Джастис Э. Три года в Петербурге / Пер. Ю.Н. Беспятых // Беспятых Ю.Н. Петербург Анны Иоанновны в иностранных описаниях. Введение. Тексты. Комментарии. - СПб.: БЛИЦ, 1997. - С. 87-110

 

 

Элизабет Джастис

ТРИ ГОДА В ПЕТЕРБУРГЕ

 

 

...Мы прибыли в Кронштадт — порт назначения, расположенный примерно в десяти милях от Петербурга, 30 августа 1734 года1. Прежде следовало бы сказать вам в похвалу нашему капитану, что все воскресенья соблюдались настолько торжественно, насколько позволяли обстоятельства. Свободные от вахты матросы были заняты чтением Библии; палубы в эти дни были выскоблены песком, а матросы выбриты и очень опрятны.

Кронштадт — это город, куда приходят все большие корабли, из-за своей величины не способные подняться до Петербурга. Там находится таможня, и таможенные офицеры сразу по прибытии корабля поднимаются на борт и ставят там солдата смотреть, чтобы с корабля ничего не вынесли. Я видела, что принесенные свечи были поставлены в сосуды с водой. Любопытство побудило меня осведомиться о причине этой странности, и мне сказали, что если бы капитан этого не сделал, ему пришлось бы заплатить штраф в 10 рублей, то есть почти 50 английских шиллингов. Поскольку этот город подвержен пожарам, то русские не могут позволить разводить огонь на кораблях. Но в возмещение неудобств ее величество построила дом, предназначенный для приготовления пищи2.

В этом городе имеет резиденцию адмирал Гордон, шотландский джентльмен, ценимый всеми, кто имеет честь его знать; он столь же добр, сколь и велик. Его сочувствие всегда на стороне несчастного и правого. Обязанности высокого поста, занимаемого им, исполняются настолько справедливо, честно и мужественно, что само его имя вдохновляет его офицеров и воодушевляет матросов. Я имела честь обедать


 

 

[88]

у него перед отправлением в Петербург; благодаря его благосклонности я не только разделила с ним превосходную трапезу, но и почувствовала на себе обходительность с чужестранцами и удовольствие, получаемое им от общения и от любезностей англичан. У него есть дочь, вышедшая замуж за сэра Генри Стерлинга. Они наделены всеми возможными добродетелями, в особенности приветливостью, коя прекрасна в особах их положения. И хотя я была посторонней, они не только с радостью проявили по отношению ко мне любезность, но оказали еще большую честь, преподнеся щедрый подарок.

Мы были задержаны здесь противными ветрами до 11 августа. Желая попасть в Петербург, мы попытались подняться в шлюпке, но не прошли и лиги, как все наши матросы заявили, что они не в состоянии выгребать против течения. И сам капитан придерживался того же мнения. Тогда мы вернулись на корабль и взяли в шлюпку даму, которая приплыла с нами, но не отважилась попытаться дойти в ней до Петербурга. Поскольку же теперь нам нужно было лишь пересечь реку до места, называемого Петергоф, она оказала нам честь своим обществом, и мы благополучно добрались до вышеназванного места, каковое представляет собой дворец ее императорского величества, где в это время находилась императрица, приезжавшая туда каждое лето в июле и остававшаяся там обычно на десять недель.

Я сочла большим счастьем для себя возможность лицезреть столь прекрасный Город, каковым действительно является Петергоф, и одновременно иметь честь видеть многочисленных придворных; это мне удалось, поскольку многие из них прогуливались в саду. Сей город, по мнению некоторых людей, своими фонтанами превосходит даже Версаль3, особенно по мнению тех, кто осматривал и то, и другое. Что же до меня, то поскольку я видела фонтаны только Петергофа, могу лишь сказать: они настолько прекрасны, что описать их свыше моих сил. Что касается садов, они, конечно, не сравнятся с нашими английскими. Наиболее же любопытными я сочла гроты в саду, высокие и различной формы, [украшенные] устричными раковинами. Я должна признать их необычными и прекрасными. Там есть много красивых статуй и много деревьев, подстриженным кронам которых приданы различные формы. Дворец великолепен и стоит на краю высокого холма. Но поскольку там пребывала ее величество императрица, я не осмотрела дворец изнутри.

Мы отправились оттуда а пять часов в карете, как говорят русские, хотя в Англии ее сочли бы просто открытым фаэтоном. Кучер был русским, как и прочие служители. Я заметила, что мы не миновали, без того чтобы не остановиться, ни одной избы, или кабака, который

 

 


 

 

[90]

в этой стране — то же, что в Англии постоялый двор. То хозяин, то человек желали несколько подкрепиться. Я также заметила, что в каждом месте они обходились одним-двумя словами, и поскольку это повторялось часто, то я сказала, что могла бы говорить по-русски, если бы только знала, что это означает на английском. Я спросила переводчика о значении этих слов. Он сказал мне; одно значит «хорошо», другое — «очень хорошо». Я была рада, что с этого начала знакомство с языком, памятуя английскую пословицу: «Хорошее начало ведет к хорошему концу».

Но вернусь к моему путешествию. Все, что можно было получить в этих местах, — это разного рода спиртное, так что было 12 часов, когда мы достигли Петербурга, и наши слуги более годились для своих постелей, нежели для дальнейшего путешествия. Мы сами были так утомлены, что скоро распрощались и улеглись спать.

Я поднялась в семь часов, примерно до девяти совершила прогулку, погруженная в свои думы, и вернулась в дом дамы, которая была моей спутницей в путешествии и гостеприимством которой я воспользовалась на эту ночь. Около десяти часов утра за мной пришел мистер Эванс; я приехала в Петербург, чтобы стать гувернанткой его дочерей. Я отправилась с ним и была принята любезно и доброжелательно. С нами ужинали два джентльмена, оба они делали честь своей стране. Они были англичанами и людьми превосходного ума. Предметом нашей беседы в этот вечер были добрая старая Англия и мое путешествие.

Мы очень весело провели вечер; наутро я поднялась около восьми часов и была очень хорошо принята юными леди, кои поручались моему попечению. Мои мысли были теперь совершенно заняты этой высокой должностью, в которую я вступала, — должностью гувернантки. Но об этом я не стану более говорить, лишь пожелаю тому, кто хотел бы удовлетворить свое любопытство в данном отношении, осведомиться у мистера Эванса, в чьей семье я находилась в продолжение трех лет и трех месяцев, и если бы не получила письма из Англии [с просьбой] возвратиться и помочь моим собственным детям, то оставалась бы в Петербурге до сих пор.

Петербург — место жительства ее императорского величества на протяжении примерно девяти месяцев в году. Он очень велик и расположен приблизительно в восьмистах верстах от Москвы4; верста составляет примерно три четверти английской мили. Москва — столица5, о переезде в которую ее величества обычно поговаривают раз в году, но пока я жила в Петербурге, дело дальше разговоров не шло.

Ее величество высока, очень крепкого сложения и держится соот-


 

 

[91]

ветственно коронованной особе. На ее лице выражение и величия, и мягкости. Она живет согласно принципам своей религии. Она обладает отвагой, необычной для ее пола, соединяет в себе все добродетели, какие можно было бы пожелать для монаршей особы, и хотя является абсолютной властительницей, всегда милосердна. Ее двор очень пышен. Многие приближенные — иностранцы. Дважды в неделю устраиваются приемы, но туда допускают только тех, кто принадлежит ко двору; все собираются между тремя и четырьмя часами пополудни и разъезжаются около девяти.

Ее величество встает очень рано и зимой обедает в двенадцать часов. Для ее развлечения дважды в неделю идет итальянская опера, которую содержит ее величество6. Туда допускают только тех, кто имеет билеты. Я имела честь дважды видеть ее величество в опере. Оба раза она была во французском платье из гладкого силезского шелка; на голове у нее был батистовый платок, а поверх — то, что называют шапочкой аспадилли из тонких кружев с вышивкой тамбуром и с бриллиантами на одной стороне. Ее величество опиралась на руку герцога Курляндского7; ее сопровождали две принцессы8, затем остальная знать.

В центре партера стояли три кресла; в среднем сидела ее величество, а по бокам — принцессы в роскошных одеждах. Принцесса Анна была в малиновом бархате, богато расшитом золотом; платье было сшито, как и подобает инфанте. Оно имело длинный шлейф и очень большой корсет. Кудрявую головку Анны красиво покрывали кружева, а ленты были приколоты так, что свисали примерно на четверть ярда. Ее шемизетка была собрана шелком в складки и плотно прилегала к шее. У нее были четыре двойных гофрированных воротника, на голове бриллианты и жемчуг, а на руках браслеты с бриллиантами. Одежды принцессы Елизаветы были расшиты золотом и серебром, а все остальное не отличалось от одежд принцессы Анны.

Одеяния знати — как мужчин, так и дам, очень богаты. Некоторые дамы были в бархате, и большинство имели на отделке платьев крупные жемчужины. На других были гладкие силезские шелка, отделанные испанскими кружевами. Мужчины обычно носили бархат, расшитый золотом и серебром, каковым умением русские знамениты, как знамениты показной пышностью и парадностью. Думаю, что в этом русский двор невозможно превзойти.

Театр просторен и величествен9. Он хорошо отапливается восемью печами. Декорации очень хороши; одежды актеров богаты, и они, как мужчины, так и женщины, обладают превосходными голосами. Иног-


 

 

[92]

да дают голландские пьесы, но, я думаю, никто не стал бы смотреть их дважды.

Что же до одежды в России, то там, как и в любом обществе любой страны, каждый появляется в одеждах, присущих его отечеству. В обычае русских женщин носить французское платье; на голову они надевают шапочку с верхом из бархата, сукна или дорогого шелка, отороченную мехом примерно на полквартера10 в высоту; белье простое, башмаки и чулки редки. Замужние женщины укладывают волосы под головной убор, так что вы не можете их видеть, хотя они у всех очень длинные; однако для замужней женщины считается неприличным показывать их. Незамужние стягивают волосы на затылке лентой; носят жакет без рукавов. Юбки обычно сшиты из очень яркой ткани. Головные уборы даже у бедных людей спереди жесткие благодаря картону и возвышаются над лбом примерно на полквартера; сверху накладывают бисер, золотые или серебряные галуны либо что-нибудь другое, приятное на вид. Эти головные уборы они покрывают кусочками сукна, шелка или миткаля длиной около ярда и держат их за два конца руками, а другие свешиваются над плечами.

Зимой русские одеваются в подбитые дорогим мехом жакеты, достигающие до бедер. Некоторые ходят в них и летом, чтобы, как они говорят, не впускать жару. Но я придерживаюсь мнения, что это делается напоказ, так как они обычно сшиты из дорогого шелка; русские приобретут красивый жакет и шапку, даже если за душой у них не останется ни гроша.

Я заметила, что русским [простолюдинам] не приходится много тратиться на пропитание, так как они могут насытиться куском кислого черного хлеба с солью, луком или чесноком. Пить они любят крепчайший напиток, какой только могут достать, и если не удается добыть его честным путем, то они крадут его, так как не в состоянии отказаться от этого пристрастия. Но напиток, обычно продаваемый для простонародья, — это квас, приготавливаемый из воды, которую заливают в солод после того как доброкачественный продукт отцежен, и настаивают на различных травах :— тимьяне, мяте, сладкой душице и бальзамнике.

У русских в большом изобилии рыба. Там я видела корюшку лучшую, чем где бы то ни было в Англии. Она продавалась по 20 штук за копейку, которая равнялась пенсу11. Цена на лосося — три копейки фунт. Среди рыб есть одна, называемая карась, она превосходна и напоминает наш палтус. Но самой ценной мне показалась рыба, которую русские называют стерлядью, она стоит пять или шесть рублей, что равняется почти 30 шиллингам за штуку. Эта рыба чрезвычайно


 

 

[93]

сочна, и вода, в которой она варится, становится желтой, как золото. Стерлядь едят с уксусом, перцем и солью.

У русских чрезвычайно хороши судаки и икра, которую добывают из осетра. Большую часть икры они кладут под груз и отправляют в Англию. Но такая не идет в сравнение с местной. Икру едят на хлебе с перцем и солью, и вкус у нее — как у превосходной устрицы.

Речные раки крупнее, чем когда-либо виденные мною в Англии.

Я обедала с русскими в великий пост и видела, как они с аппетитом ели сырую спинку лосося. Сняв кожу, они режут спинку на большие куски, затем намешивают в тарелке масло, уксус, соль, перец и поливают этим лосося. Рыбу жарят в масле. У них есть маленькая рыбка, очень напоминающая нашего шримса12; ее жарят и подают на стол в одной и той же посуде. Все дело в том, чтобы есть эту рыбку горячей и хрустящей.

Там в изобилии превосходное мясо. Хотя овцы у русских мелкие, но баранина вкусна и жирна. Есть очень хорошая телятина, однако ее мало. Говядина же исключительно хороша и дешева. У русских имеется также превосходная свинина, и они очень любят козлят, которых там множество. Их ягнята хороши. Способ приготовления пищи у русских — варка или выпечка. Они большие любители мясного бульона, который приготавливают из самого постного мяса, какое только смогут достать, и заправляют его крупой вместо овсянки, имеющей то же происхождение, а также большим количеством трав и луком. Русские часто варят суп из рыбы, пренебрегая зеленью.

Не могу сказать, что русская манера приготовления пищи мне нравится, но полагаю, что ни в одной части света англичанам не живется лучше, чем в Петербурге.

Там множество куропаток и вообще дичи, особенно дроздов-рябинников, которых в Англии называют садовыми овсянками. Они стоят всего десять копеек за пару. Здесь есть также индейки, цыплята, голуби и кролики. Гуси очень жилистые и хуже наших. В России множество зайцев, но я ни разу их не ела. Шкурки у них белые. Нет недостатка в хорошей пище, как и в хорошем ликере, кларете, бургундском, токае, араке, бренди и других превосходных напитках; русские пьют очень умеренно.

Что же до русского климата, то он чрезвычайно холоден, как вы можете себе представить.

Я видела, как 32 тысячи человек делали военные упражнения на льду. Надо признать, что они хорошие солдаты. Гренадеры носят бакенбарды. Полковая форма офицеров — зеленая, отделанная золотом. Их кокарды [золотые]. [У них] широкие белые ленты [через


 

 

[94]

плечо] и красный плюмаж. На службе ее величества состоит очень много английских джентльменов.

Простой [русский] человек может выдержать большие лишения и будет жить в таких местах и на такой скудной пище, какая убила бы наших соотечественников. Русские [простолюдины] не знают кроватей, они лежат вместе по 16 и 20 человек на скамьях или на полу, подстелив рогожи.

Ее величество предоставляет большие привилегии своим офицерам и солдатам, особенно первым. Ибо если какой-то господин поссорится с ними, обычно следует решение в их пользу. Они очень сильные люди и в своих шубах выглядят весьма импозантно. Шуба — это большое пальто или плащ, очень длинный и подбитый мехом.

В каждую семью ставят на постой определенное число военных, что представляет большое неудобство, так как они беспрепятственно делают все, что угодно, со всем, что попадет им в руки. Но после заключения договора о торговле англичане были освобождены от этой повинности13. Ее величество настолько милостива, что дает щедрое обеспечение детям офицеров после смерти родителя — сыновьям до 12-летнего, а дочерям — до 15-летнего возраста.

Климат [в Петербурге] столь холоден, что вода замерзает и превращается в лед такой крепости, что он выдерживает не только многих людей, но и всевозможные груженые повозки, ежедневно по нему ездящие. Однако милостивый Господь, дабы вознаградить за эту суровость [климата], ниспослал обилие мехов и леса.

Русские путешествуют в санях, представляющих подобие мягкого кресла. Дно у них деревянное, закрепленное на железных полозьях, и перед вами фартук, прикрепленный к обеим сторонам саней, такой же, как кожаные фартуки английских фаэтонов. Но здесь — ткань, подбитая мехом. Верхней части у саней нет. Придворные покрывают впряженных лошадей белыми попонами, чтобы снег не летел в лицо. Однако это не дозволено людям, не принадлежащим ко двору. Лошади очень маленькие, но сильные и бегут быстро. Тем не менее большинство из знати и людей света имеют английских лошадей. Обычно перед каретой едут верхом два или четыре всадника из слуг, весьма многочисленных.

Для зимних поездок у русских есть то, что они называют дорожной кибиткой, в которую укладывают свои постели и постельные принадлежности. Там можно и сидеть прямо, и лежать вытянувшись, кому как удобно.

В дорогу обычно берут с собой хороший запас крепкого напитка, языков, вяленого мяса или какой-либо еды в горшках, ведь в пути


 

 

[95]

могут встретиться лишь весьма скверные постоялые дворы. Едут день и ночь напролет. Вот то, что мне рассказывали, сама я за время пребывания в этой стране не совершила ни одного путешествия.

Дома, построенные много лет тому назад, — очень низкие и деревянные. Все комнаты — на одном этаже. Однако современные постройки — их называют палатами — очень величественны, воздвигнуты из камня, роскошны, но чрезвычайно холодные.

Способ, употребляемый русскими для обогрева комнат, — печь, как они называют это приспособление, устроенное в лучших комнатах. Печи выложены превосходными голландскими изразцами, но есть и просто кирпичные. Это разновидность нашей плиты. Следить за ними — обязанность одного из слуг, так как печи весьма небезопасны, если их неправильно топить. Когда огонь разгорится, наверху открывают дымоход. Кроме того, эта печь имеет железную дверцу, через которую закладываются дрова, и когда они несколько прогорят, их разбивают на мелкие куски кочергой и оставляют сгорать до мельчайших угольков и золы. Недогоревшее выгребают, потому что если несгоревший кусочек останется в печи после того как ее закроют, это может вызвать внезапную сильную болезнь, которая, случись такое ночью, способна отправить вас в царство мертвых. Когда дрова достаточно прогорели, как можно плотнее закрывают верх дымохода, который они присыпают песком, и дверцу тоже плотно закрывают. Я должна признать этот способ отопления совершенным.

Окна в домах держат закрытыми всю зиму, и все щели забивают паклей так плотно, что они вообще не пропускают воздуха. И если в какой-либо части дома, хотя бы и в самом неприметном месте, осталась щель, она затыкается таким же образом. Этой работой занимаются специальные люди, их называют конопатчиками, и они получают за каждое окно в соответствии с его размерами.

Поскольку я сообщила вам, что вода всю зиму остается замерзшей до твердого состояния, способного выдержать очень большую тяжесть, вы можете вообразить, что русские остаются без воды. Но, разумеется, это не так. Ибо есть простолюдины, которые разбивают лед в тех местах на реке, где не проходит дорога. И каждая семья платит немного этим людям за поддержание незамерзающей проруби. Туда носят полоскать белье; вытащенное из воды, оно так замерзает, что его, для того чтобы развесить, приходится оттаивать в теплой комнате.

Этот сильный мороз начинается обыкновенно в середине ноября, но в 1734 году он начался 26 октября14. Это, однако, необычно рано. Мороз продолжается до 10 апреля и редко бывает иначе, чем день-два


 

 

[96]

в ту или иную сторону. Мне говорили, будто Петр Великий отправился по льду в крепость, находящуюся за рекой, в своих санях, а возвратился на судне15; лед ушел за те каких-нибудь два часа, которые он там провел. Но за время моего пребывания в Петербурге ничего подобного не происходило. Ибо хотя река и вскрылась, проходит день или два, прежде чем по ней смогут плавать суда. Но есть некий Томкин, который со вскрытием реки выходит с несколькими малыми судами перед дворцом ее величества и палит из маленьких пушек в знак радости16.

Зимой у русских бывают очень красивые иллюминации, подобных, я думаю, нет нигде. Иллюминации устраиваются четырежды в год: в день рождения ее величества, в день ее именин, коронации и в Новый год17. Ежегодный расход на это составляет 50 тысяч фунтов [стерлингов]. Перед дворцом всегда ставят особую фигуру, замечательно красивую. Помню, в один год стояло изображение ее величества, а рядом — изображение Изобилия с девизом: «Выше всех похвал». Иногда бывают фигуры Милосердия и Правосудия. Я видела несколько любопытных изображений: сад, столь естественный, что впору вообразить, будто можно рвать с деревьев апельсины; стены Перу, некоторые из них возводятся, чтобы быть разрушенными; русский алфавит, состоящий из сорока букв18. Их Академия тоже превосходно иллюминована. В те же ночи русские запускают перед дворцом очень красивые ракеты и огненные шары. Все это несравненно и не может быть превзойдено. Перед такими ночами посылают человека с общим приказом осветить окна нескольких домов. Часто сообщают, сколько их должно быть и долго ли им гореть. Есть также человек, обязанный ходить и смотреть за исполнением приказов. Потому что если они не выполняются, то генерал-полициймейстер19 — должностное лицо, подобное лорду-мэру Лондона, — наложит за такую провинность штраф, какой сочтет нужным.

Другое развлечение русских бывает на неделе перед великим постом, эту неделю называют масленицей. Они уходят из города на расстояние около трех миль, где очень высокие холмы20, и все мужчины, женщины и дети развлекаются катанием с гор в санках. Некоторые делают это в высшей степени ловко. Иногда многие все же ломают себе руки и ноги. Эта забава ценится так высоко, что за нею наблюдает ее величество.

В продолжение этой недели все позволяют себе есть и пить что угодно. Они очень вкусно готовят [блюда] из молока, масла и яиц. И эту пищу, весьма приятную, называют изысканной. Однако в понедельник, предшествующий пепельной среде21, с которой начинается великий пост, веселье заканчивается. Во вторник при встрече они це-


 

 

[97]

луются, объявляя: «Прощай, завтра я умру!» — и продолжают умерщвлять свою плоть до Пасхи.

Русские ходят в церковь вечером, как и днем. Отправление обрядов состоит в том, что они крестятся, кланяются и бьются головой о пол, повторяя часто и быстро, как только возможно, слова: «Господи, помилуй нас». И те, кто проговаривает это быстрее всех, считаются самыми набожными.

В домах у русских есть многочисленные живописные и резные изображения; перед всеми горят восковые свечи со времени ухода хозяев в церковь и до возвращения домой. Они очень строго соблюдают посты в смысле воздержания от пищи, но не в такой степени — от питья. Я не видала, чтобы кто-то хоть раз отказался от вина. Однако во время этого поста надо откупаться.

Например, одна знатная дама выбрала русскую женщину в няньки своему ребенку, но не одобряла ее пост. И та, чтобы не потерять место, отправилась к священнику; он дал ей разрешение на определенных условиях, которые она и выполнила, и этот грех был ей отпущен.

Перед причастием, примерно за неделю, они выглядят весьма благочестивыми и раскаивающимися во всем дурном, что совершили. Слуги приходят к хозяевам или хозяйкам просить прощения за свои провинности и целуют им руку. Но сразу после причастия они возвращаются к своему прежнему дурному поведению, и ничего доброго не приходится ждать от них до тех пор, пока опять не подойдет срок причащаться.

В Пасху примерно между часом и двумя ночи много стреляют из пушек; палят все орудия, установленные вокруг крепости. В этот день, как и всю эту неделю, у русских принято наносить визиты англичанам и дарить каждому яйцо, говоря при этом, что Христос воскрес.

Очень любопытны эти яйца. Я привезла с собою одно, все фигуры на котором двигались, если потянуть снизу за кисточку. Это было яйцо индейки, высосанное, выкрашенное в кремовый цвет и покрытое лаком. Яиц у них очень много — одни сделаны из воска, другие из дерева, а третьи — настоящие, сваренные вкрутую н затем окрашенные в красный цвет. Потом перочинным ножом так соскабливают эту краску, что получается фигура нашего благословенного Спасителя на кресте или его вознесение на небо; это у русских получается чрезвычайно любопытно. Такими яйцами восхищаются более всего, но сохраняются они недолго.

Слуги пекут кекс или пирог и, украшенный яйцами, дарят своим хозяевам или хозяйкам, или же подносят каравай хлеба. Хозяевам принято что-нибудь дарить, хотя те и отнекиваются. Эта неделя по-


 

 

[98]

всюду полностью посвящена развлечениям; в это время трезвый или ведущий себя сдержанно человек выглядел бы странно.

Наблюдения убедили меня, что вера у русских очень крепка. На двенадцатый день священник освящает воду. На льду для этого воздвигается постройка вокруг проруби, и отовсюду сходятся люди, и часто — чтобы окунать своих детей в эту холодную стихию, хотя при такой церемонии некоторые тонут. Однако русские мало или вовсе не принимают это во внимание и утешают себя словами: они ушли ко всемогущему Богу! Очень многие, как старые, так и молодые, приходят с кувшинами и бутылями, дабы набрать этой святой воды. Ибо если и она их не исцелит, они никогда уже не ищут иного лечения. По окончании церемонии появляется большая бадья, покрытая малиновым бархатом с золотым шитьем и длинной бахромой; бадью тащит шестерка прекрасных лошадей, украшенных лентами. Ее наполняют водой для конюшни ее величества22.

В религии русских есть еще одна примечательная особенность — обряды в церквах за упокой душ. Душу императора Петра23 они поминают каждый вечер и каждый день в монастыре, находящемся приблизительно в двух милях от Петербурга24. Если умирает какая-либо знатная особа, они делают то же самое в течение одного года и одного дня. Русским священникам дозволено жениться один раз. Одежды священников — из черной ткани, покрывающей и голову. Они носят длинную бороду и оценивают друг друга в значительной степени по ее виду. Во времена Петра Великого многие предпочитали пойти на костер, но не позволяли побрить себя.

Что касается крестин, я ни разу не присутствовала ни на одном обряде, но, как смогла узнать, и мальчики, и девочки имеют двух крестных отцов и крестных матерей. Среди них принято дарить друг другу красивый кошелек или платок, смотря по обстоятельствам дарящего. Подарки делают также роженицам. Русские женщины преодолевают это недомогание гораздо легче англичанок. Я купила кое-что для одной, которая должна была вскоре родить, а ровно через неделю она сама пришла ко мне без башмаков и чулок посреди зимы и сказала, что разрешилась от бремени и чувствует себя превосходно. И это для тамошних женщин совершенно в порядке вещей.

Мне не довелось побывать на русской свадьбе, но я видела две или три пары, шедшие венчаться. Я заметила, что они были очень красиво одеты, в очень богатых платьях, с лентами и цветами в волосах. Ибо на этот день они занимают у кого только могут, дабы выглядеть красивыми. Впереди жениха и невесты идет человек с маленьким образом, называемым богом-покровителем невесты; после обряда бракосочета-


 

 

[99]

ния образ приносят обратно и ставят среди других русских богов, но ему она больше не молится.

Я не видела похорон, пока не пробыла там два года, хотя и жила в очень населенной части города и близко от двора. И в тот день я не видела ничего, кроме необычного света. Подойдя узнать, что это такое, обнаружила, что это многочисленные факелы: их средь бела дня несли перед телом. Я сочла это в высшей степени абсурдным. Но человек, в чьем обществе я была, рассказал мне, что русские кладут в гроб, а это еще более абсурдно; туда кладут пару башмаков, несколько свечей и пропуск. Последний — чтобы покойника впустили, но я не знаю, куда. Полагаю, русские считают, будто существует несколько степеней счастья, ибо такой пропуск можно купить в лавке или на рынке, и его действенность зависит от цены.

Раз в году все вдовы приходят плакать на могилах своих мужей и усердно молиться за упокой их душ скорым вступлением в святое царство.

Местность там очень здоровая; аптек нет, но близ двора имеется магазин, называемый аптекой и принадлежащий ее величеству. В нем можно купить нужные лекарства25. Есть несколько хороших врачей и хирургов. Там есть также другие примечательные особенности, заслуживающие быть упомянутыми: например, лишь очень немногие сходят с ума или накладывают на себя руки, и я не видела ни одного горбатого, будь то мужчина, женщина или ребенок.

В этой стране существует обычай шутить в последний день апреля, как некоторые в Англии делают в первый апрельский день. В 1735 году ее величество изволила забавляться звоном колокола, который там зовут пожарным; в него ударяют лишь в случае какого-либо большого несчастья. Это, конечно, очень многих ввело в заблуждение. Но спустя три дня от молнии загорелась колокольня одной из красивейших тамошних церквей26, что было расценено как кара; теперь этот нелепый обычай отменен.

В Москве был другой пожар, выжегший город на семь верст в длину и пять в ширину27 (каждая верста составляет три четверти английской мили). Говорили, что убыток ее величества достиг суммы в 15 миллионов рублей, помимо ущерба, понесенного ее подданными. Вскоре после этого вспыхнул пожар в Петербурге, когда я была там. Он обратил в пепел большую часть города26. И я видела в полях сотни людей со спасенными пожитками, не имевших пристанища. А что еще хуже, некоторые из несгоревших домов было приказано снести. Люди так бы и остались без крова, если бы один знатный господин, коему было поручено отдать этот приказ народу, не явился к ее величеству,


 

 

[100]

чтобы сообщить, какие лишения это принесет бедным страдальцам! Она милостиво изволила разрешить им остаться на некоторое время [в своих домах]. Если бы такое произошло не летом, то, без сомнения, много людей замерзло бы насмерть29.

В 1737 году случилась какая-то весьма необычная болезнь. Думаю, ею переболел каждый в это городе, хотя смертельной она оказалась только для младенцев. Они страдали от сильнейших болей в спине, становились совсем холодными и вялыми и за ночь чрезвычайно ослабевали. В это время там жил некий доктор Путтеллер, служивший врачом в английской фактории. Он рекомендовал лишь обильно пить сыворотку из материнского молока с 40-50 каплями настойки из оленьего рога. Это лекарство было средством для потения, и его следовало дозировать в соответствии с возрастом и силами пациента. Применение лекарства принесло успех. Но недуг был столь силен, что в домах некоторых придворных, а в каждом из них было человек сто, только троим или четверым удалось его избежать. Однако болезнь ни у кого не продолжалась дольше недели.

Если кто-то ворует у огня, вы можете столкнуть его в огонь, ничего более не предпринимая. А если кто-то берет слуг и держит в доме дольше двух дней, не зарегистрировав в полиции, то обязан заплатить такой штраф, какой сочтет уместным начальник полиции. Если слуги виновны в каких-то проступках, вы можете послать за офицером, дабы тот наказал их — высек плеткой-девятихвосткой по спине до крови. Но такое наказание считается у русских пустячным, и ему не придают никакого значения. Ибо они тотчас же натирают спину водкой, и если это делать часто, спина становится столь твердой, что во время наказания они смеются.

Иных живыми закапывают в землю по шею и на некотором расстоянии [кладут] еду. Но еще ставят караул, чтобы наказанному никто ничего не дал. Другое наказание состоит в растягивании конечностей, которые сначала вывихивают, а затем человека подвешивают за них на крюке на несколько минут. И если он трижды проходит через эти муки, не сознавшись в преступлении, предъявленном ему истцом, то такому же наказанию подвергается истец. Мне говорили, что были примеры, когда через это проходили люди невиновные, так как преступник выдерживал упомянутое число раз.

Нечего и думать уехать из России без паспорта. И кто-то должен удостоверить, что уезжающий никому не задолжал. А если удостоверить некому, то бьют в барабан, чтобы оповестить таким образом [людей]. Но это делается редко.

Если у какого-то солдата есть сын или сыновья, все они должны


 

 

[101]

стать солдатами: чем бы ни занимался отец, сын должен заняться тем же. Если кто-то из дворян ее величества или из других низших лиц, занимающих какую-либо должность на ее службе, делает что-то такое, чего она не одобряет, то не назначается никакого разбирательства; просто она посылает человека сообщить провинившемуся, что у нее нет более службы для него и что он должен освободить свое место, хотя бы и не знал, почему. Но это еще очень мягкий приговор. Иногда человеку дают два дня, а иногда лишь считанные часы. А если кто-то отваживается предстать перед ее величеством и подать ей прошение или возьмет на себя смелость судить, его наказывают смертью.

Все русские простолюдины рождены рабами. Их часто покупают и продают. Но никого из них нельзя вывезти из страны. Цены на людей самые различные. Мне говорили, что у одной дамы было 800 этих рабов. Считалось, что у нее самое большое состояние во всей России. Все таможенные пошлины на товары, привозимые из-за границы купцами, должны оплачиваться талерами, без чего не может быть сделана запись в таможне, и купцы не могут получить свои товары.

Там имеют хождение дукаты, чеканенные из золота, — по 2 рубля 10 копеек, что должно равняться полугинее. Но в Англии я получила за дукат только 9 шиллингов. Дукаты — из очень хорошего золота. Серебро там очень посредственное; есть рублевые и полурублевые монеты. Размером рубль точно соответствует нашей кроне; на одной его стороне выбито изображение головы ее величества, а на реверсе — орел с распростертыми крыльями. При обмене рубль стоит не более 4 шиллингов 6 пенсов. Имеются пятикопеечные кусочки меди, равные примерно двум с половиной пенсам. Остальные монеты — копейки, денежки и полушки. Копейку составляют две денежки, а две полушки — одну денежку. Они соответствуют нашим пенсу, полупенсу и фартингу.

Русский фунт составляет три четверти английского30, и так соответственно для меньших весов. А при продаже шелков или сукна меряют аршином, составляющим три четверти английского ярда31. Товары, обычно отправляемые русскими в Англию, — это железо, пенька, поташ, сукно, меха и так далее.

Поскольку я описала вам русскую зиму, чрезвычайно холодную, то скажу и о русском лете, которое продолжается четыре месяца — май, июнь, июль и август. В июне и июле — жара жестокая. В эти два месяца особенно донимают насекомые, их русские называют комарами, а у нас в Англии они зовутся мошкой. От их укусов тело покрывается волдырями, которые воспаляются и жутко зудят. Народ обычно лечится от этого способом, состоящим в том, чтобы натирать укушенное


 

 

[102]

место водкой, но у меня от этого воспаление еще более усилилось. Я использовала кислое молоко и нашла его лучшим средством.

Там часты грозы с громом и молнией, и раскаты грома гораздо громче и длятся дольше, нежели я когда-либо слышала в Англии. Молнии часто причиняют большие повреждения, что уменьшает удовольствие от лета. А потом, невыносимая жара порой вызывает гибель лесов на протяжении нескольких верст. Ее величество иногда чрезвычайно пугается особенно сильных молний.

Там очень мало дождя и очень скудные фрукты. Правда, много всевозможной земляники, очень хорошей; много смородины и крыжовника. Вишни мало, и она очень плохая. Имеются груши, хотя и весьма посредственные. Но есть яблоко, называемое прозрачным. Спелое, оно такое прозрачное, что сквозь него видны семечки32. По вкусу оно превосходит любые яблоки, какие я когда-либо пробовала в Англии.

Там много спаржи, фасоли, шпината и салата. Цветная капуста редка. Превосходна кочанная капуста, и имеется она в изобилии. Ее семена привозят из Архангельска. В России в избытке также репа и морковь.

Летом русские развлекаются плаванием на барках, с музыкой на борту он уплывают порой за четыре-пять миль от города ловить рыбу, взяв с собой еды. В лесу они разжигают костер, чтобы приготовить пойманную рыбу.

Другое развлечение — ходить смотреть спуск кораблей на воду; это действительно захватывающее зрелище. Императрица всегда присутствует на церемонии спуска. Чтобы наблюдать за спуском корабля, для ее величества и знати готовится удобное место, его покрывают красной тканью. Готовится и угощение из конфет; кроме того, принято выпить за успешный сход корабля.

Много священников и других господ спускаются на корабле.

Во время его схода [со стапеля] ее величество трижды или четырежды крестится, молясь за удачную судьбу корабля. На борту находятся музыканты, они начинают играть, как только корабль окажется в воде33.

Затем ее величество следует в Адмиралтейство. Человек, построивший корабль, преподносит ей маленький серебряный молоточек, и она забивает первый гвоздь в [другой] корабль, строящийся на стапеле34. Раньше она обычно дарила серебряный кубок [построившему корабль мастеру], но теперь этот обычай упразднен35. Императрица соизволяет дать [также] столько дукатов, сколько пушек на корабле. Но когда я находилась в России, мистером Брауном36 был построен один корабль,


 

 

[103]

который все признали настолько превосходным, что он мог бы плавать в океане37. Ее величество оказала Брауну честь, поднявшись на борт корабля, устроив там бал и подарив ему помимо дукатов золотую табакерку стоимостью 60 фунтов38. Браун — англичанин, он имеет честь занимать несколько должностей на службе ее величества, каковые исполняет очень достойно. Все капитаны, с коими мне доводилось беседовать, утверждали, что русские корабли построены не хуже наших английских, однако признавали, что лес, из которого они построены, не служит столь же долго.

Наиболее красивыми зданиями являются дворец ее величества, крепость и монастырь39. Дворец великолепен; в нем ее величество дает аудиенции всем должностным лицам и по определенным дням обедает там. Дворец очень обширен и величествен. Потолки превосходно расписаны. Трон очень просторен; балдахин богато расшит золотом и имеет длинную бахрому. Кресло, в котором сидит императрица, бархатное; остов его золотой. Там есть также два других кресла, для принцесс. Одна стена комнаты обита красивой позолоченной кожей, покрытой различными прекрасными избражениями, и другая стена, зеркальная, со всевозможными птицами перед ней, тоже выглядит очень мило. Из окна открывается красивая перспектива на реку и плывущие корабли. Все другие комнаты обиты — одни бархатом, другие золотыми и серебряными тканями. Я видела три ложа: одно бархатное, два других — дамастные. Первое голубого цвета, другие — желтого.

Убранство кафедральной церкви, как мне сказали, великолепно, но я ни разу в ней не была. Церковь украшена шпилем, он ослепительно блестит, как и должно быть, поскольку покрыт сверкающим золотом40.

Монастырь (расположенный у красивой реки) чрезвычайно велик, с обширными помещениями; он имеет величественный вид благодаря своему великолепию и огромной высоте здания. В монастыре живут монахи.

У монастыря хороший рыбный промысел, туда часто приезжают господа и дамы и договариваются с рыбаками о продаже улова в их сетях. В этих водах водится очень много лосося.

Есть дом князя Меншикова, замечательный своей величиной. В нем столько же комнат, сколько дней в году41. Этот князь теперь находится в ссылке42.

В 1735 году совершил торжественный въезд персидский посол в окружении пятисот своих соотечественников, помимо нескольких карет и должностных лиц ее величества, сопровождавших посла43; его карета


 

 

[104]

ехала пустой. Он был одет в тонкую ткань с золотыми нитями. На голове его был тюрбан с многочисленными бриллиантами, на шее — несколько рядов крупных жемчужин, висевших подобно цепи. Посол был человек приятной наружности, хотя большие бакенбарды придавали его лицу весьма свирепое выражение. Он был высок, но сильно сутулился; я заметила, что сутулились вообще все персы. Он всегда выходил в сопровождении человека, несшего его трубку. Пробыв в Петербурге примерно неделю, он вновь нанес визит императрице и сделал ей подарок из нескольких очень больших редкостей, которые были поднесены на покрытых персидскими шелками подносах на головах собственных его слуг. Так как тот день был очень ветреным, [ткань отогнулась], и я увидела жемчужину очень большого размера и персидские шелка, расшитые золотыми и серебряными цветами. Посол подарил также ее величеству слона, который был приведен ко двору многочисленными слугами и нес на спине пагоду. Я не видела слона до его возвращения от двора, а пагода была оставлена там. Но мне сказали те, кто ее видел, что она была богато отделана и украшена несколькими прекрасными камнями. На спине слона сидел человек с маленьким кинжалом в руке, который вонзал в шею слона, чтобы справиться с ним, когда он делал что-нибудь не так. Слона кормили рисом и поили водкой.

Персы поклоняются солнцу. И как только это яркое светило начинает с востока озарять росистую землю своими лучами, в доме посла зажигается множество ламп, на которых курится сладчайший фимиам. Посол был один в своих апартаментах; его окружение находилось на балконе, а слуги стояли на улице. Отправление обрядов у персов состоит главным образом в монотонном пении, которое продолжается примерно час. То же самое повторяется при заходе солнца. Многие персы обладают очень красивыми и мелодичными голосами.

Там находится благородный мистер Рондо, который является английским резидентом. Этот джентльмен уважаем всеми, кто имеет честь знать его; он человек, честнейший по отношению ко всем. У него есть супруга44, украшенная всеми совершенствами, какими только может обладать существо ее пола. Она настолько разумна, что в этом с нею можно разве сравняться, но не превзойти, и это известно тем, кто имел удовольствие беседовать с нею, но, кажется, не известно ей самой. Благовоспитанность, любезность и добродушие — вот ее проявляющиеся постоянно качества, и во всем обхождении даже и с низшими [по положению] она выказывает величайшую снисходительность и доброжелательность. Внешне она прекрасна, очень высока ростом и обладает превосходными манерами. В день рождения короля45 у мис-


 

 

[105]

тера Рондо ежегодно бывает богатый прием и бал, куда приглашают англичан.

Теперь, рассказав о некоторых заслуживающих внимания обычаях и законах русских и дав правдивое описание многих происшествий, свидетелем которых я была в этом холодном климате, я полагаю невозможным для женщины изобразить различные времена года в их истинных красках. Но буду просить позволения вставить следующие превосходные стихи, которые хотя и написаны мистером Филипсом из Копенгагена, все же, кажется, по своей своеобразной манере настолько подходят к описанию владений царицы, что я нимало не сомневаюсь, что они будут приятны и интересны моему беспристрастному читателю..46

Я оставила Петербург 4 августа 1737 года и вечером того же дня прибыла в Кронштадт. Я провела там восемь дней в доме миссис Фанкинбург, сын которой был личным адъютантом ее величества. Меня приняли очень любезно. Иногда я делала визиты, и майор был настолько любезен, что вечерами устраивал концерты музыки. Утренние часы мы проводили за осмотром тамошних достопримечательностей. Я имела честь несколько раз побывать у адмирала Гордона, и когда я прощалась с леди Стерлинг, она, конечно, вновь обошлась со мною великодушно и любезно, не только выказав по отношению ко мне гораздо большее внимание, нежели я в любом случае заслуживала, но и кроме того проявила свое расположение, сделав мне щедрый подарок. Такое же внимание ко мне было выказано семьей, в которой я жила, и многими другими светскими людьми в том городе.

12 августа 1737 года я взошла на борт корабля, называемого «Сара и Маргарет», им командовал капитан Пэнтон...

 

КОММЕНТАРИИ

1 «30 августа» — описка или опечатка, допущенная в обоих изданиях сочинения Э.Джастис; должно быть 30 июля. Ниже (см. с. 90) англичанка ошиблась еще раз, написав, что провела в семье Х.Эванса «три года и три месяца». На самом деле она жила в Петербурге с 11 августа 1734 до 4 августа 1737 г.

2  Деревянная кухня на трех одинаковых секций на берегу Итальянского пруда, ее в 1804 г. сменило каменное здание Голландской кухни (Розадеев Б.А., Сомина P.A.. Клещева Л.С. Кронштадт: Архитектурный очерк. Л., 1977. С. 48).

3   Версаль — пригород  Парижа,  резиденция французских королей (1682— 1789), крупнейший дворцово-паркоаый ансамбль с дворцами Большой Трианон и Малый Трианон  и регулярным  парком,  украшенным  бассейнами,  фонтанами  и скульптурами.

4 Вернее говорить о приблизительно 700 верстах.

5 Петербург стал фактической столицей России в 1712—1713 гг., однако это


 

 

[106]

произошло «явочным порядком» — никакого официального документа на сей счет нет. Поэтому точнее было бы говорить не о перенесении столицы при Петре I из Москвы в Петербург, а о переезде двора; сказанное в равной мере справедливо применительно к началу 1728 — началу 1732 г., когда Петр II на несколько лет вернул двор с берегов Невы в первопрестольную.

6  В 1730-х гг. в Петербурге играли труппа итальянских комедиантов, певцов и музыкантов (1731),  труппа комедиантов   (1733—1735),  а также труппа  певцов итальянского оперно-балетного театра во главе с композитором Ф.Арайя и балетная группа А.Р.Фоссано (с 1735); о последних и пишет Э.Джастнс (Всеволодский-Гернгросс В.Н. Театр в России при императрице Анне Иоанновне // Ежегодник императорских театров. 1913. Вып. III. С. 1-34; вып. IV. С. 40—62; Асеев Б.Н. Русский драматический театр XVIIXVIII веков. М., 1958. С. 83—84).

7  Э.И.Бирона, герцога Курляндского и Семнгальского с 1737 г.

8  Елизавета Петровна и Анна Леопольдовна.

9  Первый в городе придворный театральный зал был устроен по проекту и под руководством Ф.Б.Растрелли в Зимнем дворце Анны Иоанновны «для отправления комедий  и опер»   в  1734 г.   В 1742 г.   эту  «комеди  и оперу»   существенно расширили (Всееолодский-Гернгросс В.Н. Театр в России... // Ежегодник императорских театров. Вып. III. С. 17—18).

10  Квартер, или четверть, — английская мера длины, равная 22,4 см.

11  Точнее,  половине пенса. Э.Джастис непоследовательна в переводе русских денег на английские, см. ниже в ее тексте.

12  Должно быть, имеется в виду снеток.

13  Упомянут русско-английский договор о торговле 1734 г. (см.: ПСЗ. Т. IX. № 6652. С. 436—443; Лебедев В.И. Русско-английские торговые отношения и договор 1734 г. // Ученые записки МГУ. 1954. Вып. 167. С. 121—131; Reading O.K. The Anglo-Russian Treaty of 1734. London, 1938).

14  Действительно, в тот год мороз ударил рано — по сведениям В.Н.Берха, «покрылся фарватер льдом 19-го октября»  ([Берх В.Н.] Жизнеописания первых российских адмиралов, или Опыт истории российского флота. СПб., 1833. Ч. 2. С. 174).

15  В оригинале: chariot; это слово Оксфордский словарь толкует как «четырехколесный экипаж с сиденьями только сзади» (The English Oxford Dictionary. Oxford, 1970. Vol. III. P. 40—41). Однако по смыслу речь должна идти о лодке, если только Э.Джастис не имеет в виду, что царь возвратился в коляске, поставленной на барку, ведь постоянных мостов через Неву тогда не было.

16  То есть Иван Степанович Потемкин. По традиции, управляющий Невской флотилией комиссар И.С.Потемкин (названный Петром I «Невским адмиралом») после вскрытия  Невы  выводил на нее буерный флот и салютовал из бортовых пушек Адмиралтейству, Петропавловской крепости и Зимнему дворцу. Эта традиция,  прервавшаяся с  кончиной  первого императора,   была возобновлена весной 1732 г., с переездом двора Анны Иоанновны в Петербург (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 274, 294; ОМС. Ч. I. С. 306—307). Невская флотилия была создана именным царским указом от 12 апреля  1718 г.   (ПСЗ.  T.V. № 3193. С. 559—561; то же: МИРФ. Ч. IV. Отд. XII. № 22. С. 739; Соколов А.П. Первый яхт-клуб в России // МСб. 1849. № 6. С. 378, 387—389).


 

 

[107]

17 В 1733 г. иллюминации с фейерверком были 1 января, 28 января (день рождения императрицы) и 20 апреля (день коронации), а иллюминации без фейерверка — 19 января (день избрания ее на престол) и 3 февраля (день ее тезоименитства). Имеется несколько печатных описаний иллюминаций и фейерверков, состоявшихся в Петербурге при Анне Иоанновне, см., напр.: Битовт Ю.Ю. Редкие русские книги и летучие издания XVIII века. М., 1989 (репринт издания 1905 г.). № 636. С. 121; № 661. С. 125; № 666. С. 127; № 708. С. 134—135; также на немецком языке: Сводный каталог книг на иностранных языках, изданных в России в XVIII веке. Л., 1984. Т. I. № 378. С. 117; 388. С. 120; 1985. Т. II. № 1476. С. 76;  № 1480, С. 77. — Придворные празднества в Петербурге за 1732 г. описал П.Н.Петров (История Санкт-Петербурга. С. 274—279).

18  Гражданский шрифт (гражданская азбука) русского алфавита, введенный в изданиях гражданской печати с 1708 г., насчитывал 32 буквы; кириллица — 43

буквы.

19   Салтыков  Василий   Федорович   (1675—1755),   дядя императрицы  Анны Иоанновны. Стольник (до 1730), генерал-майор, петербургский генерал-полициймейстер (1732—1742), генерал-поручик (с 1733), генерал-адъютант (с 1734), генерал-аншеф (Бантыш-Каменский Д-Н.  Словарь достопамятных людей Русской земли. М., 1836. Ч. 5. С. 4—6; Сб. РИО. СПб., 1888. Т. 62. С. 240; Высоцкий И.П. С.-Петербургская столичная полиция и градоначальство: Краткий исторический очерк. 1703—1903. СПб., 1903. С. 45, 46).

20  Имеются в виду Дудергофские высоты к юго-западу от Петербурга. Наиболее высокие их гряды — Петра I (Ореховая, 176 м), Кирхгоф (155 м). Воронья гора (147 м).

21  Пепельная среда (AsK Wednesday) — у протестантов день покаяния, первый День великого поста.   Название происходит от обряда,   во  время  которого священники посыпали золой головы кающихся прихожан.

22   Описана церемония водосвятия,  ежегодно проводившаяся   6 января.  Она привлекала внимание многих иностранных наблюдателей XVIII в., см., напр., «Известие о древнем русском обряде водосвятия», написанное анонимным немцем по впечатлениям 1711 г. (Точное известие о... крепости и городе Санкт-Петербург, о крепостце Кроншлот и их окрестностях II Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. С. 78—79) и у немецкого же дипломата (1715 г.) (Вебер Ф.Х. Записки. Стб. 1151—1152). См. также обзор подобных наблюдений в статье: Беспятых Ю.Н., Сухачев Н.Л. Петербургский быт в Россике XVIII в. II Петербург и губерния: Историке-этнографические исследования. Л., 1989. С. 62—65, где помимо прочих учтены впечатления датчанина П.Хавена и шотландца Джука, тексты которых помещены ниже в настоящем издании.

гэ Имеется в виду Петр 1 Алексеевич (1672—1725).

24  В Александро-Невском монастыре.

25  Это аптека, еще в 1704 г. открытая в Петропавловской крепости, в 1731 или 1732 г. перенесенная на угол нынешних Миллионной улицы и Аптекарского переулка и получившая название Главной аптеки (Петров П.И. История Санкт-Петербурга. С. 265).

26   Получается анахронизм:  сильнейшая гроза,   в которую  от ударов молний загорелись даже не одна, а две колокольни — Петропавловского и Исаакиевскаго


 

 

[108]

соборов, — случилась 21 апреля 1735 г. Деревянная Исаакиевская колокольня сгорела (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 304). Есть также сведения о том, что молния ударила в шпиль колокольни Петропавловского собора 26 июня 1735 г. (Пилявский В.И. Петропавловская крепость. [Л., 1967] С. 109). По А.И.Богданову, «в 1735 году июня 26 дня, когда соборная церковь святаго Исаакия Далматскаго Божиим посещением от громовой молнии (Исаакиевская) загорелась, то в тот же самый момент от того ж громового удара зажжен был и Петропавловский шпиц, но, яко как настоящий день тогда был, оный громовой огонь на Петропавловской колокольне тотчас затушили» (Богданов А.И. Дополнение к историческому, географическому и топографическому описанию Санктпетербурга с 1751 по 1762 год / Изд. А.А. Титов.— М., 1903. С. 131).

27 Большие пожары были в Москве в 1730, 1736 и 1737 гг. (История Москвы. Т. 2. Период феодализма: XVIII в. М., 1953. С. 334—335). Англичанка имеет в виду один из двух последних.

28 В бытность Э.Джастис на берегах Невы город дважды сильно пострадал от огня. Пожар 11 августа 1736 г. уничтожил на Адмиралтейском острове около сотни домов на пространстве между нынешним зданием Почтамта. Мойкой и Невским проспектом. Второй был в ночь нз 24 июня 1737 г.: «К утру теперешняя Дворцовая набережная от Мраморного дворца до Мошкова переулка и большая часть Миллионной улицы от Аптекарского переулка до Мойки насквозь и дальше проезда на Конюшенный мост — представляли груду развалин». Причины обоих пожаров с основанием усматривали в умышленных поджогах; всего в 1736 и 1737 гг. огонь поглотил десятую часть петербургских домов н лишил крова каждого десятого жителя (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 310-311, 324—325; цитирована с. 324).

29 По-видимому, Э.Джастис неверно расценила резолюцию кабинет-министров от 7 июля 1737 г. о переносе в другие места некоторых жилых домов «на тесных дворах», а также кузниц и свечных лавок, с тем чтобы уменьшить опасность новых пожаров (Петров П.Н. История Санкт-Петербурга. С. 325, 327—328).

30  Русский фунт ~ 409,5 г, английский = 453,6 г.

31  Ярд = 91,4 см, аршин = 71,1 см.

32 Редкий автор-иноземец не сообщил о русских прозрачных яблоках — белом наливе. См., напр., отзывы чешского иезуита И.Давида (1680-е гг.) (Давид И. Современное состояние Великой России, или Московии II ВИ. 1968. № 4. С. 140), шведского военнопленного Л.Ю.Эренмальма (начало 1710-х гг.) (Ehren-malm L.]. Rysslands tillstand under Peter I // Uppsala imiversitetsbibJiotek. H-195. S. 52), ганноверского резидента в Петербурге Ф.Х.Вебера (конец 1710-х гг.) (Из книги Фридриха Христиана Вебера «Преображенная Россия» (часть I) /I Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. С. 120), французского посланника Ж.Кам-предона (1723 г.) (Сб. РИО. СПб., 1885. Т. 49. С. 392—393), французского же путешественника О.де ла Мотра (1726 г.) (Мотрэ О. де ла. Из «Путешествия...» II Беспятых Ю.Н. Петербург Петра I. С. 239).

33 Спуск нового корабля в Петербурге стал при Петре I всенародным праздником, общественным развлечением, собиравшим тысячи люден, см. посвященную таким событиям статью: Беспятых Ю.Н.. Квятковский И.А. «Корабль вбежал в Неву...» // Нева. 1984. № 1. С. 185—189.


 

 

[109]

34  По традиции, за церемонией спуска следовала церемония закладки на стапеле нового корабля; кульминацией этого действа была несложная операция: высокая особа (здесь — монархиня) серебряным молоточком собственноручно забивала в киль будущего корабля первый гвоздь.

35   Возникший  в России при Петре   I обычай дарить построившему корабль мастеру серебряную кружку был упразднен 18 мая 1733 г. Адмиралтейств-коллегией, когда ее члены «имели разсуждение: понеже корабельным мастерам за строение ими кораблей при жизни блаженныя памяти государя императора Петра Ве-ликаго  и   после того  в презент даваны серебряный  кружки разных весов,   а за который корабль в какой вес именно давать, о том определения точнаго до ныне не учинено; к тому ж по нынешнему времени таким манером, как прежде были, оных кружек употреблять в презент запотребно не разсуждается, и ныне оных за расходом не имеется, чего ради приказали; впредь для того презенту делать серебряный чаши с покрышками и с двумя ручками, взяв оным фасон от двора ея и.в., и давать в   презент   по   пропорции  кораблей   по   нижеписанному:   за   100-пушечный   в   10, за 80-ти пуш. в 8, за 64-пушечный в 6, за 54-х пушечный в 5, за фрегаты, прамы и за бомбардирские корабли в 3 фунта» (МИРФ. СПб., 1879. Ч. VII. № 181. С. 342). К этой церемонии готовились задолго до спуска «Императрицы Анны», в том же 1733 г. 7 июля Адмиралтенств-коллегня распорядилась: «На сделанной для   презента   корабельных   мастеров   3-х  фунтовой  чаше   вырезать  вместо  герба стоящий   на  стапеле построенный корабль,  також и впредь для  презента   и  за новостроющийся 100 пушечный корабль таким же манером сделать чашу в 10 фунтов из имеющегося при Адмиралтействе наличнаго серебра, и ту чашу вновь сделать, також и на прежней герб вырезать наймом или подрядом, добрым мастерством»  (Там же. С. 553).

36  Броун, Браун Ричард (ум. 1740), практик и теоретик кораблестроения. Англичанин, на русской службе с 1705 г. со званием корабельного мастера. До 1707 г. строил Азовский  флот,  затем  работал  на  приладожских  верфях —   в   1707 — 1708 гг. на Олонецкой (Лодейнопольской, Свирской), в 1708—1710 гг. на Новоладожскон. С 1710 г. постоянно работал в Петербурге на Адмиралтейской верфи. Капитан-командор (с 1723 г.), с 1733 г. в должности обер-интенданта ведал строительством  российского  Балтийского флота.  Талантливый конструктор,  Р.Броун внес большой вклад в теорию кораблестроения и внедрил в его практику несколько новшеств.   Умер в   Петербурге  и  похоронен в Александро-Невском  монастыре. Подробнее см.: Беспятых Ю.Н.  Броун Ричард // Морской энциклопедический словарь. Л., 1991. Т. 1. С. 179—180.

37   Речь  идет о   110/114-пушечном линейном  корабле  «Императрица  Анна», построенном Р.Броуном в 1732—1737 гг. и спущенном на воду 13 июня 1737 г.; см. примеч. 25 к тексту Ф.Дэшвуда.

38 Участие государыни в торжественном спуске корабля «Императрица Анна» зафиксировал Церемониальный журнал 1737 года (Камер-фурьерский журнал: 1736—1742. Б.м., б. С. 23).

39  Зимний дворец Анны Иоанновны, Петропавловская крепость и Александро-Невский монастырь.

40  В литературе есть расхождения относительно времени, когда шпиль колокольни был позолочен:  называют 1721  н  1723 г.   При этом исследователи явно


 

 

[110]

опираются на два противоречащих друг другу свидетельства одного и того же автора — Ф.В.Берхгольца. Под 24 июля 1721 г. он записал в своем дневнике: «...высокая колокольня в новом стиле, крытая медными, ярко вызолоченными листами...» (Бсрхголъц Ф.В. Дневник. Ч. 1. С. 78). Но под 30 сентября 1723 г. есть такая запись: «В истекшем сентябре месяце здесь начали прекрасный большой шпиц на Петропавловской крепости покрывать сильно вызолоченными в огне медными листами; но перед тем еще наверху его поставили летящего вызолоченного ангела...» (Там же. Ч. 3. С. 158).

41  Каменный дворец А.Д.Меншикова на нынешней Университетской набережной Васильевского острова.

42  Ошибка. Светлейший князь умер в березовсхой ссылке в 1729 г.

43  Персидское посольство Хулефы-Мирзы-Хафи прибыло в Петербург 15 апреля 1736 г. (Журнал Придворной конторы на знатныя при дворе ея императорскаго величества оккаэии, 1736 года. Б.м., б. С. 15).

44 Джейн Рондо, см. о ней во Введении.

45  Георга II (1683—1760), английского короля с 1727 г.

46  Стихи в переводе опущены.

 

 

На сайте https://tet-a-tet.top большой выбор игрушек в подарочной упаковке
Hosted by uCoz
$DCODE_1$