Муравьев М.Н. Краткое сведение о жизни господина тайного советника Львова / Публ., коммент. К.Ю. Лаппо-Данилевского // Львов Н.А. Избранные сочинения. – Кёльн: Вемар: Вена: Бёлау; СПб.: Пушкинский Дом, РХГИ, Акрополь, 1994. – С. 360-362.

 

М.Н.МУРАВЬЕВ

 

Краткое сведение о жизни г<осподина>

тайного советника Львова

 

Николай Александрович Львов, тайный советник и орденов Св. Анны второго класса и Св. Владимира третьей степени кавалер, Академии Художеств, Российской Академии и Вольного экономического общества член, скончался в 1803 году в Москве около пятидесяти лет от роду. Отменные дарования, любовь художеств, чистота вкуса, глубокие сведения в науках и хозяйственном употреблении оных поставляют его в число благородных особ российских, наиболее отличавшихся просвещением. Происходя из древнего дворянского рода Тверской губернии, положил он в домашнем воспитании первые начала знаний, которые, конечно, не могли бы образовать духа его, если бы врожденная склонность, верное и нежное чувствование прекрасного не предначертали ему заблаговременно истинного назначения его. В нежнейшей юности своей отличался он между товарищами знаменитого состояния, к которому определила его порода возвышенностию чувствований, благородством вкусов и глубоким размышлением, с того самого времени имел он счастье составить знакомства и дружества, продолжавшиеся во все течение жизни его. Обхождение его имело в себе нечто пленительное, действие разума его, многими приятностями украшенного, было неизбежно в кругу друзей его. Извинительно некоторым образом, ежели, приучен будучи к сей верховности дарований, имел он внутреннее чувствование достоинств. Слава есть последняя страсть, от которой благородное сердце исцелиться может.

Юность его счастлива была одобрением просвещенных благотворителей, в обществе которых распространился, без сомнения, округ познаний его и образ мыслей. С удовольствием можем мы


361

назвать из первых почтенного летами и заслугами государственного человека г. действительного тайного советника Михаила Федоровича Соймонова, которого беспримерная кротость и снисхождение столько были сильны к раскрытию рождавшихся способностей. Другой чиновник важного и проницательного разума, Петр Васильевич Бакунин, имел много участия дружбою и ободрением своим в образовании г. Львова, которого присоединил он к департаменту иностранных дел. Наконец знаменитый по всем отношениям министр Екатерины Второй к<нязь> Александр Андреевич Безбородко удостаивал его своим особенным вниманием.

Все искусства имели прелести свои для чувствительного сердца Львова. Музыка, стихотворство, живопись, лепное художество; но предпочтительно архитектура стала любимым предметом его учения и план церкви Св. Иосифа в Могилеве опытом дарований его.

Много способствовали к образованию вкуса его и распространению знаний путешествия, совершенные им в лучшие годы жизни, когда чувствительность его могла быть управляема свойственным ему духом наблюдения. В дрезденской галерее, в колоннаде Лувра, в затворах Эскуриала и, наконец, в Риме, отечестве искусств и древностей, почерпал он сии величественные формы, сие понятие простоты, сию неподражаемую соразмерность, которые дышут в превосходных трудах Палладисв и Мишель Анжев.

Страстный почитатель гражданина женевского, в его волшебном мире препроводил он те бурные лета, в которых другие преданы единственно чувственным впечатлениям, гоняются за убегающими веселиями. Способен к глубоким размышлениям, приучил он себя заблаговременно к наблюдению человеческого сердца. Сей образ размышлений занимал приятным образом мечтательность его, покуда дела и попечения семейства не предали его важнейшим упражнениям.

Собственный свой путеводитель, приобрел не в одних приятных искусствах, но и во всех почти отраслях человеческого знания обширные сведения. Знание многих языков, почерпнутое из неутомимого чтения, облегчало ему способы последовать новым откровениям в науках и в приложении их к общей жизни. Таким образом издал он Анакреона с литтеральным переводом и комментарием подлинника и российскую пиростатику, или способ строения печей, уменьшающих издержку лесов. Между тем как, с одной стороны, собирал древности, камеи и картины славных живописцев Италии, с другой — ввел первый в отечество виденное им в Испании земляное строение, которое наипаче в южных


362

областях государства может быть с успехом употребляемо, отыскивал каменный уголь во внутренности валдайских гор и учил похищать с бесплодных болот переплетенный корнями торф:

Особенные друзья его, сперва по общей любви к письменам, потом по семейственным отношениям, величественный Державин, остроумный Капнист, уважали знания его.

 

 

 

415

M.H. Муравьев

Краткое сведение о жизни г<осподина> тайного советника Львова. — Печ. по рук.: РНБ, ф. 499, № 77, л. 1-5. Скончался в 1803 году II. Л. Львов умер 22 декабря 1803 г. (1 января 1804). Саймонов Михаил Федорович (1730-1804) — государственный деятель, сенатор, родственник Н. А. Львова. Бакунин Меньшой Петр Васильевич  (1734—1786)  — дипломат, с  1777 г. тайный советник, член Коллегии иностранных дел, родственник Н. Л. Львова. Палладио Андреа (1508— 1580) — итальянский архитектор, представитель позднего Возрождения, его сочинения Н. А. Львов переводил и популяризировал. Мишель Анж — Микеланджело Буонаротти (1475-1564), итальянский скульптор, живописец, поэт, архитектор. Гражданина женевского — т. е. Жан-Жака Руссо. Покуда дела и попечения семейства не предали его важнейшим упражнениям — женитьба П. А. Львова на М. А. Дьяковой состоялась, по-видимому, в 1780 г. и держалась в тайне до ноября 1783 г. Издал Анакреона — см. с. 403. Российскую пиростатику — имеется в виду кн.: Львов H.A. Русская пиростатика, или Употребление испытанных уже воздушных печей и каминов. — Ч. 1-2. — СПб., 1788-1789. Семейственным отношениям — Н. А. Львов, В. В. Капнист и Г. Р. Державин были женаты на родных сестрах, урожденных Дьяковых.

 

 

sdr приемник
Hosted by uCoz
$DCODE_1$