовский комендант  полковник  Булдаков.   Но когда  Каменский узнал об этом, то велел всех их освободить.

Считаем не лишним сказать также несколько слов и о некоторых весьма важных и полезных распоряжениях Каменскаго по Тамбовской губернии.

При нем и по его указанию в Тамбовском наместничестве начали собирать статистическия данныя об урожае разных хлебных растений, т. е. о количестве посева и сбора, — о числе новорожденных, умерших и бракосочетавшихся и о числе жителей по сословиям. Собирателями статистических данных были городничие в городах и капитан-исправники в уездах. Кроме того, конечно, и священники.

Во время управления Каменскаго исполнена была мера в высшей степени полезная для экономическаго быта тамбовских государственных крестьян. Именно, заведены были запасные хлебные магазины в силу указа 1765 года.

Для скорейшаго и правильнаго движения  почт  Каменский  учредил в Тамбовском наместничестве  почтовыя станции   на определенных  разстояниях и с определенным количеством лошадей. С тою-же целью, по инициативе графа Каменскаго, устроены были  в том же  крае каменные и деревянные мосты, а также перевозы.

В 1783 году, от 9 марта и от 10 апреля, последовали  в   Тамбовское наместническое правление два предложения Каменскаго о проведении больших дорог между всеми городами Тамбовскаго  наместничества.  Дороги  должны были иметь в ширину не менее 30 сажен,  обрыты  канавами шириною в аршин и глубиною в пол-аршина и обсажены деревьями. „Не   для красоты это, пояснял Каменский, а для безопасности зимою во время мятелей". Всем тамбовским большим дорогам составлен был в то же время подробный план и вместе с тем окончились работы  по  генеральному  размежеванию тамбовских земель. Работы по проведению тамбовских больших дорог шли безпрерывно все лето и всю осень 1783 г., и время  это было   исключительно страдною  порою  для  всего  тамбовскаго  крестьянства.   Работали  крестьяне большею частию даром,   но наряду от  нижних  земских  судов.   Рубили просеки в лесах, сажали деревья   и оплетали их  кошолками, копали канавы и строили мосты... В ноябре 1783 года большия дороги были  окончены на пространстве  всей  Тамбовской  губернии.  А еще раньше, в марте, там-

 

 

203

бовский губернский землемер Реткин и уездные землемеры Немцев и Лопачев составили первую почтовую карту Тамбовскаго наместничества и доставили ее в Москву Каменскому.

Наконец, при Каменском же разные чиновники Тамбовскаго наместничества облеклись в усвоенные им мундиры, чего прежде не было; в городах построены были присутственныя места; город Тамбов выстроился по новому плану, основаны были приказ общественнаго призрения и банк и вообще началось правильное губернское устройство. Между прочим, цивилизаторская деятельность графа Каменскаго выразилась в энергических попытках, направленных к основанию народных училищ в Тамбовском наместничестве 1).

В конце 1785 года граф Каменский оставил должность генерал-губернатора Рязанскаго и Тамбовскаго наместничеств, и результаты этой административной перемены были далеко не в пользу Рязанскаго и Тамбовскаго края. Начались прежния чиновничьи злоупотребления, большия дороги оказались не безопасными для проезжающих и вообще без Каменскаго в Тамбовскомъ крае стало гораздо хуже.

Следующие факты вполне оправдают нашу мысль.

Вскоре после отставки графа Каменскаго поверяли кадомские соляные магазины. Соли на лицо оказалось 225 пудов. Не доставало по счету 4067 пудов 34 фунта.

  Куда девалась соль?—спросил председатель поверочной коммиссии.

  Пропала от усышки да от утечки,—отвечал соляной пристав Жданов 2).

Дело об усышке кадомской соли впоследствии как-то замялось...

1 сентября 1790 года к Кадому подъезжал причт Кадомской Николаевской церкви. Священно-церковно-служители везли с собой после одной богатой требы водку, мед и несколько рублей денег. Вдруг, под самым Кадомом, из лесу вышла толпа вооруженных разбойников и все отняли у злополучнаго кадомскаго причта. Эти же самые разбойники в тот же день еще ограбили двух проезжих, одного купца и одного прикащика.

Подобные случаи совершались в Тамбовском наместничестве, по отъезде графа Каменскаго, довольно часто.

Самое дворянство тамбовское после Каменскаго очутилось в худшем положении. Мы говорим здесь, конечно, о бедном дворянстве. При Каменском бедные дворяне обыкновенно определялись на службу в разныя канцелярии. После него этот порядок изменился. Что из этого произошло, видно из следующаго.

В октябре 1794 года кирсановский предводитель дворянства Тишенинов доносил наместническому правлению: „в Кирсановском округе нашел я бедных не служащих дворян 28 человек, из коих некоторые по сущей бедности и сиротству находились в разных местах в работниках даже у помещичьих крестьян. Некоторые из этих дворян, числом 22 человека, по моей просьбе согласились поступить в военную службу и отправлены были в разные полки солдатами, преимущественно в Преображенский полк. Деньги на их обмундировку и поездку кирсановское дворянство собирали по подписке" 3).

Даже в церковных делах сказалось отсутствие Каменскаго. Вот что доносил консистории в 1786 году шацкий протопоп Даниил Михайлов, обращавший   в православие   шацкую   и   кадомскую   мордву:   „в   обращении

1) См. об этом в декабрьской книжке „Древней и Новой Россіи" за 1878 г.

2)  Архив губ. правления, № 320.

3)  Архив губ. правления, № 2193.

 

 

204

иноверцев никакого успеха не последовало, потому что к слушанию слова Божия мордва собирается самым малым числом и одни почти мужескаго пола старшие люди, а молодые и жены их к оному не приходят. Да и те обыватели, которые считались христианами, не являются к исповеди и причастию" 1)...

Преемником графа М.Ф. Каменскаго по управлению Рязанским и Тамбовским наместничествами был граф И. В. Гудович. Сохранились в тамбовских архивах документы и об этом генерал-губернаторе, именно— его переписка с Г. Р. Державиным и В. С. Зверевым. С первым Гудович постоянно и несправедливо ссорился, а второму постоянно напоминал о недоимках с податнаго населения Тамбовской губернии...

 

Сообщено И. И. Дубасовым.

 

 

1) Архив губ. правления, № 657.

жалюзи в Полтаве . На рубли для всех игроков казино: вот этот, с выводом денег с гарантиями.
Hosted by uCoz
$DCODE_1$