Жуковский Э.А. Сбор с публичных зрелищ и увеселений. (Исторический очерк) // Русская старина, 1893. – Т. 77. – № 2. – С. 481-487. – Сетевая версия – М. Вознесенский 2006.

 

 

 

Сбор с публиных зрелищ и увеселений.

(Исторический очерк).

При создании Императорских воспитательных домов  имелось  в  виду основать их  «общим подаянием»; при  этом императрица Екатерина II предоставила им различныя привилегии, к числу коих относится и сбор с публичных зрелищ и увеселений; Опекунскому же Совету Воспитательнаго дома императрица повелела  «с великим вниманием наблюдать непрестанно, чтоб никто, кто бы ни был, не нарушал привилегий сего Дома, ибо оныя чрез то, мало-по-малу, ослабеют и наконец действия своего вовсе лишатся» 1). Привилении эти, вмести со всеми другими правами и преимуществами Воспитательнаго дома, были подтверждены 27 апреля 1774 года («наиторжественнейше» и «на веки», как сказано в грамоте Воспитательному дому) и 15 марта 1836 года.

В § 16 гл. VI Высочайше утвержденной 1 сентября 1763 г. первой части Генеральнаго плана Воспитательнаго дома постановлено: «от публичных позорищ, т. е. комедий, опер, балов и всяких игралищ за деньги, брать четвертую часть дохода в Воспитательный дом». Постановление это очень

кратко, из него нельзя даже вывести вполне ясно волю законодателя. Эта воля разъясняется последующими узаконениями, а именно: указом 12 июля 1783 г. повелено: брать с спектаклей 1/4 часть с чистаго дохода, а указом 22 февраля 1798 г. предписано: вместо 1/4 части чистаго дохода городовых театров—отсылать в Воспитательный дом всегда 1/10 часть валоваго дохода. 21-го же декабря 1797 г. состоялось Высочайшее повеление, чтобы губернаторы «приняли в особое свое попечение» сбор с увеселений. И действительно

1) § 9 Высочайше   утвержденной 11 августа 1767 г.  второй части  Генеральнаго плана Воспитательнаго дома

 

 

482

сбор производился повсюду и со всех увеселений, даже с таких, которыя давались без платы за вход. Независимо от этого, сбор производился также с буфетов, бывших на увеселениях, и с кофейных домов. Первоначально сбор с этих домов был принудительным, в 1799-м же году повелено брать с содержателей их только добровольное подаяние. Что касается размера сбора, то в первое время существования привилегии брали 1/4 часть с валоваго дохода; так в Москве первый сбор был произведен 16 ноября 1763 г., и взята 1/4 часть с собранных денег «312 персон, бывших в машкараде—85 р. 50 к.»; в С.-Петербурге первый сбор поступил 13 февраля 1773 г. также в размере 1/4 части «с зрителей», взятые с балансера Сандера «за представления им балансирсвания»—120 р. Затем в 1775 г. московский Опекунский Совет  «во избежание разсчетов» согласился с содержателями Петровскаго театра брать десятую часть с полнаго сбора в театре. Согласно этому, Совет и с разных увеселений стал брать тоже десятую часть; так 10 августа 1775 г. получено от англичанина Валтона с дозволеннаго ему в манеже при кадетском шляхетском корпусе конскаго ристания «из собираемой им с смотрителей суммы по 10 к. с рубля за 7 раз производимая им действия»—46 р. 70 к. Впоследствии Опекунский Совет стал входить в соглашение с предпринимателями увеселений об уплате некоторой суммы денег. В том случае, когда деньги собирались в размере известной части всего сбора, взимание это производилось по окончании представления; это видно из записей в журналах Опекунскаго Совета; так, в журналe 9 марта 1776 г. сказано: «принято 16 р. 60 к. с английскаго берейтера Иоганна Симеона за показывание им своего искусства в езде верхом на лошадях» по окончании им того показывания с собираемых им с зрителей денег пятую часть с рубля. Если же Опекунши Совет вступал в соглашение с антрепренерами, чтобы, вместо принадлежащей ему четвертой части, они выплачивали определенную сумму по уговору, то в таком случае деньги получались вперед. За сим, что касается тех увеселений, кои устраивались «комитетом, управлявшим зрелищами и музыкой» (впоследствии дирекция Императорских театров), то 1/4 часть с них рассчитывалась с чистаго дохода, это видно из п. 37 Высочайшаго указа 12 июля 1773 г., где сказано: «принадлежащая Воспитательному дому часть от спектаклей имеет ему доставляема быть по запискам из суммы, собираемой за вход в театры за вычетом сопряженных с тем издержек». Но так как в С.-Петербурге, с августа 1783 г. по октябрь 1797 г., дирекция не доставляла Воспитательному дому никакого дохода, потому что «от зрелищ собранная сумма без остатка» употреблялась в расход на те же зрелища, то и последовал указ 22 февраля 1798 г. о том, чтобы вносить 1/10 часть с валоваго дохода. Клубы, собрания и общества вносили определенный с них Опекунским Советом сбор за год вперед; так английское собрание платило 500 р. в год, мещанское

 

 

483

общество 300 р., два танцовальных общества по 200 р. и т. д.; но иногда некоторыя собрания «по усердию своему» присылали большия суммы, тогда Опекунский Совет обыкновенно благодарил за присылку.

Обращаясь за сим к вопросу о том, сколько брали  с предпринимателей увеселений, даваемых без входной платы, нельзя не заметать, что он разрешается Высочайшим повелением 21 декабря 1798 г.;   там прямо повелено:  «назначать взнос некоторой  суммы с каждаго представления». Эта некоторая сумма определялась по уговору; так в 1798 г.  помещики: Казанской губернии прапорщик Есипов и Тамбовской — генерал-лейтенант Загряжский уговорились платить за свои театры (в деревне) по 100 руб. в год. Заботы Опекунскаго Совета о сборе с увеселений проявляются с первых дней существования привилегии; именно 24 октября 1763 г. состоялось положение московскаго Опекунскаго Совета о сообщении полициймейстерской канцелярии о том, чтобы «она учинила пристойное распоряжение к доставлению в Опекунский Совет четвертой части из денежнаго сбора» с увеселений и о поручении сего сбора эконому Воспитагельнаго дома Навроцкому. И вот, он первый раз представил собранныя им деньги 16 ноября, а затем деньги вносятся чуть ли не каждый день. Тем не менее  «дабы возможно было с  увеселений деньги четвертую часть воспитательным домам получать»,  московский  Опекунский Совет, 20 октября 1764 г., положил: «потребовать от  полициймейстерской  канцелярии реестр о всех позорищах и их содержателях и предписать канцелярии, чтобы она впредь доставляла бы таковыя сведения о всех увеселениях, где быть имеют, в которых командах полицейских и в чьих домах».

В С.-Петербурге сбор стал производиться с 1773 года; а именно: 13 февраля этого года «из главной полициймейстерской канцелярии было писано»   в с.-петербургское отделение Императорскаго Воспитательнаго дома, «что по указу Ея Императорскаго Величества определено: взятыя с балансера Сандера за представление им балансирования с зрителей четвертой части деньги 120 р. отослать в оное воспитательное отделение при сообщении, которые при сем с расходчиком  канцеляристом Сатулиным и посланы». С этих пор и в С.-Петербурге также начинают поступать деньги с увеселений. В Москве, для сбора денег, с первых же дней существования привилегии, назначается, как мы видели, особое лицо; в С.-Петербурге же первые сборы присылались самою полициею, поэтому надо полагать, что она и производила сбор. Но вскоре после этого сбор в С.-Петербурге был поручен служившему в должности эконома С.-Петербургскаго Воспитательнаго дома коммиссару Кушнареву 1) и затем сбор постоянно поручался до 1874 г. одному из служащихъ в Опекунском Совете.

1) Лица, заведывавшия сбором, получали за труды по сему предмету особое вознаграждение. Это вознаграждение установлено по Высочайшему Ея Величества повелению, 1 июня 1799 г., в размеpе 1 % с собранных денег.

 

 

434

Засим, что касается до губерний, то, к сожалению, нельзя с достоверностью сказать, производился ли какой-либо сбор с увеселений по губерниям до 1797 г. Причина этого заключается в том, что вообще дел по разсматриваемому вопросу сохранилось весьма мало. Скорее можно полагать, что сбора с губернских увеселений не производилось до 1797 г., потому что если бы таковой сбор производился, то не было бы основания издавать особый указ о производстве сбора по губерниям. После же издания этого указа сбор в пользу Воспитательнаго дома стал производиться по всей России.

За поступлением сбора Опекунский Совет строго следил, и если он замечал, что сбор по какой-либо губернии не поступает, то тотчас сносился, почему не делается в пользу Воспитательнаго дома сборов; так 5 ноября 1803 г., Саблуков пишет виленскому губернатору Ланскому, что по привилегии Воспитательнаго дома получается сбор «не только от всех увеселений в столице и губерниях, но и с самаго каменнаго театра», «предполагая же, что в Виленской губернии даются театры и спектакли», он просит взимать с оных 1/l0 часть и доставлять в Опекунский Совет. Если же Опекунский Совет получал относительно исполнения его требования по сбору с увеселений какое-либо противодействие со стороны местной администрации, то Совет сообщал об этом министру внутренних дел, а он делал уже распоряжение об удовлетворении этого требования; так в 1805 г. Эстляндский гражданский губернатор, тайный советник Лангель писал в С.-Петербургский Опекунский Совет, что по неполучению с февраля месяца 1805 г. денег в пользу Императорскаго Воспитательнаго дома от городскаго ревельскаго начальства, он писал по сему предмету к ревельскому военному губернатору, адмиралу Спиридову, который ответил, что эти сборы должны идти не в Воспитательный дом, но на нужды бедных города Ревеля, и что им предложено от магистрата для сборов определять всякий раз чиновника.

Вследствие сего, Опекунский Совет сообщил это министру внутренних дел, на что граф Виктор Кочубей прислал почетному опекуну Саблукову копию с своего распоряжения Спиридову, в коем говорится: «я счел нужным сообщить вам, милостивый государь мой, что доход сей, быв исключительно во всей империи присвоен Воспитательному дому, не может ни на какое другое употребление обращаем быть без нарушения привилегий, заведению сему Всемилостивейше пожалованных, и что потому часть сбора, с публичных зрелищ в Ревеле, в пользу Воспитательнаго дома следующая, должна быть в свое время доставляема в оный неотменно».

За сим Лангель сообщил Опекунскому Совету, что Спиридов будет отсылать деньги от себя в Опекунский Совет. Спиридов же действительно стал высылать их; так, в январе 1806 г., были присланы им 564 р. 25 к. за 1805 г. (по 1 января 1806 г.).

Теперь разсмотрим, каким порядком производился сбор. Относительно

 

 

485

сего надо заметить, что особых правил порядка взимания сбора с увеселений до 1799 г.  не существовало. В столицах   сбор   производился так:

сбор с театров присылался в Совет с казначеем  дирекции театров каждый месяц при особом сообщении; «в прочия же партикулярныя за деньги   представления»    Опекунский   Совет  посылал   унтер-офицеров, которые стояли во входах.   Но посылались они вероятно в тех случаяхъ, когда сборы производились без предварительнаго договора, а деньги получались после  сбора,   тогда эти унтер-офицеры нужны были для   контроля, сколько было публики или сколько получено денег; но, если сбор производился вперед по условию, то естественно не было основания для посылки кого-либо. С целию же иметь сведения об открываемых увеселениях, императрица Мария Феодоровна приказала сообщить с.-петербургскому военному губернатору, чтобы он предписал с.-петербургскому обер-полициймейстеру не разрешать никаких увеселений до тех пор, пока антрепренеры не представят удостоверений о том, «что они учинили воспитательным домам уплату». В мае 1799 г. повелением Ея Величества поручен сбор с с.-петербургских увеселений казначейскому помощнику, титулярному советнику Рехенбергу, и ему составлена особая инструкция, в коей сказано, что на него возложено бдительное смотрение «за всеми в С.-Петербурге за деньги даваемыми увеселениями и старание о том, чтоб  тем губерниям, от которых не присылается таковых  доходов, напоминать о сем надлежащим образом». «Если вы достоверно узнаете,—говорится в инструкции,—что таковыя публичныя представления даются и в других городах (кроме Москвы), но с оных в пользу Воспитательнаго дома никакого дохода не доставляется, то о сем с объяснением  представить члену Совета, дабы принять надлежащия к тому меры». В инструкции этой указан порядок, каким должен производиться сбор. Рехенбергу предписано вести записку о всех увеселениях в С.-Петербурге и его окрестностях, знать, сколько берут «с персоны» и следить, чтобы 1/ 4 часть шла  в доход Воспитательнаго дома; полученныя деньги вносить в сохранную казну  «при записках», выдавать содержателям увеселений,  за  своим  подписанием, росписки в том, что «учинил уплату», которыя они должны были представлять полиции.

Таким образом производился сбор с увеселений в столицах. Что касается до сбора по губерниям, то начальники губерний поручали полиции брать с антрепренеров известную часть и собранныя деньги препровождали в опекунские советы.

Как известно, императрице Марии Феодоровне безпрестанно доставлялись ведомости о состоянии ея заведений, и она входила во все подробности управления ведомством. Поэтому естественно, что императрица сама следила за сбором с увеселений. Хотя в Москве она и поручала непосредственное наблюдение за сбором одному из почетных опекунов, тем не менее она руководит всем делом как в С.-Петербурге, так и в Москве.

 

 

486

Так, когда Ея Величество заметила, что кофейные дома подчиняются сборам наравне с увеселениями, она тотчас предписывает, чтобы сборы эти не были принудительными.

В августе 1800 г. государыня, усмотрев из доставленной по Петровскому театру за июнь месяц ведомости, что доход с онаго, в сравнении с прошлогодним, очень мал, повелела своему секретарю Полетике «указать почетному опекуну Маслову, отчего сиe произошло».

Словом, императрица зорко наблюдала за поступлениями денег, и ей представляются ведомости о поступлении денег и докладываются даже такия дела, как об отсрочке взноса денег; так, в 1825 г. дирекция московских театров не могла внести сбора за октябрь и ноябрь месяцы, за неимением денег, и поэтому просила московскаго генерал-губернатора о том, чтобы он ходатайствовал перед Опекунским Советом о разрешении внести деньги при первой возможности. Опекунский Совет доложил об этом Ея Величеству. Государыня 4 января 1825 г. положила на докладе резолюцию «позволяю».

Вот те меры, которыя были предприняты с целию обезпечения данной Воспитательному дому привилегии на сбор с увеселений.

Из разсмотрения распоряжений по сему предмету нельзя не удивляться, до какой степени верховная власть заботилась о Воспитательном доме и насколько она следила за тем, чтобы интересы его по сбору с увеселений были соблюдаемы. Эта заботливость проявляется всюду; так, когда повелено было, чтобы «в дни рождения и тезоименитства Его Величества московские обыватели имели свободный и безденежный вход в состоявший под присмотром Воспитательнаго дома театр», то Ея Величество государыня императрица Мария Феодоровна, рескриптом от 27 сентября 1797 г., сообщила главному попечителю Воспитательнаго дома Сиверсу, что она «дабы не причинить казне Воспитательнаго дома чрез то убытка», будет присылать из своих средств за каждое представление по 1 т. руб., всего же

по 2 т. р. в год.

Точно также, усмотрев из выписки Московскаго Опекунскаго Совета от 25 июля 1799 г., что собранныя в Петровском театре в день тезоименитства Ея Величества деньги 326 р. положено, без исключения 1/10 части в пользу Воспитателънаго дома, отослать московскому военному губернатору «на искупление бедных, пришедших не в состояние и по долгам содержимых», императрица сообщила графу Сиверсу, что она не желает, чтобы «сие распоряжение хотя мало обратилось в ущерб дома», и потому возвратила из своих средств причитавшияся Воспитательному дому деньги; затем, в виду того, что с италианскою труппою было заключено условие, и в нем не предусмотрен сбор в пользу Воспитательнаго дома, государь император Павел I, в указе 22 февраля 1798 г., предписывает главному директору театров князю Юсупову: «чтобы впредь подобныя условия деланы

 

 

487

были без ущербу доходов, предоставленных в пользу Воспитательнаго дома на основании привилегий, ему пожалованных».

После кончины императрицы Марии Феодоровны (24 октября 1828 г.) сбор с увеселений начинает уменьшаться, и уменьшение это проявляется до конца шестидесятых годов. Объясняется это тем, что сохранныя и ссудныя казны опекунских советов давали им громадныя суммы, сбор же с увеселений приносил, сравнительно с этими миллионами, незначительныя средства 1). Поэтому все внимание и было обращено на финансовыя учреждения. Кроме того, с 1854 г. для опекунских советов является почти фактическая невозможность к осуществлению их привилегии по сбору с увеселений; именно в этом году дирекция Императорских театров получила также право (отмененное в 1882 г.) на часть сбора со столичных увеселений, вследствие чего предприниматели должны были платить двойной сбор. При предъявлении требований со стороны опекунских советов об уплате денег, предприниматели увеселений указывали на решительную невозможность исполнять эти требования, в виду обременительности двойнаго сбора, грозившаго им разорением.

Как выше было указано, сбор с 1828 г. уменьшался, и это уменьшение замечалось не только в сборе с увеселений, даваемых частными лицами, но и в сборе с Императорских театров. Поэтому еще в 1850 г. Опекунский Совет начал переписку с дирекцией театров о доставлении, взамен 1/l0 части дохода, ежегодно одной определенной суммы. Вследствие сего было испрошено, 6-го октября 1851 г., Высочайшее соизволение на то, чтобы Императорские театры вносили ежегодно в опекунские советы 7 т. р. за с.-петербургские театры и 5 т. р. за московские.

С передачею сохранных и ссудных казен в ведение   министерства финансов,   средства   опекунских   советов   уменьшились  настолько,   что нужно было изыскивать какой-либо источник для увеличения этих средств. И вот с 1868 г. принимаются различныя меры к усилению сбора с увеселений. Эти меры заключаются главным образом в более правильном наблюдении за поступлением сбора с yвeceлeний, даваемых в столицах, но сбор этот производился до последняго времени по соглашению с предпринимателями увеселений. Независимо ото этого, опекунские советы обратили особое внимание на разработку вопроса по сбору с увеселений и стали поручать эту разработку различным лицам и коммисиям; наконец 5 мая 1892 г. Высочайше утверждено мнение Государственнаго Совета об изменении способа взимания сбора в том смысле, что сбор этот впред будет производиться не с предпринимателей увеселений, но с посетителей в дополнение к цене билета.

                                                                     Э. А. Жуковский.

 

 

 

 

1) От С.-Петербургской театральной дирекции  получалось до 50 т. руб в год.

 

дизайн интерьера http://industrial-wood.ru/
Hosted by uCoz
$DCODE_1$