Струкалин Г.Ф. Пугачев в Саранске. Из преданий // Литературная Мордовия, 1957. - № 13 (17). С. 197-199.

 

Г. Ф. Струкалин

ПУГАЧЕВ В САРАНСКЕ

Из преданий

 

Весть о Емельяне Ивановиче Пугачеве разнеслась по Саранску задолго до его прихода в город. Простой народ называл его «Пугачом». Наиболее смелые люди из бедноты говорили: «Вот придет наш «Пугач» и расправится с помещиками и господами за все перенесенные нам обиды». Простой люд искренне ждал Пугачева и верил в свое освобождение от гнета помещиков и господ. Вот наступил наконец желанный день, суббота 26 июля 1774 года. Ярко светило солнце.

Был базарный день, и купцы рано с утра растворили широкие двухстворчатые двери своих рубленных из бревен магазинов, торговали ситцом, сукном, обувью, тут же стояли воза с глиняной посудой, горшками, корчагами, игрушками, продавалась сыромятина для хомутов, кузнечные изделия, съестные припасы... Город жил своей обычной жизнью.

Вдруг за рекой Инсарой на горе появилось облачко пыли, а вскоре стало заметно, что это едут всадники. Несколько минут они были скрыты в зарослях ивняка на берегу Саранки, а потом въехал на городскую площадь. Это были сорок казаков. Старший из них сказал, чтобы начальство и жители города готовились в воскресенье утром встретить «государя». Казаки оставили в Саранске грамоту, а сами уехали.

Город зашумел, заволновался. Каждый начал готовиться к встрече Пугачева. И каждый готовился к ней по-своему. Богатые люди прятали свои сокровища в погребах, подвалах или просто зарывали в землю; некоторые переряжались нищими и пастухами; другие, не надеясь на пощаду от Пугачева, бежали из города. Большая часть жителей, преимущественно крестьяне, ждали Пугачева с радостью.

В воскресенье рано утром опять прискакали в Саранск казаки и сообщили жителям, что «государь» уже недалеко. Казаки дали наказ встретить его с хлебом-солью, с колокольным звоном.

 

198

На площади у собора стал собираться народ. На самую высокую в городе монастырскую колокольню поднялись наблюдатели. Они смотрели на восток, откуда должен был появиться Пугачев со своими войсками. А народ на площади всё прибывал и ждал... Но вот на колокольне сразу зазвонили во все колокола: наблюдатели заметили на горизонте войска Пугачева. Пожилые крестьяне, одетые по-праздничному, без головных уборов, держали на чистых расписных полотенцах хлеб и соль и шли навстречу Пугачеву. Из собора выносили иконы.

Впереди на хорошей лошади медленно ехал Пугачев. Вот его внимание на несколько секунд привлекло одно сооружение, которое стояло недалеко от тепершней аптеки № 1. Это сооружение представляло собой бревенчатый сруб вышиною в рост человека, наверху был настил из толстых досок. Это было Лобное место. Здесь на особых скамьях палачи публично секли крестьян за неуплату царских долгов, били розгами и кнутами привязанных к скамьям людей. Более провинившихся перед помещиками и господами клеймили. Содержался даже штат палачей. Уличная фамилия «Палачевы» сохранилась в городе до наших дней. Увидев это кровавое место, Пугачев резко махнул рукой — позади послышался треск ломаемых досок, разбрасывались бревна. На площади Пугачев спешился, жители низко ему поклонились. Потом он прошел в собор, где народ ему поклялся в верности.

День подходил к обеду. Игумен монастыря пригласил Пугачева к себе «вкусить монастырской скудной еды» и отдохнуть после долгой дороги. Емельян Иванович согласился. В монастырской трапезной были уже накрыты столы. Тут была рыба с квасом, яичница и всякие другие кушанья. Отец Александр — игумен монастыря был человек горячий. Под влиянием хмельного он начал говорить Пугачеву дерзости, заявив, что тот вовсе не император, а простой казак и встречать его с иконами было не нужно. Позднее народ давался диву, почему Пугачев не повесил игумеиа за дерзость.

После обеда Пугачеву предоставили квартиру под его штаб. Это был дом бывшего воеводы, особняк вблизи теперешнего музея. В этом доме было много дворни, псарня, содержался хор со знаменитыми басами и тенорами; у городничего была своя церковь, в которой пели многолетие Пугачеву.

При дворе воеводы были просторные погреба с хранящимися в них запасами напитков и разной снеди. Все это было предоставлено штабу Пугачева. В каменной палатке, сохранившейся до наших дней, находились ценности, которые охранялись.

На обширной воеводский двор народ стал приводить помещиков, чиновных дворян. Суд был короткий, тут же их вешали, для чего во дворе были поставлены виселицы. Многих дворян притаскивали вешать на «Стрелку». Стрелкой называли место, находящееся за теперешним пенькокомбинатом. Там сходятся

 

199

два оврага, и при слиянии их получилась острая полоска земли, напоминающая наконечник копья. Местность эта была покрыта травой, здесь вырастали очень хорошие луга.

Помещики спасались от народного суда кто как мог. По преданиям, какой-то князь спасся на колокольне Трехсвятской церкви, отсиживался в каменной нише до ухода Пугачева. Впоследствии на этой колокольне была устроена часовня. Теперь в здании Трехсвятской церкви находится краеведческий музей. По другой версии, этот князь проводил время в Москве, часто бывал за границей, и в это время его якобы не было в городе.

Один помещик спасся нарядившись пастухом. Он пас стадо свиней на территории нынешнего вокзала и ТЭЦ, где ранее были болота, заросшие камышам и ивняком. Позднее этот помещик построил церковь, которая называлась Тихвинской. Долго попы поминали в этой церкви имя барина Андрея Храмосоздателя. Около этой церкви было кладбище, ныне закрытое.

Пугачев пробыл в Саранске три дня. В это время обоз пополнялся продовольствием, лошадьми, кое-что было взято из оружия; правда, в казначействе осталось мало денег, всего несколько тысяч. Возможно, чиновники успели вывезти деньги и спрятать в другое место.

Народ и войско Пугачева веселились, пили водку, одним словом, был настоящий праздник.

Пугачев оставил в городе своего воеводу, ввел свои законы. На четвертый день он выехал с войскам по дороге на Пензу.

Вскоре в Саранск начали прибывать царские войска. Из разных щелей и укрытий, начали выползать уцелевшие чиновные дворяне и помещики.

Воевода, оставленный Пугачёвым в городе, отец игумен были арестованы и куда-то увезены. Началась расправа с крестьянами. Некоторых били розгами, иных арестовали и увезли в Сибирь, других привели к присяге на верность царю.

Некоторым участникам пугачёвского движения удалось бежать в густые леса, откуда они делали набеги на помещичьи имения. Сохранилось предание об одном отважном разбойнике, как тогда их называли, Аниське, который поселился со своими людьми в лесу, в заросшем глубоком овраге, откуда долго наводил страх на помещиков и дворян. Овраг этот и до сих пор старожилы называют «Аниськиным оврагам». Он расположен к западу от Саранска на расстоянии около двенадцати километров. До сих пор время ещё не уничтожило небольшие ямки и бугорки, остатки Аниськиных землянок и кладовых.

 

Мои предки жили в городе Саранске со времени его основания. Публикуемые заметки из преданий записаны со слов моего деда Андрея.

Азино777 https://xn--777-5cd9ag9ainkv.xn--p1ai официальный сайт и зеркало
Hosted by uCoz
$DCODE_1$