Ланг Л. [Записки о Сибири. Фрагмент] // Зиннер Э.П. Сибирь в известиях западноевропейских путешественников и ученых XVIII века. – Иркутск, 1968. – С. 105-112.

 

 

Э.П. ЗИННЕР

 

СИБИРЬ

В ИЗВЕСТИЯХ

западноевропейских путешественников

И УЧЕНЫХ XVIII ВЕКА

 

 

ГЛАВА   ЧЕТВЕРТАЯ

 

ЗАПИСКИ ЛОРЕНЦА ЛАНГЕ О СИБИРИ.

«НАИНОВЕЙШЕЕ ГОСУДАРСТВО СИБИРЬ».

КНИГА Ф. И. СТРАЛЕНБЕРГА

«СЕВЕРНАЯ И ВОСТОЧНАЯ ЧАСТИ ЕВРОПЫ И АЗИИ».

 

Книга Вебера «Преобразованная Россия» наряду с материалами по истории и географии Сибири, рассмотренными в предыдущей главе, содержит текст журнала путешествия в Китай в 1715—1718 годах шведского инженер-лейтенанта Лоренца Ланге.

Лоренц Ланге — фигура во всех отношениях колоритная, человек недюжинного ума и большой предприимчивости. Он сыграл немалую роль в установлении дипломатических и торговых связей России с Китаем. В 1715 году Петр I поручил ему сопровождать ко двору китайского императора Шэн-Цзу-жень (известного европейцам под именем Канси) английского хирурга Томаса Гарвина2. Летом 1716 года Ланге в Селенгинске присоединился к каравану М. Гусятникова3, прибыл 11 ноября в Пекин, откуда выехал в конце августа или начале сентября 1717 года. В 1720 году Ланге был секретарем чрезвычайного посольства лейбгвардии Преображенского полка капитана Льва Измайлова и последним был оставлен в Пекине в чине «агента Российского для надзирания и управления купечества». Здесь Ланге вел подробный дневник4, направил в Петербург «Ведомость от агента Ланге, в какой цене российские товары в Пекине на серебро в 1721 году были в продаже»5. Вследствие «несклонности» китайцев Ланге в июне 1722 года был вынужден покинуть Пекин и 26 августа прибыл в Селенгинск, где остался ждать дальнейших распоряжений6.

 

 

106

В июне 1727 года Ланге в качестве секретаря сопровождал посольство графа Саввы Владиславича-Рагузинского в Пекин, вскоре вернулся на границу, принял участие в заключении Буринского договора7, затем вместе с караваном Молокова, задержанного на границе, прибыл в Пекин 26 декабря 1727 года8, 4 октября 1728 года вернулся в Селенгинск для распродажи товаров, оставшихся нереализованными в Китае, и написал «Реляцию агента Ланге о чинимых в Пекине ему притеснениях в торговле караваном»9.

Верховный тайный совет, желая получить более подробные сведения о пограничной торговле и возможности посылки в 1731 году в Пекин казенного или частного каравана, приказал Ланге немедленно прибыть в Москву. Передав надзор за караваном своему писарю Давиду Граве, Ланге 25 февраля 1730 года приехал в Москву и 30 июня представил в сенат доклад, содержащий проект организации русско-китайской торговли10.

21 января 1731 года Ланге был назначен директором второго после заключения Кяхтинского трактата казенного каравана комиссара Молокова, летом 1731 года прибыл в Селенгинск, а 22 марта 1732 года — в Пекин. Здесь ему был оказан хороший прием, Ланге получил аудиенцию у императора, вел успешно торговлю и 8 сентября выехал из Пекина.

Ланге также возглавлял в качестве директора третий казенный караван комиссара Ерофея Фирсова, 2 января 1731 года он по докладу сената за свою усердную службу в русско-китайских сношениях был награжден чином советника канцелярии, а после возвращения из Пекина в июне 1739 года был назначен вице-губернатором Иркутска11.

Записки Ланге в основном содержат материалы, характеризующие русско-китайскую торговлю, политику и экономику Китая. Исключение составляет его журнал 1715—1718 годов, в котором приводится множество сведений о Сибири.

Ланге выехал из Петербурга 18 августа 1715 года, следовал через Шлиссельбург, Старую Ладогу, Переяславль, Ростов, Ярославль, Тотьму, Великий Устюг, Сольвычегодск и 15 января 1716 года прибыл в Соликамск, а 27 января — в Тобольск. Ланге пишет в своем дневнике: «Он расположен на высокой горе, окружен стеной из кирпича, имеет красивый монастырь и церковь, которые

 

 

107

с другими, находящимися в предместьях, придают городу хороший вид. Внизу у подошвы горы протекает река Иртыш, которая на юге вытекает из страны калмыков. В трех верстах отсюда Тобол впадает в Иртыш, оба они поворачивают на запад и север-северо-запад и впадают в реку Обь. Есть тут всякая рыба: стерляди, караси, окуни, осетры, налимы, но стерляди не так вкусны, как те, которые ловят в Оби, Кети и Енисее.

8 февраля мы возобновили свое путешествие и по Иртышу прибыли 16-го в Тару. Этот город, по мнению здешних людей, отстоит в 600 верстах от Тобольска. Между этими двумя городами живут только магометане-татары. Они в своем роде состоятельные люди по числу лошадей, быков, коров, но не по деньгам, которые мало ценят. Редко можно найти юрту или комнату, где не были бы привязаны за очагом три и более телят, из которых они ничего не продают, потому что думают, что коровы до смерти затоскуют.

Вокруг печи пол ниже, и остальные поднятые половицы служат как скамьи, на которые они садятся и греются.

Рядом с печью стоит большой вмазанный котел, в котором они варят свою сушеную рыбу. Хлебом для них является ячменная мука, толченная в деревянной ступе, ее они берут полными пригоршнями и заполняют рот, что можно задохнуться. Чай они пьют тоже с этой мукой и маслом.

При особых пиршествах они забивают, в зависимости от количества гостей, одну или более молодых лошадей; при этом их напиток—брага из овсяной муки, а также водка из кобыльего молока. Чтобы в пьянстве не происходили бы бесчинства, на свадьбе женщин и служанок угощают отдельно в другой юрте вместе с невестой. Их одежда мало чем отличается от русской, но я имею в виду старую русскую моду, которая еще в ходу в Сибири. Крестьянские женщины в России украшают себя серьгами, но кажется, что татарские женщины опережают их в этом отношении, ибо продевают кольца не только через уши, но и через нос. Последнее в ходу больше всего у тех, которые хотят выделяться среди других и хотят казаться благородными; простые женщины вынуждены довольствоваться латунными серьгами.

Дань, которую они ежегодно должны доставлять царю, состоит из пушнины, соболей, лисиц, белок, но они

 

 

108

дают эту дань не только его царскому величеству, но и кантушу, который является калмыцким князем на границе к югу от Сибирской Татарии. Китайцы называют его Цвуанг Раптан (Zwuang Raptan)12.

Город (Тара) расположен у маленькой реки того же названия, которая в полверсты от города впадает в Иртыш. Он средней величины и окружен частоколом. Здесь мы были вынуждены задержаться несколько дней. 21-го. (февраля) мы снова поехали и прибыли в Барабу, которая есть большая пустыня, по которой мы должны были ехать до Томска.

Зимой эту пустыню населяет орда татар, которых русские называют барабинскими татарами и которые летом расходятся по реке Таре и другим малым рекам. Это язычники, и живут они так убого, что их можно сравнить более со скотом, чем с людьми. В их вырытых в земле жилищах примерно на локоть поднимается заборчик, перекрытый соломой, там держат они вырезанного из дерева идола в форме человека. Он длиной примерно в поллоктя и стоит в маленьком ящике и одет в разные тряпки. Этому шайтану (таково его имя) они обещают шапку или воротник, если он поможет получить богатый улов на охоте.

Их пища состоит из сухой рыбы и сухой муки, напитки добывают из растопленного снега, поскольку в пустыне иной воды не найдешь. Они держат мало скота, за исключением лошадей, которые ходят по лесу и находят себе пищу под снегом. За малость табаку, который они очень любят, можно получить все необходимое; денег, напротив, они не ценят.

Их одежда, шапки и чулки состоят из сшитых вместе кусков меха.

Раны свои они лечат трутом, который зажигают к дают ему сгореть на пораженном месте, и кажутся такими нечувствительными, как будто не испытывают жары. Они ежегодно платят дань как царю, так и кантушу, как и другие татары.

Вероятно, эта нация происходит от остяков, которые имеют свое обычное местопребывание на реке Оби, тем более, что и те и другие почитают шайтана.

7 марта мы прибыли к реке Томи. И въехали в город Томск, где разделяемся река и течет по обеим сторонам его, соединяясь у конца города снова и впадая в реку Обь.

 

 

109

В районе этого города, с избытком одаренном рыбой, кроме различной пушнины, добывают особый вид белки, по-русски называемой телантской. Она белее и в два раза крупнее обычной. Окружающие горы дают свинец, железо и медь. О серебряных жилах ничего не слышно, но, по сообщению шведских военнопленных, кое-где находят золото: в старых могилах различные древности - золотые и серебряные птицы, идолы, обивку седел, конские мундштуки, уздечки, столовую посуду, перстни и серьги, монеты и т. п., из чего можно заключить, что в древние времена там жила более прекрасная, чем нынешняя, нация, поскольку сейчас у них домашняя утварь состоит из железного котла и посуды, изготовленной из березовой бересты.

Имеются в этой местности горы из хрусталя, и на берегах — недрагоценные камни различной окраски, в особенности одного вида, который превосходит богемские алмазы по блеску и твердости и снова вырождается в другие камни.

13-го (марта) мы снова по хорошей дороге выехали и прибыли к Чулыму, извилисто протекающей по болотистой местности реке; жителей, проживающих у нее, называют чулымскими татарами, но мы нашли лишь пустые их хижины, так как они зимой с женщинами и детьми отправляются на ловлю соболей и на охоту и питаются дичью, а дома насыщаются рыбой.

Пушнина здесь хуже, чем у Тобольска, Тары и Томска...13

24 мая покинули мы Енисейск и продолжали свое путешествие верхом, потому что не хотели ждать, когда раскроются все реки.

После утомительного путешествия мы, наконец, встретили несколько канских татар, которые живут на берегу реки Кана в шалашах из березовой коры и едят вместе со своей рыбой и сырой и вареной дичью корни желтой лилии вместо хлеба, выкапывая их из земли. Они — язычники.

16 июня мы прибыли в Братск, который есть местечко на Ангасе (Ангаре), где эта река впадает в Оку.

Жителей этих мест называют братскими татарами, и они богаты конями, быками, коровами, овцами и т. д., живут в юртах или хижинах из войлока. Считается плохим тот, кто не имеет от четырехсот до пятисот лошадей, не считая остального скота. Они содержат свою жизнь

 

 

110

дичью, добываемой в лесах; когда погибает лошадь, начинается пир, на котором самым крепким напитком является перегнанная из лошадиного молока водка. Когда они совершают бракосочетание, договариваются они с отцом невесты, сколько коней, коров, быков и т. д. он потребует за свою дочь. По заключении контракта жених забирает свои сокровища и приглашает своих (родичей) и соседей на пир с угощением из нескольких забитых молодых лошадей, в заключение которого обычно проходит хорошая пьянка.

За иных невест дают от 70 до 100 коней и столько же быков и овец и свыше 20 верблюдов, которые здесь водятся в большом количестве.

Их богослужение состоит в поклонении старым бараньим шкурам14, которые висят на жердях вокруг их хижин; леред «ими они бросаются ниц и ведут себя как умалишенные, но о своем идолопоклонстве никаких причин не могут указать, как только то, что и их предки вели себя так.

Кто здесь хочет путешествовать, должен иметь при себе хлеб и табак, все остальное он за несколько трубок может получить в избытке. Они часто в подарок чужим приносят овцу, но требуют, чтобы вернули внутренности, которые варят без особой чистоты и едят как деликатес.

Эта нация, как мужчины, так и женщины, одета лучше, чем вышеназванные. Они имеют длинные складчатые кафтаны, а девушки носят заплетенные и украшенные многими латунными побрякушками косы к схожи почти с цыганами.

Поскольку мы в Братске должны были задержаться, нас еще застал комендант Илимска. Город этот расположен отсюда в 30 милях. Он собирал дань для его царского величества и взял меня в свою компанию. Городок расположен в долине между высокими горами и утесами в районе реки того же названия, которая протекает с северо-запада, течет на юг и впадает в Тунгузку. Здесь много соболя, и он чернее, чем в других местах.

10 июля мы прибыли в Иркутск и послали свой паспорт в Западную Татарию или страну Мунгалов к туши-дихану (Тушетухану) или вице-королю этой страны, на границе г Россией, и одновременно заявили о своем прибытии, чтобы он смог оповестить об этом императора Китая.

 

 

111

Иркутск и есть тот город, который Исбранд Идес неправильно называет Jekutzky, но горящая пещера, которую упоминает этот автор, уже не видна. Ангара протекает близко около города и имеет свой исток в Байкатском озере; здесь в Ангару впадает Иркут, от которого город имеет свое название, так как он построен у берега; напротив города находится красивый монастырь. 3 августа мы прибыли на Байкатское озеро, на берегу которого мы обнаружили часовню (Schasosna) или храм, построенный в честь св. Николая и украшенный картинами. Я полагаю, что эта часовня и есть упоминаемый Исбрандом Идесом храм.

Байкал, обычно называемый Lacus sinicus, имеет в ширину с востока на запад 35 верст, и по предположению жителей 500 верст с севера на юг. Его называют «святым морем» и не терпят, чтобы его называли озером или Lacum. Они думают, что озеро отомстит за позор, и в почтении своем удерживаются от употребления водки, табака и других деликатесов, когда плавают по нему. Удивительно, что в этой стоячей и пресной воде имеются в большом количестве тюлени.

4-го мы сели в наше плоскодонное судно, и нас тащили бечевой вдоль берега из-за противного ветра.

5-го стал он благоприятнее и дал возможность пересечь Байкал, так что мы устроили ночлег на берегу у Посольского монастыря.

6-го мы шли парусами до реки Селенги, в конце концов мы снова увидели храм св. Николая.

10-го в полдень мы прибыли в Кабанскую, которая является большим населенным пунктом, а не замком, как указывает Исбранд.

11-го по суше следовали до большого населенного пункта Большая Заимка, в котором находится красивый монастырь св. Троицы.

12-го прибыли мы в город Удинск на реке Уде, которая в версте с лишним от города впадает в Селенгу. Крепость построена на высокой горе в форме круга.

14-го мы в полдень прибыли в последний русский город Селенгинск; он имеет небольшую крепость, где обитает исправник (амтман). Река Селенга, от которой он получил свое название, протекает близко от него, она имеет свой исток в стране мунгалов, поворачивает на запад и впадает в Байкал. ...Нам была оказана честь присутствовать при ловле рыбы, которую Исбранд Идее ви-

 

 

112

дел в Удинске: рыбу   местные жители    называют омулем...

7-го (сентября 1716 года) мы покинули Селенгинск и 9-го прибыли в Сарачин, где с обеих сторон граница между Сибирью и Мунгалами занята караулами»15.

 

 

http://radio23.ru/scaners/-rtl-sdr-100khz-1-7-ghz
Hosted by uCoz
$DCODE_1$