Воробьев Г. К статье о двухсотлетии комедийного дела в России // Русский архив, 1891. – Кн. 3. – Вып. 12. – С. 570-571. – Сетевая версия – М. Вознесенский 2006.

 

 

К CTATЬЕ О ДВУХСОТЛЕТИИ КОМЕДИЙНАГО ДЕЛА В РОССИИ.

 

В 12 выпуске „Русскаго Архива" за прошлый год, напечатана статья „Двухсотлетие Русскаго сценическаго искусства и комедийной Московской школы", подписанная „Звенигородцем". В  конце ея автор говорит, что после 1674 года дальнейшая судьба Московской придворной комедийной школы неизвестна, но весьма вероятно, что со смертию Матвеева эта затея покончилась, не найдя поддержки ни в ком из окружавших преемника Алексея Михайловича, царя Феодора Алексеевича, который чуждался всяких потех и увеселений, по свойству своего глубоко-набожнаго, но необщительнаго характера.

Такое заключение автора, в существе дела правильное, нуждается однако в пояснении.

В царствование Феодора Алексеевича (1677 — 1682) у нас приобрело значение Южно-русско-польское направление, особенно усилившееся после женитьбы государя на Агафье Семеновне Грушецкой, родом из выехавшей в Poccию шляхетской семьи. Господствовавшее в последние годы правления Алексея Михайловича влияние Немцев - протестантов, первых пионеров у нас комедийнаго дела, пало. „Отец и друг Немцев", А. С. Матвеев, женатый на Шотландке Гамильтон, был сослан в Сибирь. Немецкий театр, по царскому указу, был убран; вместе с ним, разумеется, окончила существование и комедийная школа. По крайней мере, о последней мы не имеем известий до 1702 года, когда наше правительство вознамерилось иметь актеров из своих и, для этой цели, выбрав 17 человек подъячих из разных приказов, отдало их в науку Ягану Куншту.

Уже намерение правительства иметь актеров „из своих " указывает на то, что в период 1674—1702 гг. театральныя зрелища не прекращались; изменился лишь их характер. Прежде „тешили" царя Алексея Немцы, потом Немецкий театр был закрыт, но вошли в моду Польские обычаи, появились Польския и Латинския школы, явился и театр, но, конечно, уже в новом духе. Театральныя произведения Симеона Полоцкаго, Сильвестра Медведева, Димитрия Ростовскаго носят на себе ясные следы

 

 

571

зависимости от подобных же Польских произведений. Царевна Софья Алексеевна полюбила представления, сама писала пьесы, играла в них *), и вскоре мистерии стали смешиваться с комическим. По свидетельству Штелина, Мольеров „Врач против воли" (Medecin malgre lui) был игран еще в детстве Петра в Москве и был первою пьесою недуховнаго содержания, в которой участвовала сама царевна и многия придворныя дамы.

Таким образом, было бы, по моему мнению, слишком смело утверждать, что после 1674 г. комедийное дело совершенно пало и возродилось лишь в эпоху Петра Великаго. Нет, оно существовало, но только в существовании своем переживало кризис... Об отношениях Феодора Алексеевича к театральным представлениям, нам, правда, ничего не известно; но не думаем, чтобы он относился к ним безучастно. Набожность царя не могла служить препятствием к подобнаго рода развлечениям, коль скоро они были проникнуты духом религиозным. „Тишайший" отец его был человек глубоко-религиозный, а не задумывался посмотреть пляску Орфея; да и Феодор Алексеевич иногда не прочь был развлечься. Царь любил пение и имел собственных певчих. Из дел Большаго Приказа видно, что „спеваке Григорию Воробьеву" приказано было сшить рукавицы красныя на песцовом меху, опушенныя бобровыми обочинами. Впрочем, в делах того же Приказа упоминается и царский шут „дурак Тарас".

 

Г. Воробьев.

Г. Плоцк.

 

 

*) Уверяют, что сохранилась в рукописи одна комедия с означением, кто какия играл роли, в том числе и царевна София.   П.Б.

Справка из фсс для детского пособия Справка для получения пособий с подтверждением.
Hosted by uCoz
$DCODE_1$