Каменный Ф.А. Основание театра в Харькове. В 1780 г. // Русская старина, 1882. – Т. 34. - № 8. – С. 433-441.

 

OCHOBAHИE ТЕАТРА В ХАРЬКОВЕ.

в 1780 г.

 

Насколько известно, мы обладаем таким незначительным числом материалов к изучению истории русскаго театра, что всякая мало-мальски характеристическая черта, могущая служить для будущаго составителя истории его руководящею нитью, не должна пропасть безследно, почему я, собрав не безъинтересныя сведения об основании харьковскаго театра, помещаю их в печать и надеюсь, что интересующееся театром не перебросят по разрезанными те страницы, на которых помещена эта небольшая история основания одного из лучших провинциальных театров.

С открытием в 1780 году наместничества, в Харьков прибыло много чиновников для занятия всевозможных должностей в новых учреждениях, почему и жизнь в Харькове сделалась значительно оживленнее. Переселившиеся по службе дворяне и прибывшие из разных мест чиновники составили между собою довольно тесный кружок, который, между другими увеселениями, устроил, исключительно для себя, и театр. Кто были актеры, какия давались пиесы, при всех стараниях не удалось узнать, но передавали за верное, что даже даваемы были балеты, устроенные отставным танцором С.-Петербургскаго театра Иваницким. Следует предполагать, что балеты эти были просто характерные танцы, исполняемые во время представлений. Вся труппа состояла из двенадцати или пятнадцати человек и все из Харьковцев; между актерами были и женщины, так как предание гласит, что особенно восхищались одной из танцовщиц, маляривной (дочерью маляра), пленявшей всех посетителей ловкостию и легкостию танцев, а еще более привлекательною наружностию. Где, в каком доме и как устроена была сцена, а равно когда и почему все это разстроилось— неизвестно; впоследствии-же очень часто слышалось в обществе сожаление, что нет театра и вот некоторые из чиновников придумывали как бы пособить горю и устраивали по временам спек-


 

434

такли, но все это после перваго же представления разрушалось—не было места, где бы можно было хотя кое-как устроить сцену, а также представлялось не мало затруднений собрать актеров.

В 1789 году определен был в Харьков губернатором или, как тогда называли, правителем губернии бригадир Федор Иванович Каменский, служивший до того времени в штате светлейшаго Потемкина. С приездом новаго начальника все воодушевилось. Председатели, советники, прокуроры, стряпчие разных присутственных мест, большая часть коих ныне уже и забыта по названиям, с своими семействами составили многолюдное общество. Супруга и две дочери правителя губернии поддерживали единодушие всего общества—были с каждым ласковы, ко всем приветливы, обращались искренно, по русски—без гордости и чванства; все сдружились и полюбили их, безпрестанно посещали или угощали их у себя. Начались балы, маскарады, благородныя собрания или клубы; к умножению увеселений Каменский предложил основать театр. Предложение это было принято всеми с восторгом и тут-же, для первоначальнаго обзаведения, внесена значительная сумма 1) - сто рублей серебр.! и этой суммы было весьма достаточно. Не прошло и месяца. как театр с ложами и другими принадлежностями был открыт; вот это как было:

В 1787 году, по случаю проезда через Харьков государыни императрицы Екатерины II, к так называвшемуся, выстроенному с открытия наместничества, дворцу пристроена была внутри двора из досок временная, обширная зала, кругом с хорами в два яруса, внутри росписанная. В этой зале дворянство наместничества и чиновники удостоены были счастия быть на бале, данном ея величеством. После того зала эта не была никем занимаема и в ней-то устроен был театр. Немного требовалось, чтобы в готовой зале поставить сцену с кулисами и росписать их; мастеровые взяты были из губернской роты и по приказу все сработали. Две декорации—комнату и лес росписал и поставил губернский механик Лука Семенович Захаржевский; он же умудрился так устроить, что занавес поднимался и даже свободно опускался над плошками, изображавшими из себя рампу. Над последними была навешана доска, которая, в случае надобности, делала на сцене ночь.

Захаржевский имел много природных способностей, но как не учился нигде обстоятельно, то и не мог произвести или устроить

1) По тогдашнему времени.


 

435

что нибудь дельное. Всегда услужливый и никому ни в чем не отказывавший, он и черепаховое колечко выточитъ, и заготовитъ фейерверк к семейному празднику, починить веер, устроить китайския тени, далее как-то сделал лодку на колесах и катался в ней. При открытии наместничества он был наименован губернским механиком.

Сей-то великий искусник на маленькия дела устроил театральную сцену, по тогдашнему времени довольно порядочную; затевал было он сделать машину, чтобы по свистку переменялись декорации, но сколько ни мудрил, сколько ни делал приступов к тому, не доказал своего искусства и отложил затеи в сторону.

Сцена готова, вместе с тем и репертуарная часть устраивалась быстро. Убеждением правителя губернии Каменскаго, молодые люди, служившее в канцеляриях, в чертежной, не окончившие еще наук в тогдашних училищах, объявили желание играть на театре без всякаго вознаграждения, а единственно для удовольствия публики, а так как не нашлось охотниц вступить в актрисы, то и женския роли пришлось исполнять тем из актеров любителей, которые к тому были признаны способными.

«Боже меня сохрани быть актершею», говорила каждая, кому по обстоятельствам и предполагаемой способности предлагали вступить на театр: «с нуждою буду вырабатывать кусок хлеба, а на безславие не пойду».

Вот театр и готов к открытию. Двенадцать лож абонированы первыми чиновниками, на целый год, по 50 рубл. серебр.: в каждой ложе могло поместиться до двенадцати человек. Цены установлены были следующия: кресло—1 рубл. (годовыя 25 рубл.), партер—50 коп., галлерея—25 коп. медью.

Тогда в Харькове существовало училище под непосредственным распоряжением правителя губернии, неимевшее другаго наименования, как только классы 1). При классах из воспитанников составлен был полный оркестр музыки и хор певчих — все под управлением учителя Максима Прохоровича Концевича. Духовные концерты и другия пения, сочиненный им, в свое время славились и далее Харькова. Во время проезда Екатерины II, на упомянутом выше придворном бале, он дирижировал оркестром и удостоился получить богатый перстень; он же сочинил музыку

1) При преобразовании училищ оно наименовано гимназией без всякой прибавки в предметах.


 

436

для хора, петаго при вступлении ея величества в приготовленный для высочайшаго пребывания дворец.

Вот начало петых стихов, сочиненных по тому-же случаю тоже в Харькове:

Гремящу арфу взяв в десницу,

Сниди с Олимпа Аполлон!

Играй, встречай императрицу.

Грядущую в Геликон!

Классический оркестр, по приказанию правителя губернии, обязан был играть в каждом представлении безплатно. Для представлений назначены были вторник и пятница, если не случались в те дни праздники; в праздничные и воскресные дни представлений не было. Зимою и летом представления начинались непременно в 6 часов вечера. Директором театра был избираем на год один из губернских чиновников. Типографии не было, а потому писанная афиша, прибитая к фонарному столбу у ворот дворца, извещала любопытствующих какая пиеса в тот день будет представлена.

Театр открыт был во время Успенской ярмарки комедиею Княжинина: «Без обеду, домой еду». Зрители наполнили весь театр и рукоплесканиям не было конца. Кроме абонимента первый спектакль принес 120 рублей; собранная сумма, с небольшим остатком от прежде внесенных ста рубл., и поступившая за абонимент, составила уже театральный капитал, из чего любители этого увеселения с удовольствием заметили, что театр в Харькове может существовать сам по себе. Вслед за сим пошли представления постоянно.

В первые дни после открытия театра явился к директору настоящий актер. Не распрашивали: кто он и откуда? довольно, что он актер, вызвавшийся поставить несколько превосходных комедий и даже опер. Его приняли с радостию, не заботясь знать о нем ничего более, кроме того, что он актер Москвичев. Для перваго дебюта его приготовлена была опера: «Князь трубочист, трубочист князь», и за неимением партитуры переделанная в комедию. Началось представление. Москвичев, в виде трубочиста, выпадает из камина на сцену, упал, приподнялся... и остолбенел! не может выговорить и слова, готов был бежать со сцены... Отчего-же?—Проезжавший правитель Орловскаго наместничества был приглашен в театр и сидел в первом ряду кресел. Актер Москвичев был в орловской губернской роте сержантом и в некоторые именитые дни, составя из любителей какой нибудь спек-


 

437

такль, потешал тамошнюю публику, поэтому правитель наместничества знал его лично. Москвичев, услышав, что в Харькове устраивается театр и почувствовав в себе призвание к нему, тайно оставил знамена орловскаго губернскаго Марса и предложил свои услуги харьковской Талии. Явясь на сцену и тотчас заметив своего начальника, Москвичев сразу постигнул последствия за. самовольную отлучку и перемену службы—потерялся совсем и едва было не бежал со сцены, но начальник его сжалился над ним и, чтобы не лишить публики удовольствия, закричал ему: «Не робей Дмитрий, не робей! продолжай, не бойся ничего!» И Дмитрий, оправившись, ко всеобщему удовольствию, съиграл свою роль превосходно. В тот-же вечер оба правителя наместничеств покончили на бумагах, что сержант Дмитрий Москвичев переведен на службу из орловской губернской роты в Харьковскую.

Москвичев ожил и приступил к постановке уже настоящей оперы Мельник. Актеры пели по слуху, т. е. за скрипкою дирижора, а на роль Анюты был выбран мальчик из классической певческой. Механик Захаржевский устроил мельницу с вертящимся колесом, лошадь с движущимися ногами—вообще было что посмотреть! Но когда, во время представления, из-за зеленой горы выдвинут был большой красный шар и действующие сказали, «что это, месяц взошел?» рукоплескания шумно потрясли воздух.

Самовольныя вставки и урезки пиес и тогда были в моде, но кроме того были еще допускаемы на сцене подобнаго рода вольности: Москвичев, представляя Мельника, а в этой роли он всегда был очень хорош, запел:

Я вам детушки помога,

У Сабурова денег много 1).

Рукоплескания огласили воздух, Сабуров захохотал... и больше ничего; Москвичев, чтобы поправить свою неудачу, в другой раз запел:

Я вам, детушки помога,

У Карпова денег много 2).

Карпов покраснел, утерся... и больше ничего; рукоплескания подтвердили, что актер пел правду; но Москвичеву во что бы то ни стало надобно было добиться своего и он опять запел:

Я вам детушки помога.

У Манухина денег много 3).

1) Сабуров был из числа первых чиновников и славился богатством.

2) Карпов—богатый  купец.

3) Манухин тоже купец, не так богат как Карпов, но за то тороватый.


 

438

Вслед за этой остротой полетел на сцену кошелек, туго набитый рублевиками; мельник,  подняв его, манерно  выступил  вперед, с должным шарканьем сделал три поклона и, одобренный успехом, далее продолжал свою роль. Никто за это но винил актера все смеялись находчивости его; потом часто повторялись подобныя сцены и также безвзыскательно.

Представления продолжались  постоянно.   Комедии  даваемы  были большею частию Сумарокова; «Вздорщица» славилась остротами. Гардероб  был  из  стамёда  и мишуры;   костюм Скупаго   был  необыкновенно   куриозный.   К  Недорослю   приступили   с  большим обдумыванием и соображениями;  едва ли не целый  месяц продолжались репетиции. Из опер были: «Мельник», сборами умноживший значительно театральную кассу: затем «Два охотника» и «Говорящая  картина», а оперы:   «Добрые  солдаты»   и «Сбитенщик», как требовавшия больших приготовлений и декораций,   поставлены были во второй год существования театра.   Когда   выписанный   из Москвы живописец  писал  декорацию  улицы, то знатоки съезжались в  свободные  от  представлений  вечера в театр,  освещали ее, судили картину, делали свои замечания, требовали поправок и наконец одобряли.

Приготовление новой пиесы, хотя бы и не оперы, а обыкновенной комедии, было известно заблаговременно и ее давали в урочные дни; в прочее же время довольствовались прежними пиесами, уже наизусть известными публике.

Проходило время, а все еще не было ни одной актрисы. Но вот актер Москвичев женился на дочери одного из цыган, постоянно живших в Харькове.  Лизавета Гавриловна, так звали жену Москвичева, была молодая, хорошенькая, ловкая и нравилась  положительно всем,   видевшим   ее.   Скоро   после   женитьбы   Москвичев объявил, что жена его будет играть роль Анюты в опере «Мельник». За несколько дней пред таким необыкновенным событием только и речей было, что о настоящей актрисе, а кто знал Лизку 1), тот предъугадывал,   чего  должно   ожидать   от  появления  ея   на сцене. В день   спектакля,   вечером,   театр  ломился  от  множества зрителей: все с нетерпением ждут появления актрисы, но вот занавес взвился кверху и вышла Анюта... О Аполлон,   чего там не было! Единственная женщина на сцене и женщина молодая, хорошенькая, с черными  живыми  глазами,   хорошо   играющая, прелестно поющая,   быстрым   взором  озирающая   сидящих в крес-

1) Обепринятое название Лизаветы Гавриловны Москвиичевой.


 

439

лах—все было в изступлении. Рукоплескания, фора не умолкали; кошельки с червончиками и рублевиками полетели на сцену то справа, то слева. Тогда еще не были известны вызовы, так много льстящие нынешним актерам и актрисам.

С появлением актрисы, умножился и репертуар: явились оперы: «Добрые солдаты», «Сбитеньщик», «Скупой», «Любовная ссора», «Аркас и Ириса» и много других. Во всех операх и комедиях всегда отличалась Лизка. Понабралось и актеров, «кто с борка, кто с сосенки». Представления пошли чаще; приезжавшие из столицы начали уверять, что там дают представления и по праздникам, и в воскресные дни; вот харьковцы завели этот порядок и у себя.

И как было хорошо в это безъэтикетное, искреннее и патриархальное время! Каждое воскресение, каждый праздничный и торжественный день—утром, все служащие чиновники, все почему либо прибывшие дворяне съезжаются к правителю губернии; вместе с ним отправляются в собор, а оттуда обратно к нему, и как тогда не было обычая приглашать к обеду, а каждый считал должною вежливостью явиться на обед к начальнику, то почти все оставались у него обедать. В высокоторжественные дни этикетный обед сам по себе; в прочие же праздничные и воскресные дни обед начинался в час. При столе всегда играла музыка, пели певчие... в каждое торжество при провозглашении тоста производилась пальба из городских пушек от 21-го и даже до 101-го выстрела, смотря по торжеству. После обеда редко кто уезжал; всем вместе всегда было приятно: ласковость хозяек, приветливость, равная ко всем... что лучше этого? Начальник уходил отдыхать и не возвращался, а приходил радушный, занимающий всех хозяин. Дамы и девицы в своих кругах; около них увиваются кавалеры с распудренными, в пучек связанными косами, в полосатых фраках, вышитых жилетах, в чулках, башмаках с огромными пряжками или в сапогах со скрипом, с большими отворотами и длинными ушами из белой кожи, в петлице фрака букет цветов. Tе из мужчин, что по сериознее, расположись особыми группами, трактовали—кто о делах, кто о театре, об охоте... Хозяин, как бы в своем семействе, принимал участие в разговорах, суждениях, возражал и снисходительно выслушивал противоречия. Едва когда нибудь, и то для почтенных старичков, один карточный стол — в рокамболь или ломбер. Так проходило все послеобеденное время вплоть до 5 час. В пять часов перед окнами начальничьяго дома стройно марширует взвод клас-


 

440

сических кадет», в красных мундирчиках с легкою аммунициею 1). Взвод этот вел офицер из них же, и часто моложе их летами, но за успехи в науках удостоенный от начальства повелевать товарищами. Прийдя к театру, офицер разставлял по два кадета с ружьями у каждаго входа и особо для отбирания билетов. С пяти часов начинают съезжаться, все же к правителю губернии, прочие живущие в городе чиновники и дворяне с семействами; тут же являются проезжающие через Харьков из столиц и других наместничеств—знакомятся с губернатором и с другими местными чиновниками. В 6 часов является директор театра и докладывает, что пора идти в театр. Но удобно устроенной лестнице, все сходят и направляются к своим местам; с появлением правителя губернии в своей ложе, оркестр загремит симфонию и непосредственно за нею начинается представлено. После спектакля все опять отправлялись к правителю губернии; тут музыка, певчие, начинаются танцы для молодых, продолжаются беседы солидных, а карт вовсе не было. К 12-ти часам подавался легкий ужин—и все по домам; таких дней—два, три в неделю. В высокоторжественные дни обед и бал у правителя губернии по билетам: в такие дни для всех свободный вход в театр и тогда из высшаго общества в театре никого не бывало. После театра блестящий фейерверк.

Имянины правителя губернии праздновались с особым торжеством. Все присутственныя места по случаю тезоименитства его превосходительства, и проч. проч. закрывались. Всеобщий съезд у тезоименита с поздравлениями; являлись начальства «классов и коллегиума» с отборными учениками—они тезоимениту говорили поздравительныя речи, стихи, диалоги... на всех преподаваемых в их училищах языках.

Многия строфы из этих стихов до сих пор сохранены преданием, вот некоторыя:

После полнаго титула, именования чина, должности, орденов, имени, отчества и причины праздника, следовали наконец стихи:

"Для совершения предлетов благостройных,

Дают цари градам правителей достойных"...

1) Классических кадет была целая рота, на всем положении как в корпусах. Летом они выходили за город в лагерь, делали укрепления, штурмовали, у них даже были свои пушки. Ф.К.

 


 

441

или:

"Град Харьков, распростри внимательныя очи,

Пройди через целый год, пройди все дни, все ночи,

Монарших милостей познай число и вес,

Начальник дан тебе"...

В такие дни вход в театр был также безплатный; опера: «Два охотника» была непременною пиесою и, кроме того, в заключение медведь потешал ликующую публику.

Ф.А. Каменный.

Отличная типография - офсетная типография москва печать за 2-3 часа.
Hosted by uCoz
$DCODE_1$